Песни о России. Слова. Ноты. Аккорды

Немного размышлений о советской и современной массовой песне.


День России и его песни

Герб Российской Федерации

Герб Российской Федерации. Многоцветный вариант на геральдическом щите

12 июня с недавних или не совсем недавних пор считается национальным российским праздником. Сначала он назывался Днём Независимости, но впоследствии, видимо, осознав всю абсурдность такого названия (независимость от кого или от чего?), власти переименовали сей праздник в День России.

О том, что представляет собой современная Россия, мы уже приводили мнение известного русского советского философа и социолога Александра Александровича Зиновьева (1922—2006) в заметке «День рогатого зайца».

По мнению Зиновьева, рогатый заяц — это метафора современной России, в основе социальной и политической структуры которой лежат разнородные, нередко противоречащие друг другу принципы.

Что же касается идеологии, то здесь дело обстоит ещё печальнее. В постсоветской России национальная идеология напрочь отсутствует. И это действительно так.

Давайте откроем нотный сборник «Песни о Родине», увидевший свет в 2001-м году.

С момента распада Советского Союза прошло ровно десять лет, позади — лихие 90-е и правление Бориса Ельцина, на дворе — первый год многообещающего президентства Владимира Путина, время, когда, казалось бы, языком новой массовой песни столь необходимо ответить на вопрос: «Что есть наше государство?»

Но из новых песен в сборнике только одна — лирическая «Как упоительны в России вечера», остальные — старые советские.

Увы и ах, в течение ельцинского десятилетия не появилось ни одной достойной, талантливой, по-настоящему массовой песни. Потому что петь было не о чем.

Не о чем петь и сейчас, хотя по мнению современных российских политтехнологов тема любви к Родине и России непременно должна присутствовать в нашем постсоветском сознании.

Вот и получается такой парадокс.

Нынешнюю свободную от СОВЕТСКОГО «ТОТАЛИТАРИЗМА» Россию воспевают СОВЕТСКИЕ «ТОТАЛИТАРНЫЕ» ПЕСНИ, где есть и Ленин, и коммунизм, и Великий Октябрь…

Ну как тут не вспомнить Александра Зиновьева с его рогатым зайцем!

Сборник «Песни о Родине». Скачать


Сборник «Песни о Родине». Тексты песен

А Русь остаётся. Музыка В. Левашова, слова В. Крутецкого

Седеют дубравы,
И с тёмных замшелых веток
Последние листья
Слетают и тают вдали.
А Русь остаётся
Такою же светлой,
Как небо, как солнце,
Как песня любви.
А Русь остаётся
Такою же чистой и светлой,
Как небо, как солнце,
Как песня любви.

Стареют курганы,
И даже порою вешней
Они оседают.
И в плен их берут ковыли.
А Русь остаётся
Такою же нежной,
Как небо, как солнце,
Как песня любви.
А Русь остаётся
Такою же доброй и нежной,
Как небо, как солнце,
Как песня любви.

И ты на дороге
Вдруг ночью холодной, лунной
Случайно заметишь,
Что вьюги виски замели…
А Русь остаётся
Такою же юной,
Как небо, как солнце,
Как песня любви.
А Русь остаётся
Такой же прекрасной и юной,
Как небо, как солнце,
Как песня любви.

Берёзовый сок. Музыка В. Баснера, слова М. Матусовского

Из к/ф «Мировой парень»

Лишь только подснежник распустится в срок,
Лишь только приблизятся первые грозы,
На белых стволах появляется сок —
То плачут берёзы, то плачут берёзы.

Как часто, пьянея от ясного дня,
Я брёл наугад по весенним протокам,
И Родина щедро поила меня
Берёзовым соком, берёзовым соком.

Священную память храня обо всём,
Мы помним холмы и просёлки родные,
Мы трудную службу сегодня несём
Вдали от России, вдали от России.

Где эти туманы родной стороны
И ветви берёз, что над заводью гнутся?
Сюда мы с тобой непременно должны
Однажды вернуться, однажды вернуться.

Открой нам, Отчизна, просторы свои,
Заветные чащи открой ненароком —
И так же, как в детстве, меня напои
Берёзовым соком, берёзовым соком.

Боже, царя храни! Музыка А. Львова, слова В. Жуковского

Боже, царя храни!
Сильный, державный,
Царствуй во славу,
Во славу нам!
Царствуй на страх врагам,
Царь православный!
Боже, царя, царя храни!

Славному долги дни
Дай на земли,
Гордых смирителю,
Слабых хранителю,
Всех утешителю
Всё ниспошли.
Перводержавную
Русь православную,
Боже, царя, царя храни!

Царство ей стройное,
В силе спокойное.
Всё ж недостойное —
Всё отжени.
О провидение,
Благословение
Нам ниспошли!
К благу стремление,
Счастье, смирение,
В скорби терпение
Дай на земли!

Всегда со мной моя Россия. Музыка С. Туликова, слова В. Лазарева

Тебе, тебе, мой край любимый,
Я песню сердца вновь отдам,
И вновь пойду к твоим рябинам,
К твоим берёзам и снегам.

ПРИПЕВ:
Родной простор, омытый синью,
Глаза полей, глаза друзей…
Всегда со мной моя Россия
В моей судьбе, в душе моей.

Взлечу я ввысь, где звёзды дышат!
В туманах ночи, в свете дня —
Всю боль твою я сердцем слышу,
Всю радость сердцем слышу я.

ПРИПЕВ

Люблю идти в полях широких,
Встречаясь с добрыми людьми.
И нет конца у той дороги,
И нет конца у той любви…

ПРИПЕВ

Гимн Родине. Музыка К. Молчанова, слова Н. Доризо

Отчизна моя,
Родная моя!
Земля моя милая,
Самая мирная,
Дом мой, судьба моя —
Всё это ты!

Отчизна моя,
Родная моя,
Ты знаменем Ленина
Ярко овеяна…
Родина, Родина, —
Ты — это мы!

Отчизна моя,
Родная моя,
Пути твои грозные,
Светлые, звёздные,
Подвиг твой, жизнь твоя —
Всё это мы!

Гимн Российской Федерации. Музыка А. Александрова, слова С. Михалкова

Россия — священная наша держава.
Россия — любимая наша страна.
Могучая воля, великая слава —
Твоё достоянье на все времена.

ПРИПЕВ:
Славься, Отечество наше свободное,
Братских народов союз вековой!
Предками данная мудрость народная,
Славься, страна, мы гордимся тобой!

От южных морей до полярного края
Раскинулись наши леса и поля.
Одна ты на свете, одна ты такая,
Хранимая богом родная земля!

ПРИПЕВ

Широкий простор для мечты и для жизни
Грядущие нам открывают года.
Нам силу даёт наша верность Отчизне.
Так было, так есть и так будет всегда!

ПРИПЕВ

Гимн Советского Союза. Музыка А. Александрова, слова С. Михалкова и Г. Эль-Регистана

Союз нерушимый республик свободных
Сплотила навеки великая Русь.
Да здравствует созданный волей народов
Единый, могучий Советский Союз!

ПРИПЕВ:
Славься, Отечество наше свободное,
Дружбы народов надёжный оплот!
Партия Ленина — сила народная
Нас к торжеству коммунизма ведёт!

Сквозь грозы сияло нам солнце свободы,
И Ленин великий нам путь озарил:
На правое дело он поднял народы,
На труд и на подвиги нас вдохновил!

ПРИПЕВ

В победе бессмертных идей коммунизма
Мы видим грядущее нашей страны,
И Красному знамени славной Отчизны
Мы будем всегда беззаветно верны!

ПРИПЕВ

Гляжу в озёра синие. Музыка Л. Афанасьева, слова И. Шаферана

Из т/ф «Тени исчезают в полдень»

Гляжу в озёра синие, в полях ромашки рву,
Зову тебя Россиею, единственной зову.
Спроси, переспроси меня — милее нет земли.
Меня здесь русским именем когда-то нарекли.
Гляжу в озёра синие, в полях ромашки рву,
Зову тебя Россиею, единственной зову.
Не знаю счастья большего, чем жить одной судьбой:
Грустить с тобой, земля моя, и праздновать с тобой.

Красу твою не старили ни годы, ни беда,
Иванами да Марьями гордилась ты всегда.
Не все вернулись соколы — кто жив, а кто убит…
Но слава их высокая тебе принадлежит.
Красу твою не старили ни годы, ни беда,
Иванами да Марьями гордилась ты всегда.
Не знаю счастья большего, чем жить одной судьбой:
Грустить с тобой, земля моя, и праздновать с тобой!

Говори мне о России. Музыка В. Плешака, слова И. Баукова

Говори о звёздной ночи,
О берёзах, об осинах,
Говори о чём захочешь,
Лишь бы только о России.

Лишь бы только за беседой
Отдохнул я от чужбины.
Говори о реках наших,
Говори мне о рябине.

Говори мне об угодьях,
О лесных тропинках узких,
О весеннем половодье,
О раздолье нашем русском.

Говори о звёздной ночи,
О рязанском небе синем,
Говори о чём захочешь,
Лишь бы только о России.

Если петь нам о Родине. Музыка А. Долуханяна, слова В. Семернина

Если петь нам о Родине,
Как не петь о весне,
Как не вспомнить о матери,
О цветах полевых на окне…

ПРИПЕВ:
Отдаём мы любимой Отчизне своей
И учёбу и труд.
Пионерское сердце, пионерскую песню,
Пионерский салют!

Если петь нам о Родине,
Как не петь о борьбе,
О своей, только начатой,
Но прекрасной и светлой судьбе!

ПРИПЕВ

Если петь нам о Родине,
Как не петь о друзьях,
Как не петь о товарищах,
О взлетающих в небо кострах…

ПРИПЕВ

Если петь нам о Родине,
О великой земле,
Как не петь нам о Партии,
Как не петь о высоком Кремле!

ПРИПЕВ

Как не любить мне эту землю. Музыка В. Левашова, слова В. Лазарева

Из к/ф «Крестьяне»

Как не любить мне эту землю,
Где мне дано свой век прожить,
И эту синь, и эту зелень,
И тропку тайную во ржи!

Мне хорошо в твоих раздольях,
Моя любовь, моя земля.
Крестьянка русская в ладонях
Весною нянчила тебя.

Как не любить мне эту пашню,
Что битва кровью обожгла,
Как мне забыть, за правду павших,
Крестьян из нашего села!

Земля, под грозами ты мокла,
Сквозь бури шла и ожила,
Скажи, а всё ли сделать смог я,
Чтоб ты любить меня могла?

Когда к тебе я припадаю
В суровой нежности своей,
В твоём тепле я вспоминаю
Ладони матери моей.

Как не любить мне эту землю!..

Как упоительны в России вечера. Музыка А. Добронравова, слова В. Пеленягрэ

Как упоительны в России вечера,
Любовь, шампанское, закаты, переулки,
Ах, лето красное, забавы и прогулки,
Как упоительны в России вечера.
Балы, красавицы, лакеи, юнкера,
И вальсы Шуберта, и хруст французской булки,
Любовь, шампанское, закаты, переулки,
Как упоительны в России вечера.

Как упоительны в России вечера,
В закатном блеске пламенеет снова лето,
И только небо в голубых глазах поэта…
Как упоительны в России вечера.
Пускай всё сон, пускай любовь — игра,
Ну что тебе мои порывы и объятья?
На том и этом свете буду вспоминать я,
Как упоительны в России вечера.

Летят перелётные птицы. Музыка М. Блантера, слова М. Исаковского

Летят перелётные птицы
В осенней дали голубой, —
Летят они в жаркие страны,
А я остаюся с тобой.
А я остаюся с тобою,
Родная навеки страна;
Не нужен мне берег турецкий
И Африка мне не нужна.

Немало я стран перевидел,
Шагая с винтовкой в руке,
И не было горше печали,
Чем жить от тебя вдалеке.
Немало я дум передумал
С друзьями в далёком краю,
И не было большего долга,
Чем выполнить волю твою.

Пускай утопал я в болотах,
Пускай замерзал я на льду,
Но если ты скажешь мне слово,
Я снова всё это пройду.
Желанья свои и надежды
Связал я навеки с тобой —
С твоею суровой и ясной,
С твоею завидной судьбой.

Летят перелётные птицы
Ушедшее лето искать.
Летят они в жаркие страны,
А я не хочу улетать.
А я остаюся с тобою,
Родная моя сторона!
Не нужно мне солнце чужое,
Чужая земля не нужна.

Любимая земля. Музыка А.Зацепина, слова Н. Олева

Посредине земного шара
Есть земля под названьем Русь,
Где рассветов горят пожары,
Где дубрав просветлённая грусть.

ПРИПЕВ:
Россия ты моя,
Любимая земля,
Как судьба, у меня одна!
Россия ты моя,
Любимая земля,
Ты, как жизнь, мне нужна!

Здесь озёра с водой живою,
Соловьиных ночей разлив!
Как я счастлив, что здесь живу я,
Что частица я этой земли!

ПРИПЕВ

Дай упасть мне в траву росинкой,
Стать берёзкой твоих лесов —
Не дано без тебя, Россия,
Не изведать ни боль, ни любовь!

ПРИПЕВ

И ни часу нельзя, наверно,
Мне прожить без тебя вдали,
Потому что оно безмерно —
Притяжение русской земли!

ПРИПЕВ

Любите Россию. Музыка С. Туликова, слова О. Милявского

Колышет берёзоньки ветер весенний,
Весёлой капели доносится звон,
Как будто читает поэму Есенин,
Про землю, в которую был он влюблён.

ПРИПЕВ:
Про белые рощи и ливни косые,
Про жёлтые нивы и взлёт журавлей.
Любите Россию, любите Россию —
Для русского сердца земли нет милей!

Нам русские песни с рождения пели,
Нас ветер России в пути обнимал.
Когда вся Россия надела шинели,
Нередко, бывало, солдат вспоминал —

ПРИПЕВ:
И белые рощи, и ливни косые…
И мысленно детям своим завещал:
Любите Россию, любите Россию,
Россию, которую я защищал!

Кто Русью рождённый, в Россию влюблённый,
Тот отдал ей сердце и душу свою.
Пред ней, величавой, склоняюсь в поклоне,
О ней, о России, я песню пою.

ПРИПЕВ:
Про белые рощи и ливни косые,
Про жёлтые нивы и радость весны.
Любите Россию, любите Россию!
И будьте России навеки верны!

Мой адрес — Советский Союз. Музыка Д. Тухманова, слова В. Харитонова

Колёса диктуют вагонные,
Где срочно увидеться нам.
Мои номера телефонные
Разбросаны по городам.

ПРИПЕВ:
Заботится сердце,
Сердце волнуется,
Почтовый пакуется груз…
Мой адрес — не дом и не улица,
Мой адрес — Советский Союз!

Вы, точки-тире телеграфные,
Ищите на стройках меня.
Сегодня не личное главное,
А сводки рабочего дня.

ПРИПЕВ

Я там, где ребята толковые,
Я там, где плакаты: «Вперёд!»
Где песни рабочие новые
Страна трудовая поёт.

ПРИПЕВ

Моя Родина. Музыка А. Долуханяна, слова М. Лисянского

Великую землю,
Любимую землю,
Где мы родились и живём,
Мы Родиной светлой,
Мы Родиной милой,
Мы Родиной нашей зовём.
Люблю Украину,
Байкальские воды,
Кавказские горы в снегу,
Широкие степи,
Седые вершины
Я в сердце своём берегу.

У Чёрного моря
Прошло моё детство,
В Москве я учился и жил.
Работал на Буге,
Рыбачил на Волге,
В Ростове солдатом служил.
И где бы ни жил я,
И что бы ни делал, —
Пред Родиной вечно в долгу.
Великую землю,
Любимую землю
Я в сердце своём берегу.

Наш край. Музыка Д. Кабалевского, слова А. Пришелца

То берёзка, то рябина,
Куст ракиты над рекой.
Край родной, навек любимый,
Где найдёшь ещё такой!

От морей до гор высоких,
Посреди родных широт
Всё бегут, бегут дороги
И зовут они вперёд.

Солнцем залиты долины,
И куда не бросишь взгляд,
Край родной, навек любимый,
Весь цветёт, как вешний сад.

Детство наше золотое!
Всё светлей ты с каждым днём.
Под счастливою звездою
Мы живём в краю родном!

Песня о далёкой Родине. Музыка М. Таривердиева, слова Р. Рождественского

Из т/ф «Семнадцать мгновений весны»

Я прошу, хоть ненадолго,
Грусть моя, ты покинь меня!
Облаком, сизым облаком
Ты полети к родному дому,
Отсюда к родному дому.
Берег мой, покажись вдали,
Краешком, тонкой линией.
Берег мой, берег ласковый,
Ах, до тебя, родной, доплыть бы,
Доплыть бы хотя когда-нибудь.

ПРИПЕВ:
Где-то далеко, где-то далеко
Идут грибные дожди.
Прямо у реки, в маленьком саду
Созрели вишни, склонясь до земли.
Где-то далеко, в памяти моей
Сейчас, как в детстве, тепло,
Хоть память укрыта
Большими, большими снегами.

Ты, гроза, напои меня
Допьяна, да не до смерти.
Вот опять, как в последний раз,
Я всё гляжу куда-то в небо,
Как будто ищу ответа.
Я прошу, хоть ненадолго,
Грусть моя, ты покинь меня,
Облаком, сизым облаком
Ты полети к родному дому,
Отсюда к родному дому…

Песня о Родине. Музыка И. Дунаевского, слова В. Лебедева-Кумача

Из к/ф «Цирк»

ПРИПЕВ:
Широка страна моя родная,
Много в ней лесов, полей и рек!
Я другой такой страны не знаю,
Где так вольно дышит человек.

От Москвы до самых до окраин,
С южных гор до северных морей
Человек проходит как хозяин
Необъятной Родины своей.
Всюду жизнь привольно и широко,
Точно Волга полная, течёт.
Молодым везде у нас дорога,
Старикам везде у нас почёт.

ПРИПЕВ

Наши нивы взглядом не обшаришь,
Не упомнишь наших городов,
Наше слово гордое «товарищ»
Нам дороже всех красивых слов.
С этим словом мы повсюду дома,
Нет для нас ни чёрных, ни цветных,
Это слово каждому знакомо,
С ним везде находим мы родных.

ПРИПЕВ

Над страной весенний ветер веет,
С каждым днём всё радостнее жить,
И никто на свете не умеет
Лучше нас смеяться и любить!
Но сурово брови мы насупим,
Если враг захочет нас сломать,
Как невесту, Родину мы любим,
Бережём, как ласковую мать!

ПРИПЕВ

Родина. Музыка С. Туликова, слова Ю. Полухина

Родина,
Мои родные края,
Родина,
Весна и песня моя!
Гордою судьбою,
Светлою мечтою
Мы навеки связаны с тобой!
Да будет над страною
Небо голубое
И рассветный луч золотой!

Родина,
Тебе я славу пою,
Родина,
Я верю в мудрость твою.
Все твои дороги,
Все твои тревоги
Я делю с тобой, земля моя!
Дай мне любое дело,
Чтобы сердце пело,
Верь мне, как тебе верю я!

Родина моя. Музыка Б. Терентьева, слова Е. Евтушенко

Я часто брёл по бездорожью,
Но если, чистое тая,
Хранил в ладонях искру божью,
То это Родина моя.

На свете всё небесконечно —
От океана до ручья,
Но если что-то в мире вечно,
То это — Родина моя.

Меня не станет — солнце встанет,
И будут люди и земля,
И если кто меня вспомянет,
То это Родина моя.

Родина наша. Музыка И. Якушенко, слова З. Петровой

Родина наша —
Это страна,
Очень и очень
Большая она.
Здесь очень много
Разных ребят,
И пионеров,
И октябрят.

Родина — это
Лес и поля,
Красная площадь
И звёзды Кремля.
Родина наша —
Это наш дом,
Где мы все вместе
Дружно живём.

Родина — одна. Музыка Б. Терентьева, слова Е. Синицына

Цветенье вишен и ветер мая
Я взял с собою — для жизни всей.
И мне, как сыну, земля родная
Открыла тайны души своей.

ПРИПЕВ:
Моя судьба лишь ей близка,
Понятна и ясна.
Земля безмерно велика,
А Родина — одна.

Нас хлебом-солью она встречает,
И нет на свете её родней!
И в час тревоги, и в час печали,
И в час веселья иду я к ней.

ПРИПЕВ

Когда в пути мне придётся туго,
Когда недолго и до беды —
Она протянет мне руку друга
И даст напиться живой воды.

ПРИПЕВ

Она мне дарит свои рассветы…
Я без неё бы и жить не смог…
И мне не надо чужого ветра,
Чужого неба, чужих дорог.

ПРИПЕВ

Родина слышит. Музыка Д. Шостаковича, слова Е. Долматовского

Родина слышит, Родина знает,
Где в облаках её сын пролетает.
С дружеской лаской, нежной любовью
Алыми звёздами башен московских,
Башен кремлёвских,
Смотрит она за тобою.

Родина слышит, Родина знает,
Как нелегко её сын побеждает.
Но не сдаётся, правый и смелый!
Всею судьбой своей ты утверждаешь,
Ты защищаешь
Мира великое дело!

Родина слышит, Родина знает,
Что её сын на дороге встречает,
Как ты сквозь тучи путь пробиваешь.
Сколько бы чёрная буря ни злилась,
Что б ни случилось,
Будь непреклонным, товарищ!

Россия. Музыка Д. Тухманова, слова М. Ножкина

Я люблю тебя, Россия,
Дорогая наша Русь,
Нерастраченная сила,
Неразгаданная грусть…
Ты размахом необъятна,
Нет ни в чём тебе конца,
Ты веками непонятна
Чужеземным мудрецам.

Много раз тебя пытали —
Быть России иль не быть,
Много раз в тебе пытались
Душу русскую убить.
Но нельзя тебя, я знаю,
Ни сломить, ни запугать, —
Ты мне, Родина родная,
Вольной волей дорога.

Ты добром своим и лаской, —
Ты душой своей сильна,
Нерассказанная сказка,
Синеокая страна!..
Я в берёзовые ситцы
Нарядил бы белый свет,
Мне всю жизнь тобой гордиться,
Без тебя мне счастья нет!

Россия — буря! Музыка С. Туликова, слова В. Харитонова

Когда из искры
Родилось пламя,
Над головою
Взметнулось знамя.

ПРИПЕВ:
Россия — ветер,
Россия — буря!
Одну на свете
Люблю такую!

К родной берёзке
Найду дорогу,
Безлунной ночью
Дойду к порогу.

ПРИПЕВ

В реке широкой,
В потоке быстром
Здесь сердцу вольно,
Просторно мыслям.

ПРИПЕВ

С чего начинается Родина? Музыка В. Баснера, слова М. Матусовского

Из к/ф «Щит и меч»

С чего начинается Родина?
С картинки в твоём букваре,
С хороших и верных товарищей,
Живущих в соседнем дворе.
А может, она начинается
С той песни, что пела нам мать,
С того, что в любых испытаниях
У нас никому не отнять.

С чего начинается Родина?
С заветной скамьи у ворот,
С той самой берёзки, что во поле,
Под ветром склоняясь, растёт.
А может, она начинается
С весенней запевки скворца
И с этой дороги просёлочной,
Которой не видно конца.

С чего начинается Родина?
С окошек, горящих вдали,
Со старой отцовской будёновки,
Что где-то в шкафу мы нашли.
А может, она начинается
Со стука вагонных колёс
И с клятвы, которую в юности
Ты ей в своём сердце принёс.
С чего начинается Родина?

Сын России. Музыка С. Туликова, слова В. Харитонова

Упал я на границе в первый бой,
Закрыв ладонью рану на груди.
Сама земля стонала подо мной,
И жизнь уже казалась позади.

ПРИПЕВ:
И только твёрже выходила из огня
Суровая, доверчивая Русь.
— Ну, как ты обходилась без меня?
А я вот без тебя не обойдусь!

Настойчиво звала меня труба,
Пылали обожжённые края.
Под гусеницы падали хлеба,
В ружьё вставала Родина моя!

ПРИПЕВ

Мою, товарищ, рану не жалей,
Мы отжал ел и боль родной земли.
Под окна полевых госпиталей
Берёзы забинтованные шли.

ПРИПЕВ

И если буду вынужден опять
Надеть шинель и сквозь огонь шагать,
И если в битве сердце опалю,
Я снова, как и прежде, повторю:

ПРИПЕВ

Я в весеннем лесу пил берёзовый сок. Музыка и слова М. Ножкина

Из к/ф «Ошибка резидента»

Я в весеннем лесу пил берёзовый сок,
С ненаглядной певуньей в стогу ночевал.
Что имел — не сберёг, что любил — потерял.
Был я смел и удачлив, но счастья не знал.

И носило меня, как осенний листок.
Я менял города, я менял имена.
Надышался я пылью заморских дорог,
Где не пахнут цветы и не светит луна.

И окурки я за борт швырял в океан,
Проклинал красоту островов и морей,
И бразильских болот малярийный туман,
И вино кабаков, и тоску лагерей.

Зачеркнуть бы всю жизнь и с начала начать,
Улететь к ненаглядной певунье своей, —
Да вот только узнает ли Родина-мать
Одного из пропавших своих сыновей?..

Я люблю свою землю. Музыка Е. Птичкина, слова В. Харитонова

Над колхозным над полем
Зори рано встают.
Золотое раздолье,
Вольно дышится тут.

ПРИПЕВ:
Я люблю свою землю,
Родные края.
Земля — моя радость,
Земля — моя радость,
Любимая песня моя.

Покрывались закаты
Чёрным дымом в бою.
Закрывали солдаты
Грудью землю свою.

ПРИПЕВ

Свежий утренний воздух
Напоил синеву.
Здесь, под небом под звёздным,
Я счастливо живу.

ПРИПЕВ


Рубрика: Русская песня, Советская песня | Метки: , , , , , , , | Добавить комментарий

Стихи Пушкина, ставшие песнями

6 июня 2019 года Александру Сергеевичу Пушкину (1799—1837) исполняется 220 лет.


Пушкин и русская народная песня

художник Кипренский. Портрет Пушкина

Александр Сергеевич Пушкин (1799—1837). Портрет работы Ореста Кипренского (1827)

Русский композитор Александр Николаевич Серов написал как-то следующие строки: «Пушкин — неисчерпаемый родник для русской музыки». И с этим утверждением трудно не согласиться, учитывая тот факт, что практически все крупные произведения Александра Сергеевича получили музыкально-сценическое воплощение.

Это оперы «Руслан и Людмила» (1842) М. И. Глинки; «Евгений Онегин» (1878) и «Пиковая дама» (1890) П. И. Чайковского; «Моцарт и Сальери» (1898), «Сказка о царе Салтане» (1900), «Золотой петушок» (1907) Н. А. Римского-Корсакова; балеты «Бахчисарайский фонтан» Б. В. Асафьева (1932) и «Медный всадник» Р. М. Глиэра (1948) и многие другие произведения русских и зарубежных авторов.

Что же касается малых жанров музыкальной пушкинианы, то, наверное, трудно найти русского композитора, который бы не писал песен или романсов на стихи нашего национального поэта номер 1.

При жизни Пушкина появилось около 70-ти вокальных произведений, написанных современниками поэта, среди которых — композиторы А. Н. Верстовский, М. И. Глинка, А. А. Алябьев, А. С. Даргомыжский и многие другие.

Однако музыкальный пушкинский фонд пополнялся не только благодаря усилиям композиторов-профессионалов: многие стихотворения поэта, как говорится, «уходили в народ» и нередко становились русскими песнями.

Этот процесс можно назвать вполне закономерным, потому что творчество Пушкина было и остаётся значимым и доступным для всех без исключения представителей российского общества, а главное, неразрывно связано с фольклором.


Пушкин был первым русским поэтом, — писал профессор И. Н. Розанов, — который сам начал записывать и собирать народные песни. Его собственные песни могут быть разделены на две категории: те, где он являлся поэтом-этнографом и подражал русской народной лирике: «Девицы-красавицы…», «Песни о Стеньке Разине», и те, в которых он использовал мотивы песни какого-либо другого народа. Стихотворений первой группы у него меньше; за редкими исключениями, он их не опубликовал, и они не приобрели популярности. Для Пушкина характерен интерес к фольклору разных народов, особенно народов, живших в России. У него есть и черкесская песня «В реке бежит гремучий вал…», и молдавские «Старый муж, грозный муж…» и «Черная шаль», и песни других народов.

Своеобразие Пушкина в области песенного фольклорного творчества, заключается, между прочим, в том, что, в то время как другие поэты (в том числе Дельвиг, Цыганов) вдохновлялись главным образом «протяжными», грустными песнями и игнорировали плясовые и веселые, Пушкин поступал как раз наоборот: его больше всего привлекали оптимизм и жизнерадостность, присущие народной поэзии.

Знаменательно, что лицеист Пушкин уже обращался к фольклору. Показательна судьба двух его стихотворений. Его «Казак» 1814 года стал песней еще до опубликования. Его романс «Под вечер, осенью ненастной…», не включенный Пушкиным в собрание стихотворений, также стал широко популярен в фольклоре.

Из стихотворений, которые Пушкин счел достойными включения в собрание своих стихотворений, наибольший успех в фольклоре имели два — «Черная шаль» (1820, музыка А. Н. Верстовского и др.) и «Узник» (1822, положено на музыку А. А. Алябьевым, А. Т. Гречаниновым, А. Г. Рубинштейном). Первое сейчас же вызвало подражания. Самое удачное из них — «Уральский казак» С. Т. Аксакова — тоже проникло в фольклор, и даже гораздо прочнее, чем пушкинская «Черная шаль»; оно бытует и сейчас и вызвало в свою очередь ряд подражаний. Но самым популярным из стихотворений Пушкина стал в фольклоре «Узник».


Стоит сказать об одной особенности фольклорного бытования пушкинских текстов. За редким исключением, мы можем только догадываться, на какой мотив исполнялось то или иное произведение в народной среде: фольклористы, как правило, проходили мимо таких песен, считая авторскими. Поэтому до наших дней дошли в основном мелодии, написанные профессиональными композиторами.

Другой особенностью бытования пушкинских текстов вне сферы профессионального романса является их сокращение или изменение.

Это хорошо видно на примере двух ранних лицейских стихотворений поэта, не включенных им в собрание стихотворений, «Казак» (1814, музыка Э. Ф. Направника) и «Романс» («Под вечер, осенью ненастной…», 1814), проникших в народ и ставших песнями. В «Казаке» выброшен конец об измене: «Был ей верен две недели, в третью изменил». В «Романсе» стих «Ко груди не прильнешь моей» поется: «Ты не прильнешь к груди моей». Подобным изменениям нередко подвергались и более поздние тексты: например, из семи четверостиший «Зимней дороги» (1826, музыка А. А. Алябьева) три последних всегда опускаются.

За «Казаком» и романсом «Под вечер, осенью ненастной…» последовали и другие произведения Пушкина, вызвавшие отклик в народном творчестве: «Черкесская песня» из поэмы «Кавказский пленник» (1821, музыка А. Алябьева, Ц. Кюи и др.); «Старый муж, грозный муж…» — песня Земфиры из поэмы «Цыганы» (1824, положено на музыку А. А. Алябьевым, С. В. Рахманиновым, А. Г. Рубинштейном); «Воротился ночью мельник. . .» — песня Франца в «Сценах из рыцарских времен» (1835, музыка А. С. Даргомыжского); «Девицы-красавицы…» (1824), положенная на музыку П. И. Чайковским; «Зимний вечер» (1826) с музыкой А. С. Даргомыжского, Э. Ф. Направника; «Зимняя дорога» (1826) — А. А. Алябьева, Ц. А. Кюи; «Ворон к ворону летит…» (1828) — А. А. Алябьева, А. Н. Верстовского, А. С. Даргомыжского, А. Г. Рубинштейна, Н. А. Римского-Корсакова и др.

Говоря о вокальных произведениях на стихи Пушкина, стоит упомянуть и те романсы, которые не соприкасались с фольклором, но пользовались неизменной популярностью в городской среде. Это «Заздравный кубок» (1816, музыка М. И. Глинки), «Я помню чудное мгновенье» (1825, музыка М. Глинки), «Вакхическая песня» (1826, музыка А. Алябьева, А. Глазунова), «Не пой, красавица, при мне» (1828, музыка М. Глинки), «Я вас любил» (1829, музыка А. Даргомыжского, А. Алябьева, Б. Шереметева); а также «Песни о Стеньке Разине» (1826), которые по цензурным соображениям были опубликованы только в 1881-м году.

Эта публикация сразу же вызвала живой отклик музыкально-литературной общественности, а ровно два года спустя — в 1883-м году — на пушкинский сюжет о Стеньке появилось стихотворение Дмитрия Садовникова. Стихотворение это, распетое народом, вошло в золотой фонд русской песни, став одним из её символов. Вот его начальные строки:

Из-за острова на стрежень,
На простор речной волны…


Стихотворения Пушкина, ставшие русскими народными песнями

Казак

Раз полунощной порою.
Сквозь туман и мрак,
Ехал тихо над рекою
Удалой казак.

Черна шапка набекрене,
Весь жупан в пыли,
Пистолеты при колене.
Сабля до земли.

Верный конь, узды не чуя.
Шагом выступал;
Гриву долгую волнуя,
Углублялся вдаль.

Вот пред ним две-три избушки,
Выломан забор;
Здесь — дорога к деревушке,
Там — в дремучий бор.

«Не найду в лесу девицы, —
Думал хват Денис,—
Уж красавицы в светлицы
На ночь убрались».

Шевельнул донец уздою,
Шпорой прикольнул,
И помчался конь стрелою,
К избам завернул.

В облаках луна сребрила
Дальни небеса;
Под окном сидит уныла
Девица-краса.

Храбрый видит красну деву,
Сердце бьется в нем;
Конь тихонько клеву, клеву —
Вот уж под окном.

«Ночь становится темнее,
Скрылася луна.
Выдь, коханочка, скорее,
Напои коня». —

«Нет! к мужчине молодому
Страшно подойти,
Страшно выйти мне из дому,
Коню дать воды». —

«Ах, небось, девица красна,
С милым подружись!» —
«Ночь красавицам опасна».—
«Радость! не страшись!

Верь, коханочка, пустое!
Ложный страх отбрось.
Тратишь время золотое;
Милая, небось!

Сядь на борзого; с тобою
В дальний еду край;
Будешь счастлива со мною:
С другом всюду рай!»

Что же девица? Склонилась,
Победила страх,
Робко ехать согласилась,
Счастлив стал казак.

Поскакали, полетели,
Дружку друг любил;
Был ей верен две недели,
В третью изменил.

1814

Романс

Под вечер, осенью ненастной.
В далеких дева шла местах
И тайный плод любви несчастной
Держала в трепетных руках.
Всё было тихо — лес и горы,
Всё спало в сумраке ночном;
Она внимательные взоры
Водила с ужасом кругом.

И на невинное творенье,
Вздохнув, остановила их…
«Ты спишь, дитя, мое мученье,
Не знаешь горестей моих.
Откроешь очи и, тоскуя,
Ко груди не прильнешь моей,
Не встретишь завтра поцелуя
Несчастной матери твоей.

Ее манить напрасно будешь!..
Стыд вечный мне — вина моя, —
Меня навеки ты забудешь;
Тебя не позабуду я;
Дадут покров тебе чужие
И скажут: «Ты для нас чужой!»
Ты спросишь: «Где ж мои родные?»
И не найдешь семьи родной.

Мой ангел будет грустной думой
Томиться меж других детей!
И до конца с душой угрюмой
Взирать на ласки матерей;
Повсюду странник одинокий,
Предел неправедный кляня,
Услышит он упрек жестокий…
Прости, прости тогда меня!

Ты спишь — позволь себя, несчастный,
К груди прижать в последний раз
Закон неправедный, ужасный
К страданью присуждает нас.
Пока лета не отогнали
Беспечной радости твоей —
Спи, милый! горькие печали
Не тронут детства тихих дней!»

Но вдруг за рощей осветила
Вблизи ей хижину луна…
С волненьем сына ухватила
И к ней приближалась она;
Склонилась, тихо положила
Младенца на порог чужой,
Со страхом очи отвратила
И скрылась в темноте ночной.

1814

Черная шаль

(Молдавская песня)

Гляжу, как безумный, на черную шаль,
И хладную душу терзает печаль.

Когда легковерен и молод я был,
Младую гречанку я страстно любил;

Прелестная дева ласкала меня,
Но скоро я дожил до черного дня.

Однажды я созвал веселых гостей;
Ко мне постучался презренный еврей.

«С тобою пируют (шепнул он) друзья;
Тебе ж изменила гречанка твоя».

Я дал ему злата и проклял его,
И верного позвал раба моего.

Мы вышли; я мчался на быстром коне;
И кроткая жалость молчала во мне.

Едва я завидел гречанки порог,
Глаза потемнели, я весь изнемог…

В покой отдаленный вхожу я один…
Неверную деву лобзал армянин.

Не взвидел я света; булат загремел…
Прервать поцелуя злодей не успел.

Безглавое тело я долго топтал
И молча на деву, бледнея, взирал.

Я помню моленья… текущую кровь…
Погибла гречанка, погибла любовь!

С главы ее мертвой сняв черную шаль,
Отер я безмолвно кровавую сталь.

Мой раб, как настала вечерняя мгла,
В дунайские волны их бросил тела.

С тех пор не целую прелестных очей,
С тех пор я не знаю веселых ночей.

Гляжу, как безумный, на черную шаль,
И хладную душу терзает печаль.

1820
Впервые обуликовано в апреле 1821 г. в журнале «Сын отечества». В 1823 г. была написана музыка А. Верстовского.

Черкесская песня

В реке бежит гремучий вал;
В горах безмолвие ночное;
Казак усталый задремал,
Склонясь на копие стальное.
Не спи, казак: во тьме ночной
Чеченец ходит за рекой.

Казак плывет на челноке,
Влача по дну речному сети.
Казак, утонешь ты в реке,
Как тонут маленькие дети,
Купаясь жаркою порой:
Чеченец ходит за рекой.

На берегу заветных вод
Цветут богатые станицы;
Веселый пляшет хоровод.
Бегите, русские певицы,
Спешите, красные, домой:
Чеченец ходит за рекой.

1821
Из поэмы «Кавказский пленник» (1821). Музыка А. Алябьева, Ц. Кюи и др.

Узник

Сижу за решеткой в темнице сырой.
Вскормленный в неволе орел молодой,
Мой грустный товарищ, махая крылом,
Кровавую пищу клюет под окном.

Клюет, и бросает, и смотрит в окно,
Как будто со мною задумал одно.
Зовет меня взглядом и криком своим
И вымолвить хочет: «Давай улетим!

Мы вольные птицы; пора, брат, пора!
Туда, где за тучей белеет гора,
Туда, где синеют морские края,
Туда, где гуляем лишь ветер… да я!..»

1822
«Стихотворения А. С. Пушкина», ч. 3, 1832 г. Музыка А. Алябьева, А. Рубинштейна, А. Гречанинова.

Цыганская песня

Старый муж, грозный муж,
Режь меня, жги меня:
Я тверда; не боюсь
Ни ножа, ни огня.

Ненавижу тебя,
Презираю тебя;
Я другого люблю,
Умираю любя.

Режь меня, жги меня;
Не скажу ничего;
Старый муж, грозный муж,
Не узнаешь его.

Он свежее весны,
Жарче летнего дня;
Как он молод и смел!
Как он любит меня!

Как ласкала его
Я в ночной тишине!
Как смеялись тогда
Мы твоей седине!

1824
Из поэмы «Цыганы» (1827). Музыка А. Верстовскоео, А. Алябьева и др.

Песня девушек

Девицы, красавицы,
Душеньки, подруженьки,
Разыграйтесь, девицы,
Разгуляйтесь, милые!
Затяните песенку,
Песенку заветную,
Заманите молодца
К хороводу нашему.
Как заманим молодца,
Как завидим издали,
Разбежимтесь, милые,
Закидаем вишеньем,
Вишеньем, малиною,
Красною смородиной.
Не ходи подслушивать
Песенки заветные,
Не ходи подсматривать
Игры наши девичьи.

1824
Из третьей главы «Евгения Онегина». Музыка П. Чайковского.

Зимний вечер

Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя:
То, как зверь, она завоет,
То заплачет, как дитя,
То по кровле обветшалой
Вдруг соломой зашумит,
То, как путник запоздалый,
К нам в окошко застучит.

Наша ветхая лачужка
И печальна, и темна.
Что же ты, моя старушка,
Приумолкла у окна?
Или бури завываньем
Ты, мой друг, утомлена,
Или дремлешь под жужжаньем
Своего веретена?

Выпьем, добрая подружка
Бедной юности моей,
Выпьем с горя; где же кружка?
Сердцу будет веселей.
Спой мне песню, как синица
Тихо за морем жила;
Спой мне песню, как девица
За водой поутру шла.

Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя.
То, как зверь, она завоет,
То заплачет, как дитя.
Выпьем, добрая подружка
Бедной юности моей,
Выпьем с горя; где же кружка?
Сердцу будет веселей.

1825
«Северные цветы на 1830 г.». Музыка М. Яковлева, А. Даргомыжского и др.

Сквозь волнистые туманы

Сквозь волнистые туманы
Пробирается луна,
На печальные поляны
Льет печально свет она.

По дороге зимней, скучной
Тройка борзая бежит,
Колокольчик однозвучный
Утомительно гремит.

Что-то слышится родное
В долгих песнях ямщика:
То разгулье удалое,
То сердечная тоска…

Ни огня, ни черной хаты…
Глушь и снег… Навстречу мне
Только версты полосаты
Попадаются одне.

1826
Из стихотворения Пушкина «Зимняя дорога» («Московский вестник» 1826 г., март).

Как по Волге-реке, по широкой…

Как по Волге-реке, по широкой
Выплывала востроносая лодка,
Как на лодке гребцы удалые,
Казаки, ребята молодые.
На корме сидит сам хозяин,
Сам хозяин, грозен Стенька Разин,
Перед ним красная девица,
Полоненная персидская царевна.
Не глядит Стенька Разин на царевну,
А глядит на матушку на Волгу.
Как промолвил грозен Стенька Разин:
«Ой, ты гой еси, Волга, мать родная!
С глупых лет меня ты воспоила,
В долгу ночь баюкала, качала,
В волновую погоду выносила,
За меня ли, молодца, не дремала,
Казаков моих добром наделила.
Что ничем еще тебя мы не дарили».
Как вскочил тут грозен Стенька Разин,
Подхватил персидскую царевну,
В Волгу бросил красную девицу,
Волге-матушке ею поклонился.

1826
Песня написана Пушкиным в 1826 г. Впервые напечатана в журнале «Русь», 1881 г., № 13. Прототип известной песни на стихи Дмитрия Садовникова «Из-за острова на стрежень».

Талисман

Там, где море вечно плещет
На пустынные скалы,
Где луна теплее блещет
В сладкий час вечерней мглы,
Где, в гаремах наслаждаясь,
Дни проводит мусульман,
Там волшебница, ласкаясь,
Мне вручила талисман.

И, ласкаясь, говорила:
«Сохрани мой талисман:
В нем таинственная сила!
Он тебе любовью дан.
От недуга, от могилы,
В бурю, в грозный ураган,
Головы твоей, мой милый,
Не спасет мой талисман.

И богатствами Востока
Он тебя не одарит,
И поклонников пророка
Он тебе не покорит;
И тебя на лоно друга,
От печальных чуждых стран,
В край родной на север с юга
Не умчит мой талисман…

Но когда коварны очи
Очаруют вдруг тебя
Иль уста во мраке ночи
Поцелуют не любя —
Милый друг, от преступленья,
От сердечных новых ран,
От измены, от забвенья
Сохранит мой талисман!»

1827
«Альбом северных муз на 1828 г.». Музыка Н. С. Гатова.

Два ворона

(Шотландская песня)

Ворон к ворону летит,
Ворон ворону кричит:
«Ворон, где б нам отобедать?
Как бы нам о том проведать?»

Ворон ворону в ответ:
«Знаю, будет нам обед:
В чистом поле под ракитой
Богатырь лежит убитый.

Кем убит и отчего,
Знает сокол лишь его,
Да кобылка вороная,
Да хозяйка молодая.

Сокол в рощу улетел,
На кобылку недруг сел.
А хозяйка ждет милого,
Не убитого, живого».

1828
«Северные цветы на 1829 г.». Музыка А. Алябьева, А. Рубинштейна.

Бесы

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Еду, еду в чистом поле;
Колокольчик дин-дин-дин…
Страшно, страшно поневоле
Средь неведомых равнин!

«Эй! пошел, ямщик!..» — «Нет мочи:
Коням, барин, тяжело;
Вьюга мне слипает очи,
Все дороги занесло;
Хоть убей, следа не видно;
Сбились мы. Что делать нам!
В поле бес нас водит, видно,
Да кружит по сторонам.

Посмотри: вон, вон играет,
Дует, плюет на меня;
Вон — теперь в овраг толкает
Одичалого коня;
Там верстою небывалой
Он торчал передо мной;
Там сверкнул он искрой малой
И пропал во тьме пустой».

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Сил нам нет кружиться доле;
Колокольчик вдруг умолк;
Кони стали… «Что там в поле?»
«Кто их знает? пень иль волк?»

Вьюга злится, вьюга плачет;
Кони чуткие храпят;
Вот уж он далече скачет;
Лишь глаза во мгле горят;
Кони снова понеслися;
Колокольчик дин-дин-дин…
Вижу: духи собралися
Средь белеющих равнин.

Бесконечны, безобразны,
В мутной месяца игре
Закружились бесы разны,
Будто листья в ноябре…
Сколько их! куда их гонят?
Что так жалобно поют?
Домового ли хоронят,
Ведьму ль замуж выдают?

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Мчатся бесы рой за роем
В беспредельной вышине,
Визгом жалобным и воем
Надрывая сердце мне…

1830

Воротился ночью мельник

Воротился ночью мельник…
«Женка! Что за сапоги?» —
«Ах ты, пьяница, бездельник!
Где ты видишь сапоги?
Иль мутит тебя лукавый?
Это ведра».— «Ведра? Право?
Вот уж сорок лет живу,
Ни во сне, ни наяву
Не видал до этих пор
Я на ведрах медных шпор».

1835
«Современник», 1837 г., т. V. Музыка А. Даргомыжского. Песня Франца. («Сцены из рыцарских времен»).


Рубрика: Народная песня, Русская музыка | Метки: , , , , , , , , | Добавить комментарий

Сказания русского народа. Месяцеслов. Июнь

Русский месяцеслов. Июнь

Июнь — шестой месяц года, первый месяц весны и десятый месяц по церковному календарю. С июнем связано множество русских обычаев, обрядов, традиций, поверий, примет, пословиц и поговорок, собранных в книге Ивана Петровича Сахарова — «Сказания русского народа».


20 мая (1 июня). Огуречники1.

В Рязанской губернии на день святого Филиппа начинают садить огурцы. Там эти дни известны под именем огуречников.


21 мая (2 июня). Посев льна

художник Левитан. Июньский день

Левитан Исаак Ильич (1860—1900). Июньский день (Лето). 1890-е гг.

На день св. Елены поселяне начинают сеять лен. Этот день они называют: длинные льны. В надежде на хороший урожай льна старушки с каждой бабы собирают по паре печеных куриных яиц и кладут их тихонько в мешок с семенами. Мужик-сеяльщик, хотя бы и знал об этом заранее, но должен молчать — иначе ему не будет житья от баб и на все село прослывет озорником. Выезжая на поле, он прежде всего принимается за завтрак и домой привозит одни только скорлупки.

В Костромской губернии поселяне говорят: «Лен с ярью не ладит». Потому-то самому они никогда на льнищах не сеют ярового хлеба, будто другое ничто не родится на них.


23 мая (4 июня). Приметы

В Тульской губернии на день св. Леонтия садят огурцы. Там наблюдают, чтобы первую посадку никто не видал, и потому всегда скрывают первую гряду и первый выросший огурец. Этот первенец тут же зарывается. Огородники думают, что по его только милости могут расти огурцы. Ветви желтые, поблекшие на грядах считают зазозренными от постороннего глаза, подсмотревшего на росту первый огурец.


25 мая (6 июня). Приметы

художник Мещерин. Майское утро. Перед рассветом (В июньскую ночь)

Мещерин Николай Васильевич (1864—1916). Перед рассветом (В июньскую ночь). 1905 г.


Поселяне замечают, что с этого дня будто появляются худые, вредные росы. Заболит ли скотина, и они говорят: «Верно напали на медяную росу». Заблекнут ли на сухом дереве листья, считают, что завелась медяная роса. Заболит ли ребенок, думают наверное, что он бегал по медяной росе. От медяной росы не скоро избавляется больной: надобно знахаря, да знахаря. В этот день замечают рябину. Если на ней бывает много цветов, то полагают, что будет хороший урожай овса. При малом цвете говорят: «Знать рябину на цвету, что идет к мату».


29 мая (10 июня). Колосяницы

По замечанию поселян, на день св. Феодосии начинает рожь колоситься. От этого самого и сей день у них известен под именем колосяницы. Старики поселяне говорят: рожь две недели зеленится, две недели колосится, две недели отцветает, две недели наливает, две недели подсыхает. В Архангельской губернии говорят: «Хлеб поспевает из закрома в закром в восемь недель».

С этого дня начинают скотину кормить печеными сочнями и хлебными баранками с надеждою, чтобы она более плодилась.


30 мая (11 июня). Приметы

художник Волков. Поле ромашек

Волков Ефим Ефимович (1844—1920). Поле ромашек

В селениях Тульской губернии замечают, что с этого дня будто бродят змеи по лесам станицами и что их тогда убивать очень опасно. Поселяне думают, что змеи тогда идут поездом на свои свадьбы и что каждому встречному готовы мстить без милосердия, и что от укушения змеи в этот день ни один колдун не может заговорить.

На этот день начинают садить бобы. Дальновидные старушки иначе не приступают к сажанию бобов, как наперед не вымочивши их в озимой воде. Озимую воду для этого собирают в лесных оврагах, где долго лежит снег. При сажании бобов они приговаривают: «Уродитесь, бобы, и крупны и велики, на все доли, на старых и малых, на весь мир крещеный».


Месяц июнь

русский народный календарь. Название месяцев

Русский народный календарь. Древнее и современное название месяцев.

Слово: июнь, или иуний, — не русское; оно зашло к нашим отцам из Византии. Коренные, славянские названия сего месяца были другие. Наши предки называли его: изок, поляки: червец, чехи и словаки: червень, иллирийцы: липань, кроаты: розенцвет, иванчак, клисень, сорабы: смазник, розовой, карниольцы: розенцвет, кресник, венды: шестник, прашник, кресник. В старой русской жизни месяц июнь был четвертым. Когда год начинали считать с сентября, он был десятым; а с 1700 года он приходится, по счету, шестым.

Замечания старых людей в июне месяце


1 июня (13 июня). Приметы

В селениях Тульской губернии замечают старики восход солнца. Если солнце восходит на чистом небе, ясно освещает поля, то полагают, что будет хороший налив ржи. По дождливому и мрачному дню старушки угадывают о добром урожае льна и конопель.


3 июня (15 июня). Наблюдения

В Владимирской, Ярославской и Тверской губерниях поселяне наблюдают течение ветров: ветер московский или южный приносит с собою скорый рост яровым хлебам; ветер северо-западный предвещает сырую погоду и приносит болезни; ветер восточный, по их замечаниям, всегда уже влечет за собою наносные болезни.

В Тульской губернии поселяне более всего опасаются северо-восточного ветра, который будто бы приносит с собою беспрерывные дожди, вредные при наливании ржи.


8 июня (20 июня). Наблюдения

художник Васильев. Перед грозой

Васильев Федор Александрович (1850—1873). Перед грозой. 1867—1869 гг.

Гром и молния, появляющиеся с этого дня, по замечанию поселян Тульской губернии, предвещают худую уборку сена. Старушки с этого дня наблюдают восход льна и конопель по утренним росам. Они замечают, что если утренниками появляются большие росы, хотя бы лето было и сухое, урожай будет хороший и выгодный для сбыта.

Колодезники, особенный класс народа на Руси, выводящие начало своего искусства из Вологодской и Пермской губерний, считают сей день важным в своих работах. С вечера под этот день они кладут сковороды на места, назначенные для колодезей. На другое утро, при солнечном восходе, они снимают их и, по отпотевшей сковороде, выводят свои наблюдения: сковорода, покрытая водяными струями, указывает на обильные водяные жилы; сковорода, слегка отпотевшая, обещает маловодный колодезь; сковорода, совершенно сухая, ничего не обещает хорошего; сковорода, облитая дождем, предвещает все невыгоды их летних занятий.


10 июня (22 июня). Поверья

По замечаниям поселян, будто к голодному году на этот день бывают разные знамения: то по гумнам бегают вереницами мыши, что никакой глаз сосчитать их не может; то по полям во все утро бродят голодные волки стадами, что ужас нападает и на самого бесстрашного; то вороны стадами летят из-за лесов, что и свету божьего не видно; то будто самая земля стонет и так жалобно, что у крепкого мужика текут слезы от надсады; то будто яровой и озимый хлеб играет от межи до межи, что православному человеку и глядеть страшно на такие ужасти; то будто весь скот ходит по полю избитым и изломанным, что у мужика опускаются с горя руки. Всего этого вдруг будто в одном месте не бывает: одно знамение покажется в одном месте, другое в другом. Зато в селах знают все, что делается в других местах. Стоит только одному мужику съездить на базар, так уж к вечеру верно будут знать в десяти деревнях, что делается и было доброго и худого у соседей.


12 июня (24 июня). Приметы

художник Кустодиев. После грозы

Кустодиев Борис Михайлович (1878—1927). После грозы. 1921 г.

Наблюдательные поселяне говорят, что на день св. Петра Афонского солнце укорачивает свой ход, а месяц на прибыль идет. Это будто происходит оттого, что солнце поворачивает-ся на зиму, а лето на жары.

Огородники производят на этот день последний посев огурцам и рассаживают последнюю рассаду. (Тот день у них известен под именем: запоздалого капустника).


13 июня (25 июня). Гречишницы

художник Левитан. Летний вечер. Река

Левитан Исаак Ильич (1860—1900). Летний вечер. Река. 1890—1896 гг.

В степных губерниях поселяне начинают сеять гречиху, смотря по погоде. Обыкновенный срок сеяния гречихи, по их замечаниям, наступает «или за неделю до Акулин, или спустя неделю после Акулин». Наши поселяне сохранили о гречихе свои наблюдения в поговорках: гречиху сей, когда рожь хороша. — Или: не ровна гречиха, не ровна и земля: в иную и воз бросишь, да после зерна не сберешъ. — Или: холь гречиху до посева, да сохни до покоса. — Или: осударыня гречиха ходит боярыней, а как хватит морозу, веди на калечий двор. — Не верь гречихе на цвету, а верь закрому.

По старому русскому обычаю, наши степные поселяне варили в этот день мирскую кашу для нищей братии.На такой радушный привет сходились нищие и слепые со всех сторон. После небогатого, но сытного стола нищия братия благодарила хозяев ласковым словом: «Спасибо вам, хозяин с хозяюшкой, со малыми детками и со всем честным родом — на хлебе, на соли, на богатой каше! Уроди боже вам, православным, гречи без счету. Без хлеба, да и без каши ни во что и труды наши».

Наши слепцы из нищей братии сохранили народную сказку о переселении гречи на Русь. Вот она:

Сказка о переселении гречи на Русь

«За синими морями, за крутыми горами жил-был царь с царицей. На старость послал им Господь на утеху единое детище, дочь, красоты несказанныя. Вот они, царь с царицей, и думают думу крепкую: как бы им назвать свое нарожденное детище? И молвит царь: а кабы так назвать? А царица молвит: а и то-то имя есть у боярина. И молвит царь на инако? А царица молвит: а и то-то имя есть у княжича. И молвит царь: ну ин так звать? А царица молвит: а и то-то имя есть у посадского. Думали, думали и придумали: пошлем, де, посла на встречного спрошать по имени и по изотчеству, и во то имя наречем нарожденное детище. И ту свою думу крепкую оповедали князьям и боярам. И князья и бояре приговорили: быть делу так! Снарядили посла.

По слову царскому, по приговору боярскому идет посол искать встречного, спрошать его по имени и по изотчеству, чем бы можно наречи нарожденную дочь у царя с царицей. Сидит посол на перекресице день, сидит и другой. На третий день ко вечеру идет навстречу старая старуха во Киев град Богу молитися. Вот и молвит ей посол думу царскую: «Бог на помочь, стар человек! Скажи всю правду, не утай: как тебя звать по имени, да и как величать по изотчеству?» И молвит в отповедь ему старая старуха: «Осударь, ты мой боярин милостивой! Как народилась я волею божьею на белый свет, и туто, де, отец с матерью нарекли меня: Крупеничкою», а как звали батюшку родимого, то она во своем сиротстве не помнит. И учал посол пытать старую старуху: «Али ты, старая, из ума выжила, али на те, старую, дурь нашла — что невесть что говоришь? Да такого имя слухом не слыхать, видом не видать, как белый свет стоит. Буде ты, старая, на правду не идешь, ино не ходить тебе на сырой земле. Спокайся и молви без утайки». И взмолилась старая старуха: «Осударь, ты мой боярин милостивой! Не вели казнить, вели слово вымолвить. Оповедала я тебе, боярину, всю правду со истиной, молвила все дело без утайки. А во всем во том кладу порукою всех святых и угодников. Умилосердись, осударь, ты мой боярин милостивой! Пусти душу на покаяние, не дай во грехах умереть». И думает боярин сам с собой: «А и что? Никак, старая правду молвила? А и что старую до пытки доводить? Быть делу так, как молвила старая». Отпускал боярин старую старуху во Киев-град Богy молитися, а на отпуске наделял золотой казной, да и крепко наказывал: молитися за царя с царицей, да и за их нарожденное детище. С диву дивовалася старая, что с нею содеялось, а со того дива еле душа во теле осталася. Идет посол ко князьям и боярам оповедати содеянное. Входит он, посол, во палату боярскую, посередь пола становится, на все стороны поклоняется, а сам и молвит им, боярам, речь посольскую: «По слову царскому, по приговору боярскому, правил я посольство на перекресице на встречного, а на том посольстве было дело так: сидел я на перекресице три дня с места не сходючи, ни едину ночь не всыпаючи, а на третий день идет встречная старая старуха, а ей-то молвил: скажи всю правду, не утай: как звать тебя по имени, да и как величать по изотчеству? И на ту речь посольскую молвит в отповедь старая старуха: как народилась она волею божьею на белый свет, и туто, де, отец с матерью нарекли ее: Крупеничкой, а как звали ее батюшку родимого, про то она, старая, во своем сиротстве не помнит. И он, де, посол, выслушавши такие речи небывалые, пытал старую старуху крепко-накрепко, да и с угрозою. И она, де, старая, крепко стояла на своем слове: оповедала, де, всю правду со истиной, молвила, де, все дело без утайки. И он, де, посол, принял те речи за правдивые, отпустил старую старуху во Киев-град богу помолитися, а на отпуске наделял золотой казной, да и крепко наказывал: молитися за царя с царицей, да за их нарожденное детище». А опосле того он, посол, клал на стол статьи писанные, что деялось во посольстве. От тоя речи посольские все князья и бояре с диву дивовалися, что содеялось. И приговорили бояре: оповедать царю все дело посольское, а на челобитье поднесть статьи писаные всему делу посольскому.

Идут князья и бояре во терем княженецкой со словом посольским, со статьями писаными. Как взошли они, князья и бояре, во терем ко своему осударю царю, били челом, о сыру землю кланялись, а на челобитьице молвили всю речь и подносили статьи писаные всему делу посольскому. Слушает осударь царь речь посольскую, читает статьи писаные всему делу посольскому, да и возговорит опослей того: быть делу тому так, как содеялось.

И нарекали царь с царицей свое нарожденное детище, но имя встречного, Крупеничкой. Вырастает та царская дочь Крупеничка не по дням, а по часам, спознавает всякую мудрость книжную болей старых стариков, а на возрасте печаловалась о старом и о малом. Вот и задумали царь с царицей: кабы свое детище замуж отдать? И опосылают послов во все царства и государства, да и по всем королевствам искать себе зятя, а своему детищу мужа.

Не думано, не гадано подымалась Золота орда бесерменская на его, осударя царя, войной воевать, его царство полоном полонить, его слуг верных сгубить. Выходил осударь царь на Золоту орду бесерменскую войной воевать со всеми князьями и боярами, со всем своим царством, опричь баб и ребят и старых стариков. На той войне ему, осударю царю, не посчастливилось: положил он, осударь царь, свою голову со всеми князьями и боярами, со всем своим воинством. А и та Золота орда бесерменская полонила полоном всех баб и ребят, всех старыих стариков. А и того царства кабы не бывало.

Доставалась та царская дочь Крупеничка злому татарину во полон. И он ли, злой татарин, нудил Крупеничку во свою веру бесерменскую. Я, де, тебя, Крупеничка, молвит он, собака, за то наряжу во наряд оксамитной, во монисто с ожерельицем. Будешь ты, Крупеничка, молвит он, окаянной, ходить в чистом золоте, будешь спать на хрустальчатой кроватушке, будешь есть яства лебединые, будешь пить питья медвяные. Его-то речам бесерменским она, Крупеничка, веры неймет; его-то словам окаянным она, Крупеничка, и отповеди не дает. А и думает он, злой татарин: «Ай, постой ты, Крупеничка, аи, погоди ты, упрямая! А я те во работу отдам, а я те во неволю пошлю». И мучал он, окаянной, Крупеничку работою великою, неволею тяжкою ровно три года; а на четвертый год нудить стал во свою веру бесерменскую. И стояла она, Крупеничка, крепко на своей Православной вере.

Во те поры проходила старая старуха из Киева через Золоту орду бесерменскую. Вот и видит она, старая, Крупеничку в работе великой, во неволе тяжкой. И стало жаль ей, старой, Крупеничку. И оборачивает она, старая, Крупеничку во гречневое зернышко и кладет то гречневое зернышко во свою калиту. Идет она, старая, путем, дорогой немалою на святую Русь. И в те поры возговорит ей Крупеничка: «Сослужила ты для меня службу немалую, спасла меня от работы великие и тяжкие; сослужи еще службу последнюю: как придешь на святую Русь, на широки поля, привольные, схорони меня в землю». Старуха по сказанному, как по писаному, все сделала, что заповедала ей Крупеничка. Как схоронила она, старуха, гречневое зернышко на святой земле Русской, на широком поле, привольном, и учало то зернышко в рост идтить, и выросла из того зернышка греча о семидесяти семи зернах. Повеяли ветры со всех со четырех сторон, разнесли те семьдесят семь зерн на семьдесят семь полей. С той поры на святой Руси расплодилась греча. А то старина, а то и деянье добрым людям во услышанье».

Поселяне Нерехотского уезда день 13 июня называют: бызы. По их замечаниям, в этот день нападают мухи на скотину, которая с беспокойством отмахивается от них хвостом и бегает взад и вперед. Глядя на тревогу скотины, они говорят: «Пошли бызы на скотину».


16 июня (28 июня). Приметы. — Толока

Поселяне думают, с этого дня начинают затихать певчие птицы, кроме соловья, который будто только поет до Петрова дня.

В белорусских селениях на этот день отправляется толока, пир для тружеников, собранных на помочь унавоживать поля. Избранных охотников угощают обедом, вином и брагою; песни и игры оканчивают пиршество толоки. В Вятской и Пермской губерниях удобрение полей начинается с Петрова дня. Там вместо толоки весь сбор рабочих называется помочи. Смоленские толоки описал Кельхен в своей Лифляндской истории и говорит, что слово толоки происходит от древнего эстского слова Talek, означающего работу за питье и кушанье. Русские помочи заведены с другою целью — обеспечить бедные семейства, и самые увеселения, отправляемые рабочими, называются: в назьмы играть.


Примечания

1 здесь и далее все даты приводятся по старому стилю (юлианскому календарю). В скобках указывается дата по новому стилю (григорианскому календарю).


Рубрика: Древняя Русь, Народный календарь | Метки: , , , , , , | Добавить комментарий

Песни о городе Ленина. Ноты. Тексты. Скачать

Сегодня, 27 мая 2019-го года, исполняется 316 лет со дня основания Санкт-Петербурга, который в советское время назывался Ленинградом.


Сборник «Песни о городе Ленина»

Сборник «Песни о городе Ленина»

Нотный сборник «Песни о городе Ленина». Обложка

Музыкальная история Петербурга начинается с самого момента его основания императором Петром I в начале XVIII века, когда в жизни русского человека появляются первые произведения светской музыкальной культуры.

В дальнейшем Петербургу довелось стать одним из центров европейской музыки, связанных с творчеством всемирно известных зарубежных и отечественных исполнителей и композиторов.

Новый период в музыкальной истории города открывает Октябрьская революция.

В этот период, называемый сейчас советское время или советская эпоха, особое распространение и поддержку государства получил жанр массовой песни. И это не удивительно.

Популярная песня, написанная талантливо и профессионально, имела безграничные возможности для пропаганды основных исторических образов советской идеологии, которые оставались неизменными от произведения к произведению: большевики, Ленин, Смольный, Великая Октябрьская социалистическая революция, революционные матросы, крейсер «Аврора»…

Музыкальный сборник «Песни о городе Ленина», предлагаемый Вашему вниманию, полон таких идеологических клише, которые как нельзя лучше позволяют понять, как в советское время воспринимался Петербург, имевший тогда совсем другое имя — Ленинград.

Сборник имеет одну интересную особенность: тексты песен представлены с параллельным переводом на немецкий (перевод В. Семёновой) и французский (перевод Р. Коротковой) языки. Поэтому люди, владеющие данными языками, смогут оценить не только музыкальный уровень советской песни, но и мастерство советских филологов.

Сборник «Песни о городе Ленина». Скачать


Сборник «Песни о городе Ленина». Список песен. Тексты на русском, немецком и французском языках

Музыка Н. Червинского, слова С. Гурзо. Бессмертный Ленин. Русский текст

Немецкий текст
Французский текст

Музыка Б. Киянова, слова Н. Глейзарова. Матросы Октября. Русский текст

Немецкий текст
Французский текст

Музыка В. Соловьева-Седого, слова А. Чуркина. Вечер на рейде. Русский текст

Немецкий текст
Французский текст

Музыка В. Соловьева-Седого, слова А. Фатьянова. Наш город. Русский текст

Немецкий текст
Французский текст

Музыка Ю. Зарицкого, слова Г. Гоппе и Л. Шишко. За невскою заставою. Русский текст

Немецкий текст
Французский текст

Музыка В. Соловьева-Седого, слова А. Чуркина. Вечерняя песня. Русский текст

Немецкий текст
Французский текст

Музыка Г. Портнова, слова Е. Гвоздева. Белые ночи. Русский текст

Немецкий текст
Французский текст

Музыка А. Петрова, слова С. Фогельсона. Здравствуй, Нева! Русский текст

Немецкий текст
Французский текст

Музыка Д. Прицкера, слова С. Фогельсона. Разговор с «Авророй». Русский текст

Немецкий текст
Французский текст


Бессмертный Ленин. Музыка Н. Червинского, слова С. Гурзо

Каждый камень здесь дышит тобой,
Опустились дворцы на колени,
И рассветом плывет над Невой
Имя — Ленин, Ленин!

И горит негасимым огнем
Твое слово в сердцах поколений.
В коммунизм как святыню несем
Имя — Ленин, Ленин, Ленин!

И растет коммунистов отряд,
Смена к смене спешит в пополненье.
И на всех языках говорят
Имя — Ленин, Ленин!

В космос вырвался век наш земной.
Мы напишем, и в том нет сомненья,
На планетах советской рукой
Имя — Ленин, Ленин, Ленин!

Предрассветные зори горят,
В небе флаги плывут, пламенея.
Гордо город несет Ленинград
Имя — Ленин! Бессмертное — Ленин!

Unsterblicher Lenin. Musik: N. Tscherwinski, Worte: S. Gurso

Jeder Stein atmet hier nur mit Dir,
Alle Schlösser vor Dir niederknien.
Über Newa fliegt als Morgenröte
Name Lenin, Lenin!

Brennt mit ewigem Feuer Dein Wort
in den Herzen der Gererationen.
Tragen wir heilig in Kommunismus
Namen Lenin, Lenin, Lenin!

Heute wächst neue Generation,
Wächst der neue Nachwuchs Kommunisten.
Und man spricht jetzt in allen Weltsprachen
Über Lenin, Lenin!

In den Kosmos kam unser Jahrhundert,
Und wir sind überzeugt, daß wir schreiben
auf sowjetisch auf allen Planeten
Namen Lenin, Lenin, Lenin!

Scheint das Morgenrot unserer Zukunft,
Wehn die Fahnen im Himmel als Flamme.
Und sehr stolz trägt die Stadt Leningrad
Namen Lenin! Unsterblichen Lenin!

L’immortel Lenine. Musique de N. Tschervinski, paroles de S. Gurzo

Nous chantons la Néva et ses ponts,
Les maisons, les palais, les usines,
Dont les pièrres murmurent un nom,
C’est le nom — Lénine!

Et dans toutes les générations,
Devant lui tout’s les âmes s’inclinent,
Et ce nom, c’est la Révolution.
C’est Lénine, c’est Lénine!

Et ce nom, l’univers éclairant,
Tous les autr’s sur la terre domine.
Sa parole fait croître nos rangs
Car c’est lui — Lénine!

Dans le noir des cosmiques lointains
Sa parole les nuits illumine.
Et sur d’autres planètes, nos mains
Ecriront le nom — Lénine!

Et ce nom comm’ drapeau nous portons,
Par les quais, par les ru’s, les usines,
Car le nom Leningrad — c’est son nom.
C’est le nom immortel de Lénine!

Матросы Октября. Музыка Б. Киянова, слова Н. Глейзарова

Город спит, а над Невой далече
Светит новая заря.
Но не спит, не спит матрос-ракетчик,
Внук матросов Октября,
Боевых матросов Октября.

ПРИПЕВ:
Нева, Нева,
В нашей славе ты всегда жива!
Нева, Нева,
В нашей славе ты всегда жива!

Как всегда, на ленточках крылатых
Золотились якоря.
Строем шли в тельняшках и бушлатах,
Шли матросы Октября,
Шли на штурм матросы Октября.

ПРИПЕВ

И на вcex фронтах войны гражданской
Был знаком матросский клеш,
И звучало крепко, по-кронштадтски,
Слово флотское «даешь!»
Боевое флотское «даешь!»

ПРИПЕВ

Город спит, а над Невой далече
Светит новая заря.
Но не спит, не спит матрос-ракетчик,
Внук матросов Октября,
Внук матросов Октября.

Matrosen des Großen Oktobers. Musik: B. Kijanow, Worte: N. Gleisarow

Schläft die Stadt und über Newa weithin
Neue Morgenröte scheint.
Schläft nicht aber, schläft nicht ein Matrose —
Enkel des Oktobers, so berühmt.
Enkel des berühmten Oktobers.

REFRAIN:
Die Newa, Newa bleibst auf ewig,
Du in uns’rem Ruhm!
Die Newa, Newa bleibst auf ewig,
Du in uns’rem Ruhm!

Gold’ne Bänder und die Anker auch
An den Seemannsmützen wehn.
Die Matrosen des Oktobers stürmen,
Die Oktobermatrosen,
Die Oktobermatrosen — voran!

REFRAIN

An den Fronten war bekannt für alle.
War berühmt Matrosensctvnitt.
Und das Wort, das klang sehr fest für alle —
Das Kronstadter Wort: “Vorwärts”!
Das berühmte Kompfwortr “Nur Vorwärts”!

REFRAIN

Schläft die Stadt und über Newa weithin
Neue Morgenröte scheint.
Schläft nicht aber, schläft nicht ein Matrose —
Enkel des Oktobers, so berühmt.
Enkel des berühmten Oktobers.

Les matelots de l’Octobre. Musique de B. Kiyanov, paroles de N. Gleizarov

C’est la nuit et tout’s les ru’s sommeillent,
Tout’s les ru’s ou nous passons.
Les mat’lots sur notre ville veillent.
Fils de la Révolution,
Les mat’lots de la Révolution.

REFRAIN:
Néva, Néva,
Notre gloire est aussi à toi!
Néva, Néva,
Notre gloire est aussi à toi!

Chaque nuit, quand les maisons s’endorment,
Les rubans, flottant au vent,
On les voit passer en uniforme,
On les voit serrer les rangs,
Les rubans flottants, flottants au vent.

REFRAIN

Les héros de notre guerr’ civile
Mont’nt la gard’ sur la Néva.
De nouveau ils passent dans la ville,
Les marins, disant: “Ça va”.
Comme on dit dans le combat: “Ça va!”

REFRAIN

C’est la nuit et tout’s les ru’s sommeillent,
Tout’s les ru’s ou nous passons.
Les mat’lots sur notre ville veillent.
Fils de la Révolution,
Les mat’lots de la Révolution.

REFRAIN

Вечер на рейде. Музыка В. Соловьева-Седого, слова А. Чуркина

Споемте, друзья, ведь завра в поход
Уйдем в предрассветный туман.
Споем веселей, пусть нам подпоет
Седой боевой капитан.

ПРИПЕВ:
Прощай, любимый город!
Уходим завтра в море.
И ранней порой мелькнет за кормой
Знакомый платок голубой.

А вечер опять хороший такой,
Что песен не петь нам нельзя.
О дружбе большой, о службе морской
Подтянем дружнее, друзья!

ПРИПЕВ

На рейде большом легла тишина,
А море окутал туман,
И берег родной целует волна,
И слышен далекий баян.

ПРИПЕВ

Abend an der Reede. Musik: W. Solowjew-Sedoi, Worte: A. Tschurkin

Wir sind heute da, so sing’ mal, mein Freund —
Doch stechen in See morgen früh.
Sing’ fröhlicher Freund, mit uns Kapitän,
Der Kampfkapitän singt mit uns.

REFRAIN:
Leb’ wohl, du Stadt — du bleibst hier,
Wir gehn ins Meer am Morgen.
Und flimmert im Dunst ein blaues Tuch —
Ein Mädchen bleibt winkend zurück.

Ringsum ist es schön — nur Abend und Meer,
Wir singen wie früher unser Lied
Von Freundschaft und Meer, vom Dienst, der so schwer.
So, singen wir alle, mein Freund.

REFRAIN

Die Reede liegt still, die Sterne und Wind
Und Meer sind vom Nebel eingehüllt.
Nur Wildwelle schlägt ans Ufer einsam,
Ich hör’ der Harmonika Klang.

REFRAIN

Le soir sur la rade. Musique de V. Soloviev-Sédoï, paroles de A. Tschourkine

Chantons, mes amis, demain nous quittons
La rade qui luit à nos yeux.
Partons, mes amis, mais nous reviendrons,
Mais nous reviendrons dans ces lieux.

REFRAIN:
Adieux, la vill’ cherie!
Adieux, ma jeune amie!
Au clair du matin s’en vont les marins,
Ils partent dans le lointain.

La rade s’endort, le flot bat le bord,
Chantons l’amitié des marins.
Dans toutes les eaux, où vont nos vaisseaux.
Amis, répétons ce refrain:

REFRAIN

Chantons, mes amis, demain nous partons,
La brume s’élève vers les cieux.
Et montent les sons, de l’accordéon —
Ce sont les derniers adieux.

REFRAIN

Наш город. Музыка В. Соловьева-Седого, слова А. Фатьянова

За заставами ленинградскими
Вновь бушует соловьиная весна.
Где не спали мы в дни солдатские, —
Тишина кругом, как прежде, тишина.

ПРИПЕВ:
Над Россиею небо синее,
Небо синее над Невой.
В целом мире нет, нет красивее
Ленинграда моего.
В целом мире нет, нет красивее
Ленинграда моего.

Две последние строчки припева повторяются два раза

Нам всё помнится: в ночи зимние
Над Россией, над родимою страной,
Весь израненный, в снежном инее,
Гордо высился печальный город мой.

ПРИПЕВ

Славы города, где сражались мы,
Никому ты, как винтовки, не отдашь.
Вместе с солнышком пробуждается
Наша песня, наша слава, город наш!

ПРИПЕВ

Unsere Stadt. Musik: W. Solowjew-Sedoi, Worte: A. Fatjanow

Trat in uns’re Stadt wieder Frühling ein,
Singt wie früher ihre Lieder Nachtigall.
An die schweren Tage — Soldatenzeit
Uns erinnert nur die Stille in dem Wald.

REFRAIN:
Über Rußland ist immer der Himmel blau,
Über Newa ist er Himmel blau.
In der ganzen Welt bist Du schönste Stadt,
Leningrad, mein Leningrad.
In der ganzen Welt bist Du schönste Stadt,
Leningrad, mein Leningrad.

Wir vergessen nie die Vergangenheit,
War das ganze Land, das Rußland wie in Brand.
Und erhob sich stolz als ein Kampfsoldat
Schwer verwundet, unser liebes Leningrad.

REFRAIN

Teuer ist für uns als Gewehr Dein Ruhm,
Immer wirst von uns verteidigt, Leningrad.
Zu dem neuen Leben erwacht und ruft
Unser Lied und Ruhm und uns’re liebe Stadt.

REFRAIN

Notre ville. Musique de V. Soloviev-Sédoï, paroles de A. Fatianov

Quand vient le printemps Léningrad attend
Les chansons des rossignols dans les jardins.
Et du temps passé, des anciens combats
De nouveau dans le silence on se souvient.

REFRAIN:
Notre ciel est bleu et couleur des cieux
La Néva étale ses eaux.
Dans le monde entier et pour tous les yeux,
Léningrad est le plus beau.
Dans le monde entier et pour tous les yeux,
Léningrad est le plus beau.

Le blocus glacé et les murs blessés
Pour toujours dans la mémoire sont gravés,
Et le froid brûlant et le givre blanc
Où fier’ment ma chère ville s’élevait.

REFRAIN

Léningrad est tien est c’est ton soutien,
Comme une arme qu’on ne lach’ pas de ses mains.
Et ses quais aimés et ses clairs quartiers,
Le soleil radieux reveille chaqu’ matin.

REFRAIN

За невскою заставою. Музыка Ю. Зарицкого, слова Г. Гоппе и Л. Шишко

За Невскою заставою
Дымок над трубами плывет,
За Невскою заставою
Семья моя живет.
Трудом единым спаяна
И верной дружбою сильна
Рабочая окраина,
Родная сторона!

ПРИПЕВ:
Живет здесь славная, славная,
Славная рабочая семья!
Здесь в жизни главная, главная
Главная проходит улица моя!

Отсюда с Красной гвардией
Мой дед шел Зимний брать дворец.
На фронт по зову Партии
Отсюда шел отец.
Теперь дорогой славною,
С моей рабочею семьей,
И я, по праву равного,
Шагаю к проходной!

ПРИПЕВ

В дворцы и парки города
И я, друзья мои, влюблен.
Но больше всех мне дорог он,
Рабочий мой район.
За Невскою заставою
Дымок над трубами плывет,
За Невскою заставою
Семья моя живет!

ПРИПЕВ

Die Arbeiter des Newski-Bezirkes. Musik: J. Sarizki, Worte: G. Goppe u. L. Schischko

Es gibt in meiner lieben Stadt
Den neuen Arbeiterbezirk.
Dort ist mein Haus, mein Betrieb, meine Familie.
Du bist auf einheitliche Arbeit,
Auf echte Freundschaft stolz.
Berühmter Arbeiterbezirk,
Berühmter mein Betrieb.

REFRAIN:
Hier lebt und arbeitet, arbeitet,
Arbeitet meine Familie.
Hier ist der wichtigste, wichtigste
Herzenschlag, des ganzen Lebens Herzenschlag.

Von hier aus ging als Rotgardist
Mein Großvater zum “Winterschloß”.
Von hier aus ging mein Vater auch
Als Kommunist zur Front.
Jetzt trägt schon neue Generation,
Die friedliche Stafette hoch.
Und mein Betrieb setzt heute noch
Die Tat der Väter fort.

REFRAIN

Ich bin in Dich meine liebe Stadt,
In Deine Schlösser, Parks verliebt.
Und meinem Herzen teuer ist
Mein Arbeiterbezirk.
Es gibt in meiner lieben Stadt
Den neuen Arbeiterbezirk.
Dort ist mein Haus, mein Betrieb,
Meine Familie.

REFRAIN

A la barrière nevskaya. Musique de Y. Zaritzki, paroles de G. Goppe et de L. Schischko

A la barrière Nevskaya
Commencent toutes nos maisons:
“Et moi je suis de Nevskaya”.
Fièr’ment que nous disons.
De cett’ banlieu’ les ouvriers
Vont á l’usine chaqu’ matin.
Et le travail et l’amitié
Se sont donnés la main.

REFRAIN:
Toujours le ciel est bleu, il est bleu,
Il est bleu, le ciel de ma banlieu’.
Elle est pour les heureux, les heureux,
Les heureux, la grande ru’ de mes aïeux.

Et c’est d’ici que mon aïeul
Marcha à l’assaut du palais.
Et tout ce qu’il me raconta
Jamais je n’oubli’rai.
C’est par cette rue, que mon pèr’
Pendant la guerr’, marcha au front.
Et le matin avec nos pèr’s
Chaqu’ jour nous y passons.

REFRAIN

Les ru’s, les parcs, vous me souriez.
J’aim’ tant ma ville et ses jardins.
Mais la banlieu’ des ouvriers —
Mon coeur lui appartient.
A la barrière Nevskaya
Commencent toutes nos maisons:
“Et moi je suis de Nevskaya!”
Fièr’ment que nous disons.

REFRAIN

Вечерняя песня. Музыка В. Соловьева-Седого, слова А. Чуркина

Город над вольной Невой,
Город нашей славы трудовой,
Слушай, Ленинград, я тебе спою
Задушевную песню свою.

Здесь проходила, друзья,
Юность Комсомольская моя.
За родимый край с песней молодой
Шли ровесники рядом со мной.

С этой поры огневой
Где бы вы ни встретились со мной,
Старые друзья, в вас я узнаю
Беспокойную юность свою.

Песня петит над Невой,
Засыпает город дорогой.
В парках и садах липы шелестят:
«Доброй ночи, родной Ленинград!»

Две последние строчки куплета повторяются два раза

Abendlied. Musik: W. Solowjew-Sedoi, Worte: A. Tschurkin

Stadt an der Newa ist schön,
Meine Stadt der Arbeit und des Ruhms.
Hör’ mich, liebe Stadt, mein herzliches Lied,
Ich bin ewig mit Dir, Leningrad.

Mein ganzes Leben ist hier,
Hier die Komsomoljugend verging.
Und für uns’re Stadt kämpften mehrmals wir,
Zeitgenossen sind immer mit Dir.

Seit jener Zeit — Feuerzeit
Jahre sind vorbei, wir sind schon alt.
Du erinnerst uns, ewig junge Stadt
An die Jugendzeit in Leningrad.

Fliegt über Newa mein Lied,
Schläft ein meine liebe, schöne Stadt.
Rauschen im Park. Lindenbäume still:
“Gute Nacht, liebe Stadt Leningrad!”

La chanson du soir. Musique de V. Soloviev-Sédoï, paroles de A. Tschourkine

Ville où s’étend la Néva,
D’où le grand Octobre se lèva,
Léningrad aimé, veux tu l’écouter
Ma chanson, que je vais te chanter.

Et ma chanson se souvient
De mon temps, de temps Komsomolien,
On allait au front, on serrait les rangs,
Et ma vill’ bénissait ses enfants.

Quand mes copains je revois.
Quand j’entends le son des chères voix,
Dans les yeux amis je vous reconnais,
Ma jeuness’ , mon passe qui renaît.

Et, quand s’éteint le couchant,
La Néva écoute notre chant.
Et dans les jardins le feuillage bruit:
“Bonne nuit, Leningrad, bonne nuit”.

Белые ночи. Музыка Г. Портнова, слова Е. Гвоздева

Ночь плывет над Невой, только мне не до сна.
Разве можно уснуть, если ночь так ясна?
Если ты с малых лет в Ленинграде живёшь,
Ты поймешь меня, друг, ты поймешь.

Мелкий дождь моросит, до чего ж он хорош!
Я по лужам брожу без пальто, без галош.
Если ты с малых лет в Ленинграде живешь,
Ты поймешь меня, друг, ты поймешь.

В эту белую ночь мне не нужен покой.
Посмотри-ка вокруг — не один я такой,
Если ты с малых лет в Ленинграде живешь,
Ты поймешь меня, друг, ты поймешь.

Две последние строчки куплета повторяются два раза

Helle Nachte. Musik: G. Portnow, Worte: E. Gwosdew

Schläft sehr fest meine Stadt, bin allein in der Nacht.
Jemand spricht über Dich — lockt mich Deine Gestalt.
Wenn Du von Kindheit auf nur in Leningrad lebst,
Du verstehst mich, mein Freund, Du verstehst!

Diese Nacht ist so hell, ringsum — Ruhe und still
Säuselt etwas der Wind und verschwindet weit von hier
Wenn Du von Kindheit auf nur in Leningrad lebst.
Du verstehst mich, mein Freund, Du verstehst!

Tag und Nacht bist Du schön, liebe Stadt Leningrad,
Bleib’ auf ewig mit mir, was so schön ist, zu sein!
Wenn Du von Kindheit auf nur in Leningrad lebst,
Du verstehst mich mein Freund, Du verstehst!

Les nuits blanches. Musique de G. Portnov, paroles de E. Gvozdev

Léningrad — c’est la vill’ du printemps lumineux,
Quand la nuit le soleil nous rayonne des cieux.
Et si toi-tu es n né dans la vill’ du printemps,
Je sais bien, que ton cœur me compend.

On ne sait s’il est tard, on ne sait s’il est tôt,
On va sur le boul’vard, sous la plui’, sans manteau,
Et si toi-tu es né dans la vill’ du printemps,
Je sais bien, que ton coeur me comprend.

Et l’on suit pas à pas le sommeil qui s’en va,
Pour aller dans bs ru’s, pour longer la Néva,
Et si toi-tu es né dans la vill’ du printemps,
Je sais bien, que ton coeur me comprend.

Здравствуй, Нева! Музыка А. Петрова, слова С. Фогельсона

С моря дует ветерок,
Подгоняет катерок.
Не во сне, а наяву
Входим мы в Неву.
Здравствуй, Нева! Здравствуйте, мосты!
Где взять слова для вашей красоты?

ПРИПЕВ:
Всю планету обойдешь, все равно ты не найдешь
Города, чтоб был бы так хорош, как этот,
Где над вольною Невой, словно верный часовой,
Встал навечно крейсер боевой.

Хоть жишем мы у реки,
Все душою моряки.
Рядом Балтика у нас —
Чайкам лету час.
Так и летят чайки а Ленинград,
Через Кронштадт прямо в Летний сад.

ПРИПЕВ

Где б мы ни были в гостях
В замечательных краях,
Отовсюду мы спешим
К берегам родным.
Здравствуй, Heвa! Здравствуйте, мосты!
Где взять слова для вашей красоты?

ПРИПЕВ

Gruß’ dich, die Newa! Musik: A. Petrow, Worte: S. Fogelson

Unser Kutter läuft vom Wind,
Der so lustig ist und flink.
Nicht im Traum, sondern wach —
Ist die Newa da.
Die Newa grüß’ ich, grüß’ die Brücken dort,
Wo finde ich für Ihre Schönheit Wort’?

REFRAIN:
Um das ganze Weltall geh’,
Aber nirgendwo kannst sehn
Eine solche schöne Stadt wie diese schöne Stadt,
Wo liegt auf der freien Newa als ob eine treue Wache —
Das verankerte berühmte Schiff.

Wohnen wir so schön beim Fluß,
Streben wir bei uns zum Meer,
Ist nicht weit von uns Ostsee —
Möwen fliegen schnell.
Die Möwen fliegen grad’ nach Leningrad,
Hinter — Kronstadt, vor uns — die schöne Stadt.

REFRAIN

Viele Städte auf der Welt
Haben wir schon kenn’gelernt.
Doch die Heimat bleibt bestehen
Möcht’ Sie immer sehen.
Die Newa grüß’ ich, grüß’ die Brücken dort,
Wo finde ich für Ihre Schönheit Wort’?

REFRAIN

Bonjour, Néva! Musique de A. Petrov, paroles de S. Foguelsone

Glisse, glisse notr’ canot.
La Néva nous tends ses flots,
Tout’ clarté et tout’ beauté,
En realité.
Bonjour, Néva, et bonjour, les ponts!
C’est la Néva tout comm’ nous la rêvions!

REFRAIN:
Des miracles d’outremer, des beauté de l’univers
Léningrad pour nous est le plus cher au monde.
Et l’«Auror’» c’est arrêté, dans les eaux de la cité
Pour veiller à sa sécurité.

Et que Leningrad est beau
Chantent même tes oiseaux.
Les mouett’s passant Cronschtadt
Volent à Leningrad.
Sans s’arrêter, car c’est à côté,
Viennent légères au Jardin d’Eté.

REFRAIN

Glisse, glisse, notr’ canot.
La Néva nous tends ses flots.
On revient, revient, toujours
Aux premier’s amours.
Bonjour, Néva, et bonjour, les ponts!
C’est la Néva tout comm’ nous la rêvions!

REFRAIN

Разговор с «Авророй». Музыка Д. Прицкера, слова С. Фогельсона

Жалко, что мы поздно родились, «Аврора»,
И без нас те годы пронеслись, «Аврора»,
Годы, когда Зимний услыхал в упор
Твой, «Аврора», грозный разговор!..
Твой, «Аврора», грозный разговор!..

Связана с Невой твоя судьба, «Аврора»,
Город наш немыслим без тебя, «Аврора»,
И всегда средь памятных его примет
Гордый твой трехтрубный силуэт.
Гордый твой трехтрубный силуэт.

Слава Революции в тебе, «Аврора»,
Ты живая память о борьбе, «Аврора»,
И сверкает на груди твоей не зря
Самый высший орден Октября!
Самый высший орден Октября!

Ничего, что юны мы сейчас, «Аврора»,
Хватит еще дела и для нас, «Аврора»,
И с пути отцовского мы не свернем,
Знай, «Аврора», мы не подведем!
Мы не подведем!

Gesprach mit „Aurora”. Musik: D. Prizker, Worte: S. Fogelson

Wir sind spät geboren, tut uns leid, “Aurora”!
Deine stürmische Zeit ist vorbei, “Aurora”!
Zeit als “Winterschloss” zum ersten Mal Dein Wort,
Drohend Wort “Aurora” hat gehört.
Drohend Dein “Aurora” Wort gehört.

Viel hast Du mit Newa schon gesehn, “Aurora”,
Die Geschichte uns’rer Stadt in Dir, “Aurora”.
Und erhebt sich Deine Silhouette weit
Als die größte Sehenswürdigkeit.
Uns’re größte Sehenswürdigkeit.

Du bist der Revolution Symbol, “Aurora”,
Du erinnerst immer an den Kampf, “Aurora”.
Höchsten Orden hast Du der Sowjetunion —
Orden der Octoberrevolution.
Orden der Octoberrevolution.

Wir sind heute noch sehr jung — macht nichts, “Aurora”,
Haben wir noch viel zu tun, glaub’ uns, “Aurora”.
Uns’rer Väter Heldentat wir schätzen auch,
Glaub’, “Aurora”, wir sind stolz darauf!
Wir sind stolz darauf!

Entretien avec l’„Aurore”. Musique de D. Pritzkère, paroles de S. Foguelsone

C’est dommag’ que nous somm’s nés trop tard, “Aurore”.
Ton image attire nos regards, “Aurore”.
Et voudrait revoir chacun, chacun de nous
Le Palais d’Hiver mis à genoux.
Le Palais d’Hiver mis à genoux.

Léningrad et toi — vous ne fait’s qu’un, “Aurore”.
Et l’éternité c’est votr’ destin, “Aurore”.
Là, sur la Néva, t’admirent les nations
Et ton nom, c’est la Révolution.
Et ton nom, c’est la Révolution.

Tous nos jeunes rêves sont pour toi, “Aurore”.
Ma chanson se lève — c’est toi, “Aurore”,
Et ton ordre jette des rayons dorés,
C’est le peuple qui t’a décoré
C’est le peuple qui t’a décoré.

Tu nous as ouvert les horizons, “Aurore”.
C’est avec fierté que nous disons: “Aurore”.
Le soleil éclaire notre lendemain,
Et nos pèr’s nous montrent le chemin.
Montrent le chemin!


Рубрика: Октябрьская революция, Советская песня | Метки: , , , , , , , , , , , , , , | Добавить комментарий

Битва за гитару. Александр Иванов-Крамской

В 2012-м году к столетию со дня рождения замечательного гитариста Александра Михайловича Иванова-Крамского (1912—1973) был создан документальный фильм, который рассказывает о жизни и творчестве одного из самых известных мастеров советского гитарного искусства.


Фильм «Битва за гитару. Александр Иванов-Крамской»

советский гитарист Александр Иванов-Крамской

Александр Михайлович Иванов-Крамской (1912—1973)

В 1926-м году в Большом зале Консерватории был объявлен очередной концерт. И всё бы ничего, если бы концерт этот не был целиком и полностью посвящён гитаре. Вот это для москвичей стало сюрпризом.

В Консерватории — Храме Искусства бренчат на гитаре! Ну ладно бы ещё дома, среди своих… Глядишь, скоро в Большой зал и цыган запустят!

Нет, гитару в России любили, но особою любовью.

Поговори же ты со мной, подруга семиструнная…

Вот именно подруга, а никак уж не инструмент для большой сцены. С наступлением XX столетия сентиментализм вышел из моды, и знаменитая русская семиструнка из подруги превратилась в атрибут дружеских застолий, а значит, ещё дальше отошла от высокого искусства.

Гитарист, осмелившийся завоевать Большой зал Консерватории, был испанцем. И звали его Андрес Сеговия. Играл он совсем на другой — шестиструнной гитаре. И исполнял не песни и романсы, а Баха и самую высокую классику. Да как исполнял!

— Закроешь глаза — и слышишь оркестр, — вспоминали позже очевидцы.

В общем, после концерта Андреса Сеговии вопросы о цыганах и домашних застольях отпали сами собой.

Сеговия не только открыл глаза московской публике на гитару как на концертный инструмент, но и перевернул судьбу одного из слушателей — четырнадцателетнего Александра Иванова. Тот мгновенно охладел к скрипке, играть на которой учился не первый год, и заболел гитарой.

Так начинается документальный фильм «Битва за гитару», посвящённый жизни и творчеству замечательного советского гитариста — Александра Михайловича Иванова-Крамского (1912—1973), которому удалось не только стать одним из мэтров отечественного гитарного искусства, но и создать множество переложений мировой классической музыки, русских народных песен, а также собственных оригинальных произведений, вошедших в золотой репертуар гитариста.

В фильме «Битва за гитару. Александр Иванов-Крамской», созданном к 100-летию со дня рождения мастера, своими воспоминаниями об Александре Михайловиче делятся его дочь — профессор по классу гитары Наталия Иванова-Крамская и один из учеников — известный гитарный мастер Феликс Акопов. В исполнении А. М. Иванова-Крамского звучат фрагменты сочинений М. Джулиани, Х. Малатса, Х. Виньеса, М. Высотского, А. Варламова, А. Иванова-Крамского, русских народных песен (в обработке А. Иванова-Крамского), а также музыка И. С. Баха, А. Вивальди, Ф. Граньяни, Ф. Сора, Ф. Тарреги, Х. Родриго, А. Иванова-Крамского, Д. Бородаева в исполнении современных гитаристов: Дмитрия Илларионовна, Виктории Налетовой, Дмитрия Бородаева, Василия Морозова, Михаила Корнишина.


Фильм «Битва за гитару. Александр Иванов-Крамской». Смотреть онлайн

Автор сценария: Татьяна Слюсаренко. Режиссёр: Игорь Калядин. Звукорежиссёр: Ольга Пожалова. Администраторы: Дмитрий Офицеров, Никита Соколов. Текст читает: Андрей Покатилов. В фильме использованы материалы Гостелерадиофонда и личного архива Н. А. Ивановой-Крамской. 2012 г.


Рубрика: Гитара, Русская музыка | Метки: , , , , , , , , , , , , , | Добавить комментарий

Сказания русского народа. Месяцеслов. Май

Русский месяцеслов. Май

Май — пятый месяц года, третий месяц весны и девятый месяц по церковному календарю. С маемс связано множество русских обычаев, обрядов, традиций, поверий, примет, пословиц и поговорок, собранных в книге Ивана Петровича Сахарова — «Сказания русского народа».


18 апреля (1 мая). Посевы1.

художник Жуковский. Старая усадьба. Май

Станислав Юлианович Жуковский (1873—1944 ). Старая усадьба. Май (1910)

Рачительные поселяне засевают на этот день морковь и свеклу. Пред посевом они выходят утром к обетным студенцам для смачивания семян и в надежде на будущий урожай бросают медные деньги на дно студенца. Другие считают более приличным вымачивать семена речной водой в продолжение трех утренних зорей. В таком случае скрытность есть важное дело: иначе урожай будет худой. Завистливый глаз здесь много вредит.


19 апреля (2 мая). Новины

Поселянки на этот день, отткавши свои холсты, выходят с обетным концом в поле, раскланиваются на все стороны и, обращаясь на восток, говорят: «Вот тебе, матушка-весна, новая новинка!» После сего расстилают конец холстины по лугу, кладут на него пирог и уходят домой с надеждою, что матушка-весна оденется в новину и за хлеб-соль уродит в изобилии лен и конопли.


20 апреля (3 мая). Окликание родителей

По какому-то непонятному предчувствию наши поселяне догадываются, что их покойники в этот день скорбят о прежней своей жизни и желают повидаться с родными. Это предчувствие находит только на пожилых женщин и старух. Рано утром они выходят на могилы и с причитанием окликают родителей. Вот два причитания:

«Родненькие наши батюшки! Не над сажайте своего сердца ретивого, не рудите своего лица белого, не смежите очей горючей слезой. Али вам, родненьким, не стало хлеба-соли, не достало цветна платья? Али вам, родненьким, встосковалося по отцу с матерьей, по милым детушкам, по ласковым невестушкам? И вы, маши родненькие, встаньте, пробудитесь, поглядите на нас, на своих детушек, как мы горе мычем на сем белом свете. Без вас-то, наши родненькие, опустел мысок терем, заглох широк двор; без вас-то, родимые, не цветно цветут в широком поле цветы лазоревы, не красно растут дубы в дубровушках. Уж вы, наши родненькие, выгляньте на нас, сирот, из своих домков да потешьте словом ласковым».

«Родимые наши батюшки и матушки! Чем-то мы Вас, родимых, прогневали, что нет от вас ни привету, ни радости, ни тоя прилуки родительской? Уж ты, солнце, солнце ясное! Ты взойди, взойди с полуночи, ты освети светом радостным все могилушки, чтобы нашим покойничкам не во тьме сидеть, не с бедой горевать, не с тоской вековать. Уж ты, месяц, месяц ясный! Ты взойди, взойди со вечера, ты освети светом радостным все могилушки, чтобы нашим покойничкам не крушить во тьме своего сердца ретивого, не скорбеть во тьме по свету белому, не проливать во тьме горючих слез по милым детушкам. Уж ты, ветер, ветер буйный! Ты возвей, возвей со полуночи, ты принеси весть радостну нашим покойничкам, что по них ли все родные в тоске сокрушилися, что по них ли все детушки изныли во кручинушке, что по них ли все невестушки с гореваньица надсадилися».


23 апреля (6 мая). Наблюдения. — Обряды. — Угощенья — Сказание о Георгии Храбром

художник Жуковский. В мае

Станислав Юлианович Жуковский (1873—1944 ). В мае (1899)

Наблюдательные поселяне говорят: «Егорий с теплом, а Никола с кормом. — Сей рассаду до Егорья, будет щей вдоволь. — Коли на Егорьев день мороз, то и под кустом овес. — Коли на Егорьев день лист в полушку, на Ильин день клади хлеб в кладушку. — Пришел бы на Егорий мороз, а то будет просо и овес. — Коли весенний Егорий с кормом, то Никола осенний будет с мостом. — Выгоняй скот на Юрьеву росу. — Егорий с водой, а Никола с травой. — На Руси два Егорья, холодный да голодный, а везде Божья благодать. — Что у волка в зубах, то Егорий дал. — «Он сыт, как Юрьева гора», — говорят нерехонцы про богатого мужика. — «Святый Юрий коров запасает, а Никола коней», — говорят белорусы. — Егорий с полувозом, а Никола с целым возом. — В Чухломском и Холмогорском уездах говорят: «В поле стадо сгонять и Егорья окликать».

В день святого Георгия выгоняют скот на траву вербою, оставленной от Вербной недели. Рано утром служат молебны на студенцах, реках или лугах от всего мира и после благословения от священника провожают всею деревнею скотину в поле. Здесь угощают пастухов сытною мирскою яичницею, наделяют холстом и деньгами. На этом празднике пастухов веселятся все поселяне.

В Тульской губернии выходят на засеянные поля служить молебны с водоосвящением, окропляют нивы св. водой. После сего мужчины и женщины катаются по полям в надежде быть сильными и здоровыми, как Юрьева роса. В Курске на Юрьев день бывает ярмарка, где продают деревянные, глиняные коровки. В Муромском уезде бывали прежде крестные ходы вокруг пашен; а в других местах вокруг сел и всех полей. В Малоруссии 23 апреля бывает крестный ход на жито. Питчане, в память их предков, хлыновцев, одержавших победу над чудью и вотяками, на Юрьев день из села Иолкова приносили в Вятку образ св. Георгия вместе с железными стрелами.

На Юрьев день начинаются сельские гулянья. В Шенкурске и Вельском округе разыгрываются вечерние хороводы. В Солигаличе и Буе выходят поселяне ночью петь песни, которые всегда оканчиваются припевами о сохранении стад. Смоленские жители выходят в город освежаться на горах и гуляют до поздней три.

Между знахарками и колдуньями есть тайное предание, что ранняя юрьевская роса бывает чрезвычайно вредна для животных. Для этого самого они выходят на поле сбирать росу. Сбор росы производят напитыванием холстины в утренней росе. По их приметам, юрьевская роса сушит рогатый скот, у коров отнимает молоко, телят ослепляет. Стоит только этой холстиной покрыть рогатый скот, и тогда все беды польются на них рекой. Одно только может не вредить скотине, если поселяне выгоняют ее на Юрьев день вербой.

С Юрьева дня поселяне начинают производить все торговые сделки, назначают сроки. Работники, по старому обычаю, нанимаются: «с весеннего Юрья по Семен день или по Покров». Торговцы говорят: «Выставь к Юрьеву дню — доспею к Юрьеву дню». Для них этот день служит указанием события: «А это было до Юрьева дня — кажись, случилось на Юрьев день».

Наш народ сохранил древнее сказание о Георгии Храбром — искоренителе басурманства и поборнике светлой Руси. Приводим здесь это сказание:

Во святой земле, православной,
Нарожается желанное детище
У тоя ли премудрыя Софии;
И нарекает она по имени
Свое то детище Георгий,
По прозваньицу Храброй.
Возростает Георгий Храброй
Промеж трех родных сестер,
От добра дела не отходючи,
Святым словом огражаючи,
Миру крещеному угожаючи.
Как и стал он, Георгий Храброй,
Во матер возраст приходите,
Ум-разум сознавати,
И учал он во те поры,
Думу крепкую оповедати
Своей родимой матушке,
А и ей ли, премудрой Софии:
«Соизволь, родимая матушка,
Осударыня, премудрая София,
Ехать мне ко земле светло-Русской
Утверждать веры христианские».
И дает ему родимая матушка,
Она ли, осударыня премудрая София,
Свое благословение великое:
Ехать ко той земле светло-Русской,
Утверждать веры христианские.
Едет он, Георгий Храброй,
Ко той земле светло-Русской,
От востока до запада поезжаючи,
Святую веру утверждаючи,
Бесерменскую веру побеждаючи.
Наезжает он, Георгий Храброй,
На те леса, на темные,
На те леса, на дремучие;
Хочет он, Георгий, туто проехати,
Хочет он, Храброй, туто проторити:
Нельзя Георгию туто проехати,
Нельзя Храброму туто подумати.
И Георгий Храброй проглаголует:
«Ой вы, леса, леса темные!
Ой вы, леса, леса дремучие!
Зараститеся, леса темные,
По всей земле светло-Русской,
Раскиньтеся, леса дремучие,
По крутым горам, по высокиим,
По божьему все веленью,
По Георгиеву все молению,
По его слову, Георгиеву,
По его ли, Храброго, моленью!»
Зарастали леса темные
По святой земле светло-Русской,
Раскидалися леса дремучие
По крутым горам, по высокиим.
Наезжает он, Георгий Храброй,
На те горы, на высокие,
На те холмы на широкие;
Хочет он, Георгий, туто проехати,
Хочет он, Храброй, туто проторити;
Нельзя Георгию туто проехати,
Нельзя Храброму туто подумати
И Георгий Храброй проглаголует:
«Ой вы, горы, горы высокие!
Ой вы, холмы, холмы широкие!
Рассыптеся, горы высокие,
По всей земле светло-Русской,
Становитесь, холмы широкие,
По степям, полям зеленыим,
По божьему все велению,
По Георгиеву все молению!»
По его ли слову, Георгиеву,
По его ли, Храброго, молению,
Рассыпалися горы высокие
По всей земле светло-Русской,
Становилися холмы широкие
По степям, полям зеленыим.
Наезжает он, Георгий Храброй,
На те моря, на глубокие,
На те реки, на широкие;
Хочет он, Георгий, туто проехати,
Хочет он, Храброй, туто проторити:
Нельзя Георгию туто проехати,
Нельзя Храброму туто подумати.
И Георгий Храброй проглаголует:
«Ой вы, моря, моря глубокие!
Ой вы, реки, реки широкие!
Потеките, моря глубокие,
По всей земле светло-Русской,
Побегите, реки широкие,
От востока да и до запада,
По божьему все велению,
По Георгиеву все молению!»
По его ли слову, Георгиеву,
По его ли, Храброго, молению,
Протекали моря глубокие
По всей земле светло-Русской,
Пробегали реки широкие
От востока да и до запада.
Наезжает он, Георгий Храброй,
На тех зверей, на могучиих,
На тех зверей, на рогатыих;
Хочет он, Георгий, туто проехати,
Хочет он, Храброй, туто проторити:
Нельзя Георгию туто проехати,
Нельзя Храброму туто подумати.
И Георгий Храброй проглаголует:
«Ой вы, звери, звери могучие!
Ой вы, звери, звери рогатые!
Заселитеся, звери могучие,
По всей земле светло-Русской,
Плодитеся, звери рогатые,
По степям, полям без числа,
По божьему все велению,
По Георгиеву все молению!»
И он, Георгий Храброй, заповедует
Всем зверям могучиим,
Всем зверям рогатыим:
«А и есть про вас на съедомое —
Во полях трава муравчата,
А и есть про вас на пойлипо —
Во реках вода студеная».
По его ли слову, Георгиеву,
По его ли, Храброго, молению,
Заселялися звери могучие
По всей земле светло-Русской;
Плодились звери могучие
По степям, полям без числа;
Они пьют, едят повеленное,
Повеленное, заповеданное
От его, Георгия Храброго.
Наезжает он, Георгий Храброй,
На то стадо, на змииное,
На то стадо, на лютое;
Хочет он, Георгий, туто проехати
Хочет он, Храброй, туто проторити.
И стадо змииное возговорит
Ко тому ли Георгию Храброму:
«А ли ты, Георгий, не ведаешь,
А ли ты, Храброй, не знаешь:
Что та земля словом заказана,
Словом заказана, заповедана.
По той земле, заповеданной,
Пеш человек не прохаживал,
На коню никто не проезживал.
Уйми ты, Георгий, своего коня ретивого,
Воротися ты, Храброй, сам назад».
Вынимал Георгий саблю острую,
Нападал Храброй на стадо змииное.
Ровно три дня и три ночи
Рубит, колет стадо змииное;
А на третий день ко вечеру
Посек, порубил стадо лютое.
Наезжает он, Георгий Храброй,
На ту землю светло-Русскую,
На те поля, реки широкие,
На те высоки терема, златоверхие.
Хочет он, Георгий, туто проехати,
Хочет он, Храброй, туто проторити.
Как и тут ли ему, Георгию,
Выходят навстречу красны девицы,
Как и тут ли ему, Храброму, проглаголуют:
«А и тебя ли мы, Георгий, дожидаючись,
Тридцать три года не вступаючи
С высока терема, златоверхого,
А и тебя ли мы, Храброго, дожидаючись,
Держим на роду велик обет:
Отдать землю светло-Русскую,
Принять от тебя веру крещеную».
Примает он, Георгий Храброй,
Ту землю светло-Русскую
Под свой велик покров,
Утверждает веру крещеную
По всей земле светло-Русской.

Подобная легенда отыскана была Колляром и напечатана в собрании чермно-русских песен, в которой воспевается победа над змием и освобождение девицы. Немцы сохранили старинную рыцарскую песню о сражении Бернского Дидриха с драконом — Dieteriechs Drachenkampf.

В Кологривском уезде сохранилось Егорьевское окликанье:

Мы вокруг поля ходили,
Егория окликали,
Макарья величали.
Егорий ты наш Храбрый…
Ты спаси нашу скотинку
В поле и за полем,
В лесу и за лесом,
Под светлым под месяцем,
Под красным солнышком,
От волка от хищного,
От медведя лютого,
От зверя лукавого.


художник Юон. Майское утро. Соловьиное место. Лигачево

Константин Федорович Юон (1875—1958). Майское утро. Соловьиное место. Лигачево (1915)

Благоговение к св. Георгию Победоносцу принадлежит всем христианам; но славянский мир более всех ознаменовал себя. Сербы на Юрьев день купаются до восхождения солнца и выгоняют скотину в поле вербою. Они говорят: «Нет лета без Юрьева дни». Сербянки в своих песнях поют: «О праздник св. Георгия, приди и найди меня замужем»! Булгары на Юрьев день шкалают агнца без пролития крови на землю. Этою кровью они мажут у детей чело, ланиты и бороду. Барашка зажаривают при собрании всех домашних и родных неженатых мужчин. После совершения молитвы священником начинается пиршество. Вечером все косточки барашка зарывают в землю. Жарение барашка совершают сербы, боснийцы и герцеговинцы. В Галиции отправляют на Юрьев день праздник пастухов с конскими ристаниями и песнями.

В старину у наших отцов было предание, что в Лукоморье есть люди, которые 26 ноября умирают, а 23 апреля оживают. Пред смертью будто они сносили свои товары в одно место, где зимою соседи могли их брать за известную цену, без всякого обмана. С бессовестными покупателями они рассчитывались весною, при своем оживлении (Кар. Ист. Т.VII, с. 233). Это предание, известное еще Геродоту, вероятно, было занесено на Русь с востока.


25 апреля (8 мая). Приметы

Заботливые поселяне выходят утром в поле и смотрят: если птицы летят на конопляное поле, то ожидают хорошего урожая конопли. В таком случае они бросают по двору конопляное семя для домашних и залетных птиц.

В замосковных селениях бывало прежде, что поселяне на этот день отправлялись ловить тенетами чижей. В Туле, на оружейной стороне, продолжается этот обычай и доселе. Он часто изменялся временем и появлением самой весны; но старики всегда были неизменны ему, несмотря ни на какую погоду.


28 апреля (11 мая). Приметы

Больных, страждущих весенними лихорадками, в Тульской губернии начинали поить с этого дня березовым соком. Перед этим временем всегда их купали в дождевой воде, а другие вытирали сбереженным мартовским снегом. День ясный и теплый всегда предвещал больным здоровье. В туманные и холодные дни никто не прибегал к этому средству. Суеверные старушки и здесь находили себе дело: с обетными ладонками выходили на перекрестки и дожидались попутного, теплого ветра с юга. По их понятию, ветер южный приносил с собою здоровье и поселялся в обетную ладонку, которую после надева ли на больного. Уверенность в средстве и простая жизнь были лучшими целителями их болезней.


30 апреля (13 мая). Наблюдения

художник Борисов-Мусатов. Майские цветы

Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов (1870—1905). Майские цветы (1894)

В замосковных селениях в этот день замечали: если вечером взойдут звезды и подует с юга теплый ветер, то оставались с полною уверенностью, что лето будет грозное и теплое, плодородие изобильное. Старики всегда ручаются за эту примету.

В Туле было предание, что на этот день никогда не должно выезжать в дальний путь, не искупавшись наперед в воде из мартовского снега. Старушки уверяли, что с этого дня будто в чужих сторонах начинают бродить тощие, замореные, весенние болезни и что без мартовской воды будто заезжему нет от них спасения. По их понятиям, весенние болезни на зиму запираются в снежные горы, где сидят всю зиму до оттепелей. Когда солнце отогреет землю, растает снег, тогда весенние болезни разбегаются по белому свету и нападают на неосторожных. Один только мартовский снег будто спасает от их нападений.

Наши чадолюбивые старики с этого дня прекращали всякое сватовство. По их понятиям, наступающий май месяц очень невыгоден бывает для новобрачных. Всякое предложение о сватовстве считалось делом обидным и даже зазорным. Худая бы молва пронеслась о том семействе, когда прослышат соседи, что есть люди, помышляющие в это время о свадьбе. В старину строго держались этой приметы.

В селениях Рязанской губернии наблюдали в этот день восход солнца. Если оно восходило на чистом, ясном небе, то ожидали, что все лето будет ясное и ведреное.


Месяц май

Слово: май, или маий, — не русское; оно зашло к нашим отцам из Византии. Коренные славянские названия сего месяца были другие. Наши предки называли его: травен, травный; чехи и словаки: кветень или цветень; кроаты: розоцвет, розняк, велик травен, шебой или швибан; сербы: рожелони, майский; карниольцы: велик травен, венды: майник, пятник, желто-пушник, цветичнек; иллирийцы: швибан, швибаный. В старой русской жизни май считался третьим пролетним месяцем; а когда год считали наши отцы с сентября, он был тогда девятым. С 1700 года, по счету, он приходится уже пятым.


Замечания старых людей в мае месяце

В мае добрые люди не женятся. — Рад бы жениться, да май не велит. — Кто в мае женится, тот будет век маять-ся. — Захотел ты в мае добра. — Живи, веселись, да каково-то будет в мае. — Наш пономарь понадеялся на май, и без коровы стал. — Коли март сух, да мокор май, так будет каша и кара-вай. — Майская трава и голодного кормит. — Сей и холь яровое в мае, так будет зимой добро. — Понадеялся на май да на слади-мой ветерок, вот тебе и хлебец. — Даром, что соловей птица малая, а знает, когда май. — Захотел ты у мужика да в мае перепутья. — Аи, аи, осударь май, тепел да холоден.


1 мая (14 мая). Посевы. — Гулянья

художник Грабарь. Майский вечер

Игорь Эммануилович Грабарь (1871—1960). Майский вечер (1905)

Майское гулянье заведено жителями в позднее время; наши поселяне не знают и не ведают об нем. Этот западный праздник переселился в наши загородные рощи и раскатывается только в экипажах со всеми заморскими причудами. Русские любят гулять пешком, без всяких затей, в кругу своего семейства. Московское майское гулянье отправляется в Сокольницкой роще, где прежде наши цари потешались охотами звериною и соколиною. Простой народ сокольницкое гуля­нье называет немецкими станами. Есть предание, что здесь когда-то были поселены заезжие немцы и что этот праздник выдумали они на помин своей земле. В Петербурге первое майское гулянье отправляется в Екатерингофе и заведено с недавних времен. Наши старые, школьные майские праздники перешли к нам из Польши и Литвы. Тамошние maiowki, rekreacie maiowe поселились в прежней Киевской академии и оттуда распространились по духовным и светским училищам в XVIII столетии. В рекреационный день, т. е. первого мая, в Киеве выходили на гору Скавыку, при урочище Глубочица. Здесь ученики меньшего возраста забавлялись играми, студенты пели канты, разыгрывали комедии и произносили диалоги. Комедии для рекреационного дня сочиняли учителя поэзии, а диалоги писали учителя философии и риторики. Здесь был зародыш нашего театра.

Наши поселяне с первой майской росы выходят на посевы. Тогда они говорят: подымай сетево — лукошко с семенами. В старину они прихаживали в церковь, служивали молебны св. пророку Иеремии и потом выходили в посев. Вступая в поле, засевалыцики молятся на все три стороны, кроме северной, бросают на каждую сторону по горсти жита, с низкими поклонами, и потом уже засевают.

Наблюдательные старики, по своим замечаниям, уверяют: если этот день будет погож, то все время для хлебной уборки будет хорошее. При худой погоде говорят они: «Всю зиму будем маяться».

Воспоминая об этом дне, они обыкновенно говорят: «Посев-то был на Иеремию запрягальника». Опытные наши поселяне иначе не севали хлеб, как при теплой погоде, клали обе руки на землю и замечали, что если земля тепла, то уже нет никакой опасности для посева. По их замечаниям, холодная земля сама сказывается, что она в глубине еще не оттаяла и что будущий рост легко уничтожится в самом зародыше. Знатоки уверяют, что это замечание никогда не обманывало наблюдателей. Посев с первого мая не везде принят поселянами. В Вологодской губернии начинают его с Юрьева дня; в других местах, костромичи и владимирцы, за три дня до пророка Иеремии. Двухнедельный посев есть общий в целой России. Об нем говорят старики: «Сей неделю после Егорья, да другую сей после Иеремия».

О посеве овса и другого ярового хлеба поселяне сохранили свои наблюдения в поговорках: Раннее яровое сей, когда вода сольет, а позднее, когда цвет калины будет в кругу. — Ля-гушка квачет, овес скачет. — Когда на дороге грязь, тогда овес князь. — Овес сквозь лапоть прорастает. — Яровой хлеб сей с одышкой и поглядкой. — Рожь говорит: сей меня в золу, да в пору; а овес говорит: топчи меня в грязь, а я буду князь. — Сей овес хоть в воду, да в пору.


2 мая (15 мая). Приметы

Наши поселяне говорят, что с этого дня начинают петь соловьи. В Нерехте 2 мая называют соловьиный день. Тульские оружейники в старину отправлялись в этот день на соловьиную охоту в Носильские и Курские леса, с надеждою поймать белого соловья. Странствие их по лесам обыкновенно продолжалось по месяцу и оканчивалось путешествием в Москву для продажи наловленных птиц.


5 мая (18 мая). Рассадницы

В замосковных селениях в этот день начинают рассаживать по грядам рассаду. Предприимчивые старушки с вечера еще выносят на гряды горшок, кладут в него крапиву с корнем и ставят вверх дном на средовую гряду. При сажании рассады приговаривают: «Не будь голенаста, а будь пузаста; не будь пустая, а будь тугая; не будь красна, а будь вкусна; не будь стара, а будь молода; не будь мала, а будь нелика».


6 мая (19 мая). Горошники

С этого дня поселяне начинают сеять горох. Этот день слывет у них под именем Горошника; а в других местах говорят: «Приходи работать на белые горохи».

В Тульской губернии сеянье гороха сопровождалось особенным приговором: «Сею, сею бел горох; уродися, мой горох, и крупен, и бел, и сам тридесят, старым бабам на потеху, молодым ребятам на веселье».

Огородники в этот день замечают росу: если будет большая роса, то ожидают большого рода огурцам. Этот день известен у них под именем Росенника.


8 мая (21 мая). Посев

художник Венецианов. На пашне. Весна

Алексей Гаврилович Венецианов (1780—1847). На пашне. Весна (первая половина 1820-х годов)

В степных местах с этого дня начинаются ранние посевы пшеницы, а в Костромской губернии еще только оканчивают паханием под пшеницу. Зажиточные поселяне на этот день пекли обетные пироги и угощали ими бедных соседей и прохожих людей. Старики для встречи прохожего человека выхаживали на большие дороги и перекрестки. Худая примета западала на сердце старика, когда он возвращался назад с пирогом; с отчаянием встречали его все домочадцы. До обетного пирога никто не касался: его отдавали птицам на съедение. Замечательны и слова тоскующего старика над обетным пирогом: «Прогневил я господа создателя при старости лет; не послал мне доброго человека разделить хлеб трудовой; не в угоду Его святой милости было накормить мне горемычного, при истоме усладить мне старого старика в безвременьице. А и как-то будет мне на мир божий глядеть, на добрых людей смотреть! А и как-то мне будет за хлеб приниматься!» Так крепко блюлись заветные обычаи нашей родной старины.


9 мая (22 мая). Приметы

Наши наблюдательные поселяне сохранили свои приметы об этом дне в поговорках: «Никола осенний лошадь на двор загонит, а Никола весенний лошадь откормит. — Егорий с ношей, а Никола с возом. — Никола вешний с теплом. — До Николы крепись, а с Николы живи, не тужи. — Прошел бы Николин день, а то будет тепло. — Городи городьбу после Николина дня. — Не хвались на Юрьев день посевом, а хвались на Николин травой. — Велика милость мужику на Николин день, когда поле польет дождичком».

В замосковных селениях с этого дня выгоняют лошадей на ночнину. Для этого вечера из каждого семейства снаряжаются холостые ребята и всем селом провожают их до поля. Для этого дня пекутся пироги с гречневой кашей. Ребята всю ночь проводят в играх. В белорусских селениях бывает на этот день праздник конюхов. Конюхи с подарками и пирога­ми, после угощений, едут на ночлег с лошадьми и целую ночь проводят в гулянии.


10 мая (23 мая). Посев

В селениях Смоленской и белорусских губерниях сеят на этот день пшеницу. Тамошние поселяне говорят: «Кто сеет пшеницу на день св. Симона Зилота, у того родится пшеница аки золото».


11 мая (24 мая). Замечания

В селениях Костромской губернии «замечают, если этот день будет мокрый, то и все лето будет мокрое. В Тульской губернии, по замечаниям поселян, случившиеся в этот день туманы означают также сырое лето. Там же замечают: если солнце восходит в этот день на красном небе, то ожидают лета грозного и пожарного.


13 мая (26 мая). Комарницы

В Рязанской губернии в этот день, говорят поселяне, появляются комары вместе с теплым ветром. Этот день у них известен под именем комарницы. Наши поселяне думают, что комары пред осенью уносятся ветрами на теплые моря и весною опять приносятся на Русь, где всего урожается вдоволь на все души.

В Москве на этот день, в старину, было гулянье на Девичьем поле.


14 мая (27 мая). Прилет птиц

В Тульской и других смежных губерниях утверждают поселяне, что на этот день прилетают из-за теплых морей стрижи и касаточки, а с ними приносится тепло.

В селениях: Московской, Ярославской и Костромской губерний полагают, что с этого дня прекращаются северные ветры. Там говорят: «На день св. Исидора отойдут все сиверы» или: «Как пройдет Исидоров день, так пройдут и сиверы».


18 мая (31 мая). Приметы

По медленному развертыванию дубовых листов в Тульской губернии замечают о будущем урожае ярового хлеба. Там говорят: «Сей овес, когда дуб развернется в заячье ухо. — На дубу лист в пятак, быть яровому так. — Коли на день св. Федота на дубу макушка с опушкой, будешь мерить овес кадушкой. — Не сей пшеницу прежде дубового листа». По­селяне на этот день, увидевши совершенно развернутый дуб, предполагают, что земля принялась за свой род.


Примечания

1 здесь и далее все даты приводятся по старому стилю (юлианскому календарю). В скобках указывается дата по новому стилю (григорианскому календарю).


Рубрика: Древняя Русь, История, Народный календарь | Метки: , , , , , | Добавить комментарий

За какие песни можно было попасть в Сибирь

В Российской империи власть зорко следила за почтительным к себе отношением. Поэтому любое неосторожно сказанное слово могло привести человека в рабочий кабинет заплечных дел мастера, а затем — на эшафот или в Сибирь. Но оказывается, не только слово и дело становилось причиной того, что люди попадали в «места не столь отдалённые». В разряд государственных преступников нередко записывали исполнителей песен, сложенных русским народом. Об этом в своей книге «Русская пытка. Политический сыск в России XVIII века» пишет известный петербургский историк Евгений Анисимов.


Русские песни и политический сыск

художник Неврев. Княжна Юсупова

Николай Васильевич Неврев (1830—1904). Княжна Прасковья Григорьевна Юсупова перед пострижением (1886). На этой картине начальник Тайной канцелярии Андрей Иванович Ушаков допрашивает княжну Юсупову

Следственные дела сыска показывают, что в России было немало «непристойных» песен, за которые резали языки, били кнутом и ссылали в Сибирь. Здесь нужно отличать так называемые «блядские песни» от «непристойных песен». Первые как раз являлись, по-современному говоря, непристойными. «Непристойные» же песни XVIII века — это лирические песни о печальной судьбе цариц и царевен. Эта «самодеятельность» приносила крупные неприятности певцам, так как рассматривалась как произнесение «непристойных слов». Одно из первых упоминаний такой песни (о царице Настасье Романовне) было зафиксировано сыском в 1618 году. Подобные дела встречаются и позже. В 1752 году открыли дело по доносу дьячка Делифовского на пристава Спиридонова, который пел песню с такими словами:

Зверочек, мой зверочек,
Полунощный мой зверочек,
Повадился зверочек во садочек
К Катюше ходить…

Спиридонов при этом пояснил дьячку, «что-де государь [Петр I] с государынею Екатериною Алексеевною жил, когда она еще в девицах имелась, и для того-де ту песню и сложили». Были и другие песни, за которые люди оказывались в застенке: «Постригись, моя немилая» (о том, как Петр I принудил свою жену, царицу Евдокию, постричься в монахини); «Кто слышал слезы царицы Марфы Матвеевны» и другие. В 1739 году началось дело о посадской женке Авдотье Львовой, которая очень некстати, в присутствии бдительных гостей, вспомнила и пропела давнюю песню о царевне Анне, племяннице Петра I, которую выдавали замуж за границу:

Не давай меня, дядюшка, царь-государь Петр Алексеевич,
В чужую землю нехристианскую, босурманскую,
Выдай меня, царь-государь, за своего генерала, князь-боярина…

После виски на дыбе и нещадного наказания кнутом Львову отпустили домой, а не отправили, как случалось с подобными певцами, без языка в Сибирь. В 1760-х годах «между простым народом в употреблении» появилась песня, вызвавшая гнев Екатерины II, о печальной судьбе брошенной жены-императрицы. Она начиналась словами:

Мимо рощи шла одиниоханька, одиниоханька, маладехонька.
Никого в рощи не боялася я, ни вора, ни разбойничка,
ни сера волка-зверя лютова,
Я боялася друга милова, своево мужа законнова,
Что гуляет мой сердешный друг в зеленом саду, в полусадничке,
Ни с князьями, мой друг, ни с боярами,
ни с дворцовыми генералами,
Что гуляет мой сердешной друг со любимою своею фрейлиной,
с Лизаветою Воронцовою,
Он и водит за праву руку, они думают крепку думушку,
крепку думушку, за единое,
Что не так у них дума зделалась, что хотят они меня срубить,
сгубить…

Главнокомандующему Москвы П. С. Салтыкову императрица велела, чтобы тот приложил усилия, дабы песня «забвению предана была…».


Рубрика: История, Народная песня | Метки: , , , , , | Добавить комментарий

Русский народный календарь. Декабрь

Декабрь. Народный календарь, пословицы, поговорки, приметы, обычаи, традиции

Наступил двенадцатый месяц 2018 года и первый месяц зимы — декабрь. В русском народном календаре есть множество обычаев, обрядов и примет, связанных с этим месяцем.


Декабрь-студеный. Имя и символика месяца

русский народный календарь. Название месяцев

Русский народный календарь. Древнее и современное название месяцев.

В Древнем Риме месяц получил свое наименование от латинского слова «децем», то есть — «десятый». Он долго оставался на этом месте в календаре. В те далекие времена декабрь имел тридцать дней. После реформы календаря римским императором Юлием Цезарем (за 46 лет до нашей эры) к числу дней месяца был добавлен еще один. Сам месяц переместился на двенадцатое место в году, но имени своего не изменил. Вот почему «децембером» до сих пор именуют его эстонцы, венгры, немцы, индийцы, евреи. А созвучное этому имя дали ему многие народы Европы.

Однако сохранились и национальные названия месяца. Белорусы называют декабрь «снежень», турки — «аралик», финны — «йеулукуу», японцы — «сивасу» (т. е. месяц «окончания дел»), персы — «азер».

Его древнерусское имя — «студен» («студень»): на всю зиму землю студит. Другое древнее название первого месяца зимы — «хмурень»: все чаще и чаще хмурится небо.

В русских диалектах декабрь называют — «ветрозим»: первый месяц зимы с ее морозами, холодными ветрами и снегопадами. А еще есть и такие названия — «студеный» и «студьный», «стужило» и «стужайло», «зимник» и «лютовей», «ледяные» и «морозные» ворота зимы.

Величали декабрь на Руси «просинцем»: в холодном месяце нет-нет да и проглянет голубое небо. До сих пор также именуют его чехи, а сербы и хорваты называют созвучно — «просинац».


Декабрьский календарь

художник Куинджи. Зима

Куинджи Архип Иванович (1841/1842—1910). Зима. 1890—1895 гг.

1 декабря. День Платона и Романа. О зиме судили с первого декабря, до того был лишь ее разбег: Гляди зиму с Платона и Романа, чтобы похвалить ее на масленицу.

2 декабря. День Авдея. На Авдея метель дорогу перенимает, в щели земные, в трещины лихие болезни загоняет.

3 декабря. День Прокла. Устанавливалась зимняя санная дорога. До Прокла не жди от дороги прока. Если в этот день снег пойдет, то и 3 июня будет дождь.

4 декабря. Введение во храм Пресвятой Богородицы. Наложило Введенье на воду толстое леденье. Введенские морозы зиму на ум наставили. Но в это время нередко бывают и оттепели. В таком случае говорили: Введенье ломает леденье. В садах и рощах снегири красуются, без них какая же зима обойдется! Сидят себе краснозобы на кустарнике и над воробьями подтрунивают: воробью в его потертой шубенке холодненько бывает. «Чуть-жив, чуть-жив»,— попискивает серенький в лютые дни. Накормится — согреется. На Введенье в старинной Москве устраивается санный торг. Происходил он на Лубянке, куда загодя свозили множество троечных, парных и одиночных саней. Наособицу славились галицкие расписные санки. Крестьянин мог тут выбрать дровни, способные к работе, в которых и прокатиться не грех.

5 декабря. День Прокопа. Пришел Прокоп — разрыл сугроб, по спегу ступает — дорогу копает. С Прокопьева дня хороший санный путь: сани сами катятся по гладкой дорожке, лошадке прыти прибавляют. В этот день всем миром выходили расставлять вдоль дороги от деревни до деревни вешки, чтоб путникам не сбиваться с дороги.

6 декабря. День Митрофана. Если в этот день идет мокрый снег и дует северный ветер, то и 6-го июня ветер будет дуть с севера и идти дождь.

7 декабря. День Катерины Санницы. Разъезжают, катаются на санях, собираются в извоз.

8 декабря. День Клима Холодного. На Клима зима клин клином вышибает. На Климента мороз насыпал белых роз. Климент морозом у мужика слезу гонит.

9 декабря. День Егория Зимнего, Юрия Холодного. Юрьев день. Юрий замостит, а Николай (19 декабря) загвоздит. Слушали воду в колодцах: коли не шелохнется — к теплой зиме, издает звуки — ожидали сильных морозов и лютых вьюг. На Юрия волки хаживают около дворов, так и норовят ухватить на клыки скороминку.

10 декабря. Знамение. День иконы Пресвятой Богородицы «Знамение».

11 декабря. Сойкин день. Наши предки считали, что птица сойка в этот день может принести счастье, если прилетит к окну и станет у него кричать.

12 декабря. День Парамона. На Парамона снег — быть метелям вплоть до Николина дня. Багряная заря — к ветрам. Земля каменеет, а речка стынет; тесно ей в ледяном саркофаге. Крупные рыбы осели в зимовальных ямах, а те, что помельче, и вьюны по верхам ходят. В окошко проруби можно разглядеть их проворное мелькание.

13 декабря. День Андрея Зимнего, Андрея Первозванного. В этот день ходили ночью к рекам и озерам слушать воду: если вода была тихой, это предвещало хорошую зиму, шумной — стужи и метели.

14 декабря. День Наума. День Наума Грамотника. Наум почитался покровителем наук и грамоты. Батюшка Наум, наведи на ум.

15 декабря. День Аввакума. Обильный снег на Аввакума сулил богатый урожай трав летом.


художник Левитан. Зимой в лесу

Левитан Исаак Ильич (1860—1900). Зимой в лесу. 1885 г.

16 декабря. День Ивана Молчальника. Кто на Ивана весь день промолчит, тот весь год красноречив будет. Иван молчит, добрая молва дело растит.

17 декабря. День Варвары. Варварины морозы. Все тепло да тепло, погоди — придет Варвара, заварварят и морозцы. Трещит Варюха: береги нос да ухо.

18 декабря. День Саввы. Савва продолжает Варварину работу — морозит реки и озера, укрепляет зимние дороги и переправы. Варвара мостит, Савва гвозди вострит, Никола прибивает.

19 декабря. День Николая Угодника. Никола Зимний. Вот уж к воротам и Никола Зимний с морозами подступил. Никольские морозы не чета введенским: На Николу зима с гвоздем ходит. Варвара мостит, Савва гвозди острит, Никола прибивает. Никола загвоздит, что Егорий (9.XII) намостит. Ежели на Николу ростепель, ссылались на проказы поспешной зимы: Привезли зиму на санках до Николы, вот тебе и жданная оттепель. С Николина дня частенько бедствовал хлебопашец.

20 декабря. День Амвросия. Амвросий у Николы погостил — в душу девкам веру заронил: не за горами Святки. Этот день подводил черту под праздниками уходящего года. Амвросий праздники отбросил.

21 декабря. День Анфисы. На Анфису девушки занимались рукодельем. «На Анфису девка шьет, но лишний глаз при том шитье — на сглаз.

22 декабря. День Анны. Анна Зимняя. В этот день самая длинная ночь и самый короткий день в году. Зима вступает в свои права. На Анну осень кончается, зима начинается. В этот день старались угадать, какая погода будет в Новый год: если на Анну Зимнюю стоит хорошая погода, то и 31 декабря будет хорошим, а если пасмурно с инеем на деревнях, то и 31 декабря будет оттепельным и пасмурным.

23 декабря. День Мины. Со святого Мины день начинает прибывать. Со святого Мины — тьма нас мимо. Со святого Мины — с очей пелена.

24 декабря. День Никона. Святого Никона просили защитить от нечистой силы. Никон стоит у икон.

25 декабря. День Спиридона Солнцеворота. Декабрь примечателен зимним солнцестоянием. Эта когда полуденная высота солнца в течение нескольких дней остается почти постоянной, по-народному — солнцеворот. На Спиридона-солнцеворота солнце на лето, зима на мороз поворачивают. После солнцеворота ночи пойдут на убыль, а дни — на прибавление. Охотники подмечали: с солнцеворота медведь в берлоге на другой бок заваливается.

26 декабря. День Евстрата. После Дня Спиридона, начиная со дня Евстрата, наблюдали за погодой в течение 12-ти дней. Каждый из дней показывал, какая погода будет в каждом месяце наступающего года.

27 декабря. День Филимона. По Филимону предсказывали погоду на февраль.

28 декабря. День Трифона. По Трифону предсказывали погоду на март.

29 декабря. День Аггея. Аггей иней сеет. Коли сильный мороз затрещит — стоять ему до Крещенья (19.1). Солнце теперь все чаще будет озарять снега яркими лучами, все выше подниматься в движении по небесному своду. В такие солнечные дни особенно морозно.

30 декабря. День Даниила. Совсем немного остается до Нового года и Рождества. Данила декабрь торопит. В Данилов день святым духом и ладаном запахло.

31 декабря. День Модеста. Канун Нового года. До Рождества (7 января) остается неделя.


Природа в декабре

художник Поленов. Зима. Имоченцы

Поленов Василий Дмитриевич (1844—1927). Зима. Имоченцы. 1880 г.

Все больше хмурится первенец зимы — декабрь: самые короткие деньки выпали на его долю. Не успеет день как следует разгуляться, к ак уже ползут со всех сторон вечерние сумерки, переходящие в длинную зимнюю ночь.

Свои парчовые обновы седая чародейка примерила еще в октябре. Однако упавший на неостывшую землю снег незаметно изчез. Лишь во второй декаде ноября похолодало. Ртутный столбик по ночам опускался до минус двадцати. Сковало льдом речушки и озера.

Тут бы снегопады пришлись очень кстати. Однако лишь к 24 ноября земля укуталась в снежное покрывало. Казалось бы, все — зима настала. Но не тут-то было. Под ногами захлюпало, снежный покров подтаял. А в последние дни ноября мороз ударил пуще прежнего, да еще с порывистым северным ветром.

В первый день декабря вновь снежок выпал. Однако осторожные горожане теперь уже не спешат с выводами: мало ли какими еще сюрпризами удивит нас природа…

Обычно фенологи подразделяют зимний период на 3 отрезка: мягкую зиму, или предзимье, заканчивающееся 22 декабря (это день зимнего солнцестояния), коренную зиму (до середины февраля) и, наконец, перелом зимы, завершающийся, как правило, в 20-х числах марта, к весеннему равноденствию.

Зима всегда была суровым испытанием для всего живого. Причем не так страшны холода, как бескормица.

Растительный мир (по сравнению с животным) значительно легче переносит зимний критический период, находясь в стадии покоя и сохраняя будущую жизнь в семенах, клубнях, луковицах, корневищах. Впрочем, в отдельные суровые зимы даж е ветви деревьев подвергаются «ожогам», гибнут и усыхают сами деревья.

Значительно сложнее перезимовать бодрствующим животным, требующим постоянного пополнения пищевых ресурсов. Мелкие зверьки и птицы, благодаря небольшой массе тела и относительно большей подвижности, требуют регулярного пополнения запаса калорий в организме. Так, малая бурозубка может прожить без пищи не более 5 —6 часов и в случае ее отсутствия погибает. Она съедает за сутки пищи в два с половиной раза больше собственного веса. В то же время волки, например, могут голодать неделями. А потом, оказавшись в благоприятных условиях, в короткий срок восстанавливают потери.

В наиболее благоприятных условиях зимой оказы ваются четвероногие, питающиеся растительными кормами,— грызуны и копытные. Так, лось, используя в своем летнем меню сотни видов самых различных растений, зимой нередко довольствуется десятком их, переходя преимущественно на питание сосновой и можжевеловой хвоей. Нередко этим самым он причиняет молодым хвойным посадкам серьезный урон, срезая их верхушки и боковые ветви. Добрую службу лосям могли бы сослужить сосновые ветви и лапы, обычно сжигаемые лесорубами на лесосеках. А ведь лес и лось в равной степени важны и дороги нам: это богатство и гордость паши!

Призадумался, притих декабрьский лес. Порой кажется даже, что покинули его в трудную минуту четвероногие и пернатые друзья. Однако это не так.

Вышла на опушку, озираясь по сторонам, рыжая разбойница-лиса, оставляя строго размеренную, как по линейке, цепочку аккуратны х следов, а изредка и отметины от пушистого хвоста на снегу. Слух и обоняние у нее отменные: за десятки метров услышит она тихий мышиный писк, и тут же бросается за добычей, благо снег еще не глубок. Не удержится она от соблазна завернуть к ближайшему стогу соломы, наверняка зная, что там найдется чем поживиться, если не опередила ее более проворная маленькая кровож адная хищница — ласка, также большая охотница до полевок, обычно зимующих в теплых скирдах.

Норка и выдра — искусные пловцы и зимой держатся у водоемов вблизи незамерзающих полыней, находя в воде убежище и корм.

Голодное время наступило и для волка, сильного, выносливого и коварного хищника, даже после насыщения уничтожающего все живое. Преодолевая за ночь десятки километров, он может появиться в тех местах, где его и не ожидают. Ворвавшись на скотный двор или животноводческую ферму, волк способен нанести непоправимый урон.

Активный образ жизни ведут сейчас пернатые, зимующие в родных местах. По их поведению можно предсказать те или иные изменения погоды. Наши постоянные спутницы — серые вороны, собираясь в большие стаи, кружась и кувыркаясь в воздухе, предвещают похолодание. Если же они мирно рассаживаются на нижних ветвях деревьев — ожидай ветра; устроятся на земле — к оттепели.

Ворона весьма смыш леная, находчивая, предприимчивая птица. Дали, к примеру, вы псу миску, а в ней — лакомая кость. Пара ворон тут как тут. Одна из них отвлекает собаку, пытаясь клюнуть ее в хвост. Естественно, собака старается отогнать обидчицу, а в это время вторая молниеносно выхватывает кость из миски, и обе кумушки благополучно улетают делить добычу.

А другие завсегдатаи-горожане, домовые воробьи, в ожидании мороза и ненастья забираются в самую чащобу кустарника или хвороста.

Есть немало и других черт в поведении птиц и животных, являющихся своеобразными живыми барометрами.

Чаще бывает в своей импровизированной лесной «кузнице» большой пестрый дятел. Тщательно разворошит очередную шишку, чтобы извлечь ароматные семена из-под чешуек. Пытается он разнообразить свое скудное меню и животной пищей, выуживая из-под коры и из щелей стволов и ветвей своим длинным шершавым языком схоронившихся там насекомых. Однако зимний его стол состоит преимущественно из вегетарианской пищи.

Преображается все вокруг. Скоро заметут снегопады стежки-дорожки, надежно укрывая землю пушистым одеялом. Морозными причудливыми узорами покроются окна домов. Впереди еще вся трудная зимняя пора. Однако в конце декабря наступит желанный поворот, когда сначала незаметно, а потом все быстрее день начнет прибывать. И хотя морозы еще впереди, легче станет всем от сознания, что весна не за горами.


Погода в декабре

художник Саврасов. Зима

Саврасов Алексей Кондратьевич (1830—1897). Зима. 1873 г.

К декабрю земля еще не вполне остыла, и отдаваемое ею тепло смягчает ярые морозы. Случаются и затяжные оттепели, такие, что еле-еле к Новому году сырость подбирает.

Декабрь не берет рекордов по холодам. Только изредка он оказывался морознее января (в 1902, 1916 и в 1939 годах). И все-таки месяц этот справедливо прозван студеным.

Декабрь — студен, на всю зиму землю студит.

Общую картину месяца превосходно передают народные поговорки:

Декабрь и замостит, и загвоздит, и саням ход даст.
Декабрь глаз снегами тешит, да ухо морозом рвет.

Приток солнечной энергии мал, а тот, что попадает на землю, сильно отражается снежным покрывалом. Дни короткие, тусклые, зато ночам будто конца нет. Глухозимье навалилось невылазным снегом: в декабре метель дорогу переймет, перекрыв ее поперек сугробами…

В Древней Руси декабрь нарекли так — «студень». На всю зиму землю студит, ходит с гвоздем; гвоздит, приколачивает. Белорусское «снежень» означает «снежный». Это первый месяц настоящей календарной зимы, время ее разбега, месяц самых коротких дней, сумрака и длинных ночей. Но к концу его день прибавляется на шесть минут. Прибавку дня особенно чувствуют птицы. Они приветствуют это явление своими звонкими голосами. Чаще и громче щебечут овсянки и синицы, трещат сороки. Д аж е дятел как будто громче стучит по деревьям.

Фенологическая зима начинается с речного льда, крестьянская — с санной дороги — зимника. 22 декабря — день самого низкого солнцестояния. С этого дня солнце поворачивается на лето. Зима еще не укрепилась, не успела показать свой нрав, а природа уже празднует «день рождения» летнего солнца.

В декабрьское первозимье мглистое небо редко озаряется солнцем, так как нет еще заправских морозов. Отмечена такая закономерность в эту пору: чем больше светит солнце, тем сильнее морозы, и наоборот. В ветреную погоду стужа ослабевает, хотя каж ется в это время холоднее. Появляются первые воздушно-пышные сугробы. Снег под ногами заводит скрипучий разговор. Уже частенько наведываются вьюги.

Тихо в лесу. Он весь в снежном одеянии. В кристально-фосфорических искрах блещут бахромчатые кружева заиндевелых сосен и елей. Блестят на солнце тонкие ветви берез и верб. В лиственных лесах и парках свободно гуляет ветер между кронами деревьев, срывая сухие одинокие листья. На кленах остались плоды-крылатки, на березах — длинные сережки, на седой ольхе — черные овальные шишечки. На рябинах красуются гроздья красных плодов.

Декабрь — первый месяц «седой чародейки». Метут метели. Красива земля, когда ее выстилают белые холсты снегов. Хорошо, когда в преддверии Нового года много снега.

Русские зимы всегда удивляли и даже пугали своей суровостью заезжих гостей и путешественников. «Знайте по истинной правде,— писал в свое время знаменитый Марко Поло,— самый сильный холод на свете в России, трудно от него укрыться». У нашего же народа на этот счет совсем иное мнение. Поговорки, шутки о проказах матушки-зимы полны задора, пересыпаны удалью. «В зимний холод всякий молод», «Мороз ленивого за нос хватает, а перед проворным ш апку снимает», «Строгая зима прибавит ума».

К зимам же мягким, «сиротским» всегда недоверие, какое-то подозрительное отношение. Нелюбимы они и у летописцев. Как недоброе «знамение» был воспринят, например, феноменальный сезон 1289— 1290 годов: тогда в Европе прямо за осенью наступила весна — деревья распустили листву. Новгородское вече усмотрело в этом вину архиепископа Арсения и выгнало его.

Та чрезвычайная, необъяснимая погода больше никогда не повторилась — осталась загадочным чудом. Но похожее — «зеленые» и даже «земляничные» зимы — случалось. «Бысть зима тепла, не бысть снега через всю зиму»,— отметил новгородский летописец в 1304 году, «И бысть вся зима тепла»,— записал в 1474 году псковитянин. «Земля через всю зиму была тала» ,— сказано о 1558 годе.

Зима без снега, даже его задержка — диво для всех веков. Вспомним, например, известные строки А. Пушкина:

В тот год осенняя погода
Стояла долго на дворе,
Зимы ждала, ждала природа.
Снег выпал только в январе…

Полагают, что поэт увековечил в «Евгении Онегине» зиму 1825— 1826 годов. В Петербурге она действительно началась тогда очень поздно (в середине января по новому стилю) и вовсе не имела суровых дней.

К диву сезона можно отнести первозимье 1960 года. Тогда декабрь оказался не только значительно теплее обычного (на 7—8 градусов), но впервые за все годы наблюдений вышел с плюсом: в Москве среднемесячная температура достигла 0 —2 градусов тепла.


Декабрьские приметы

художник Саврасов. Зима

Саврасов Алексей Кондратьевич (1830—1897). Зима. Конец 1870-х—начало 1880-х.

1 декабря — каков первый день декабря, такова и зима.
4 декабря — зимы нет, коли санный путь не установился.
7 декабря — первое катание на санях, гулянья, санницы.
17 декабря — мороз мостит, стелет и гвоздит. К холодам — небо в высыпках звезд, к теплу — слепое, тусклое.
19 декабря — коли зима след заметает, то дороге не стоять. Хвали зиму после 19 декабря. Привезли зиму на санках до 19 декабря — вот тебе и жданная оттепель.
29 декабря — иней сеет. Коли сильный мороз затрещит, стоять ему до 19 января.
30 декабря — коли иней в этот день — тепло будет 7 января.

Когда снег прекращается после полудня или вечером без прояснения неба, на следующий день снова жди снегопад.
Сильный снег ночью или утром при слабом ветре или в штиль к солнечной погоде в полдень.
Солнце всходит алое при алой заре — к метели.
Если в начале зимы снег ляжет на сырую землю и не растает, то весной дружно и рано зацветут подснежники.
Декабрь холодный, снежный, с частыми ветрами и инеями — к урожаю.
Вороны раскаркались всей стаей — к морозу, устроили в небе хороводы — к снегу, сидят на земле — к оттепели, расселись на нижних ветках — жди ветра.
Облака идут против ветра — к снегу.
Солнце заходит в облака — к снегопаду.
Ожидай оттепели, если во время мороза зашумел лес.
В одном гнезде несколько белок — на сильный мороз.
Туманный круг около солнца — к метелям.
Гуси хлопают крыльями, поджимают под себя одну ногу — к морозу.
К стуже ворона прячет нос под крыло.
Ожидай оттепели, если во время мороза белка покидает гнездо и спускается с дерева.
Под окно прилетел снегирь — к оттепели.
Гром зимой — к сильным ветрам.
Подул северный ветер, а туч нет — будет мороз.
Если первый снег плотный и мокрый — к влажному лету, а сухой и легкий — к сухому.
При закате перистые облака — к перемене погоды.
Скоро светает зимою — непременно будет снег.


В народе говорят. Пословицы и поговорки декабря

художник Саврасов. Зимний пейзаж (Оттепель)

Саврасов Алексей Кондратьевич (1830—1897). Зимний пейзаж (Оттепель). 1890-е.

Декабрь-лютовей стужей вьет, ветром гнет.

Серебряным звоном зима начинается.

В зимней сторонке близки потемки.

Сжал мороз реку в своих объятиях.

Похудела река, закатила белые очи.

Мороз речку уволок под свой сапог.

В декабре загудел ветрище зябко.

Скежная зима сыплет хлеб в закрома.

Зима в одну ночь становится.

Снег глубок — хлеб хорош.

Русская зима в трех месяцах живет.

К снегу дым клубится сизо, бородой сползая книзу.

Перед снегом ночь темна.

Декабрь — заледки, пора замерзания рек.

Ночной ветер — заморозник, рекостав.

Раз в десять лет декабрь теплым бывает, даже снег сгоняет.

Звону много — веселей дорога.

Снеговица зима не носит тепла.


Декабрьские обычаи и традиции

художник Шишкин. Зима

Шишкин Иван Иванович (1832—1898). Зима. 1890 г.

По воззрениям древних славян, зима подобна злой мачехе. Олицетворение зимы у белорусов — сказочный старик небольшого роста с белыми, как снег, волосами и длинною седою бородою. Ходит с непокрытой головой в теплой одежде, носит железную булаву. Большую часть зимы он проводит в лесу, но иногда заходит в деревни, предвещая своим появлением жестокую стужу.

По русскому поверью, светило выезжает в колеснице красавицей на серебряном, золотом и алмазном конях. Наряженная в праздничный сарафан и кокошник, красавица направляет своих коней на летнюю дорогу. Народ сочетал с этой древней богиней имя Коляды и прославлял ее в обрядовых песнях. Существовал обычай вывозить Коляду, которую представляла девушка, одетая в белое платье.

Издревле на Руси зародилась традиция проводить посиделки. К декабрю крестьяне управлялись с полевыми работами. Наступали короткие дни и длинные ночи. В те времена в деревнях мало было развлечений. Но была потребность собраться вместе, себя показать, на других поглядеть. Занимались рукоделием, шутили, смеялись, пели и плясали.

Источник: Мустаев Н. А. Народные приметы. Казань, 1988.


Рубрика: Древняя Русь, Народный календарь | Метки: , , , , , , , , , | Добавить комментарий

Русский народный календарь. Ноябрь

Ноябрь. Народный календарь, пословицы, поговорки, приметы, обычаи, традиции

Наступил одинадцатый месяц 2018 года и третий месяц осени — ноябрь. В русском народном календаре есть множество обычаев, обрядов и примет, связанных с этим месяцем.


Ноябрь-листогной. Имя и символика месяца

русский народный календарь. Название месяцев

Русский народный календарь. Древнее и современное название месяцев.

Ноябрь — последний календарный месяц осени. День в течение ноября уменьшается на четыре минуты в сутки, а за месяц он становится короче почти на полтора часа.

Народный месяцеслов величает ноябрь «груднем» от смерзшихся груд грязи на дорогах, «листогноем» — от чахнущих листьев.

Ноябрь — сентябрев внук, октябрев сын, зиме родной батюшка. В ноябре зима с осенью борются. Ноябрь полузимник: мужик с телегою прощается, в сани забирается.

Ноябрь чем-чем, а стужею всех богачей оделить может, да еще и на всю бедную братию останется.

Ноябрьские ночи до снега темны.

Прообразом современного календаря можно считать древнеегипетский, созданный примерно в IV тысячелетии до нашей эры Одиннадцатый месяц года коренное население Древнего Египта называло «Эпифи».

Древние римляне считали ноябрь девятым месяцем года и называли его «новембером» (ст латинского «новем» — девять). Так или очень похоже называют его и сейчас в большинстве стран мира, где говорят на европейских языках.

В Древней Руси ноябрь первоначально был девятым месяцем. С XV века до 1700 года он переместился на третье место и лишь потом — на нынешнее, предпоследнее в году. Его древнерусское название — «грудень» или «груздень» («грудьн», «труден»). Это имя образовано от слова «груда», которое в старорусском язы ке XV I—XVII веков значило «разъезженный», плохой и замерзший путь». В русских говорах «груда» — мерзлые колеи на дороге, мерзлая кочковатая грязь, кочки. Свидетельство этому мы находим, например, в летописной «Повести временных лет» (X I—XII века). Цитируем в современном переложении: «Поехали
они… на телеге, но по комковатому пути, ибо тогда был месяц груден, или ноябрь».

Есть у ноября и другие прозвища: «снеговей», «листопад», «полузимник», «сумерки года», «солнцеворот», «месяц санного первопутка», «последней живой воды» и «молодого звонкого льда», «ледовый кузнец», «сентябрев внук» и «октябрев сын», «декабрев брат».

В Польше, Германии и Франции 10 ноября считают первым зимним днем. Именно на ноябрь приходится дата, когда ночь становится вдвое больше дня.


Ноябрьский календарь

художник Куинджи. Осенняя распутица

Куинджи Архип Иванович (1841/1842—1910). Осенняя распутица. 1870 г.

О том, как развивается ноябрь, о его суровом характере и причудах расскажет народный месяцеслов.

1 ноября. День Иоанна Рыльского. С этого дня обычно начинались настоящие морозы. Кто в ноябре не зябнет, тому и в крещенскую стужу не замерзнуть.

2 ноября. День Артемия. Ситалось, что человек, рожденный в этот день, является близким по духу лесным зверям. Волчий корень ему покорен. Волчье лыко — его улыбка.

3 ноября. День Илариона. Начинает заметать пороша. Первая пороша — не путь.

4 ноября. День Казанской иконы Божией Матери. В крестьянском обиходе это была важная дата. Переламывался погодный режим, надолго отходили всякие полевые работы. К этому дню возвращались с отхожих промыслов деревенские мужички. С Хопра, с Дона, из других казачьих мест несли они в свои края заработанные тяжелым трудом рубли, чтоб хоть немного поправить семейный достаток, укрепить свое хозяйство. На Казанскую обычно бывал первый заправский зазимок. Обметало ледком лужицы, сковывало землю. До Казанской — не зима, с Казанской — не осень.Бывает, что на Казанскую с утра дождь дождит, а ввечеру сугробами снег лежит. Выезжаешь с Казанской на колесах, а полозья в телегу клади. С Казанской тепло морозу не указ. Была в народе и такая примета: Коли на Казанскую небо заплачет, то следом за дождем и зима придет.

5 ноября. День Якова. Коли на Якова крупица (мелкий град) пойдет, то с Матрены (22 ноября) зима станет на ноги.

6 ноября. Праздник чудотворной иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Начало зимних девичьих посиделок.

7 ноября. Дедовские плачи. Природа плачет дождем или снегом. Поминают умерших друзей и родственников.

8 ноября. День Дмитрия Солунского. Дмитриев день. Если в этот день наступает оттепель, то зима будет мокрой и теплой. Если на Дмитриев день снег, то и Пасха будет со снегом. Если на Дмитрия снег лежит, то весна будет поздняя. После Дмитрия Солунского свадьбы в деревнях практически не справляются, обычно перерыв до зимнего мясоеда.

9 ноября. Канун дня святой Параскевы. В этот день было принято давать обет: выполнить какую-либо работу или сделать какое-либо нужное дело.

10 ноября. День Параскевы Пятницы. Параскева-Пятница считалась «бабьей святой», покровительницей семьи и брака. Именно ей девушки задавали в своих молитвах вопрос, как выйти замуж, чтобы жить счастливо, и просили помочь этом деле: «Пятница-Прасковея, покажи мне жениха поскорее». Также Параскеве молились о домашнем благополучии и защите от болезней.

11 ноября. День Настасеи Овчарницы. Кормили пастухов по дворам: благодарили за то, что овец сберегли.

12 ноября. День Зиновия. На Зиновия — синичкин праздник. Невелика птичка-синичка, а и та свой праздник помнит. Немного зинька ест-пьет, а весело живет. Слетаются пернатые гости зимы: снегири, щеглы, свиристели, щуры, всего 15 пташек. Посыпался снег. Внатруску вроде бы и много его нападало, а чуть полежал — изник, выветрился. Местами опять чернотроп. Для зайца это прямо беда. Он уже переоделся в белую шубку, на черной тропе его видать издалека, маячит мишенью. Одно спасенье: проворство да сметливость.В тихом лесу нет-нет да раздастся стрекот сороки: кого-то завидела, скорее всего белку-проказницу. Средь раздетых деревьев далеко раздается дробь дятла.

13 ноября. День Спиридона и Никодима. День рыболова. Не накормит земля — накормит вода. Вода — не нива, не пашешь, не сеешь, а сыт бываешь.

14 ноября. День Космы и Дамиана, Кузьминки. Кузьминки — встреча зимы. Не заковать реку зиме без Кузьмы-Демьяна. Отходят в прошлое предзимние деньки. Во всем величии выказы вает свое господство чародейка-зима. Столбик термометра не прыгает ночью вниз, днем вверх. Минус 20, минус 16 градусов — его постоянная отметка, невзирая на время суток. Метет, а санкам пока ходу нет. Демьянов путь — не путь, а только зимы перепутье.К тому же в ближайшие дни больших морозов не предвидится и даже отпустить может. Коли Кузьма-Демьян закует, то Михайло (21 ноября) раскует. Кузьминки славились петушиными именинами: отмечались «кочеты». Девушки сообща устраивали пир-беседу. Для этого каждая приносила по кочету — по петуху. На пированье приглашались те из молодцев, которые по сердцу. Но вот праздник прошел, пора за дело приниматься.

15 ноября. День Акудина. Акундин разжигает овин. Молотьба вовсю. Зерно пахнет солнышком. Работа идет споро, цеп кого хочешь нагреет, научит и разеватого двигаться. Хорошо, коли хлебушек уродился: будет из чего подовые караваи и ситники затевать.


художник Левитан. Дорога в деревне

Левитан Исаак Ильич (1860—1900). Дорога в деревне. 1877 г.

16 ноября. День Анны. Анна без снега — не жди хлеба. Анна холодная — осень голодная.

17 ноября. День Еремея. Призрачны околицы в этот день. По-за порогу крутит, мутит, беспутит. Светец, крепко держи лучину, чтобы ни нагаринки из избы не утянула нечистая сила.

18 ноября. День Ионы. К этому дню обычно заканчивали уборку редьки.

19 ноября. День Павла Исповедника. Ледостав. Пруды и мелкие реки под ледяным панцирем. Гаснет солнышко, воют свежие ветры, подмораживая стылую землю. Где снег, там и след. Мелкие стежочки, нарыск, хитроумные скидки понятны следопытам, как своеобразные автографы птиц и зверей. Посвященному они расскажут о дневном и ночном быте обитателей наших просторов, о происшествиях, случившихся там.

20 ноября. День Федота. Федот — лед на лед ведет.

21 ноября. День Архангела Михаила. Михайлов день. Михайло мосты мостит. Но Михайлов день известен больше оттепелями, чем лютью. Михайловские оттепели, михайловские грязи: Если Михайло Демьянов путь порушит, не жди пути до зимнего Николы (19 декабря). Замечали и такое: Коли на Михайлов день иней, ожидай больших снегов, а коли день зачнется туманом, ростепели быть. С Михайлова дня зима морозы кует, земля мерзнет. Утрами по оврагам и лощинам туманы. «Серое сукно тянется в окно»,— сказывает о тумане загадка. Настоящая стужа устанавливается с 22 ноября. С зимних Матрен зима встает на ноги, налетают морозцы.

22 ноября. День Матроны. Матрена Зимняя. С Матрены Зимней зима на ноги встает, и морозы прилетают от железных гор.

23 ноября. День Ераста. С Ераста жди ледяного наста. Ераст на все горазд: и на холод, и на голод, и на бездорожную метелицу.

24 ноября. День Федора Студита. Со Студита станет холодно и сердито. Федоровы ветры голодным волком воют. Федор не Федора: знобит без разбора. Если двадцать пятого дождь или снег — по стародавним приметам, быть оттепелям до Введенья (4 декабря).

25 ноября. День Иоанна Милостивого. Заканчивались свадебные недели. Следующие браки заключались только с окончанием зимы — на Масленицу либо на Красную горку.

26 ноября. День Иоанна Златоуста. Юрьев день. Об эту пору растительная жизнь замирает. На Златоуста всякая зябь останавливается в росте.

27 ноября. День Филиппа. Филипповки. Начало Рождественского поста. Филиппово заговенье. Если на Филиппа с утра иней, то на будущий год будет большой урожай овса, а если на Филиппа дождь, то большой урожай пшеницы. Если в этот день ворона каркает, то быть оттепели. Облачное небо на Филиппа или снег, то май будет ненастный. Считалось, если Филипповки проходят без инея и с хорошим днем, то в будущем году хорошего урожая ждать не приходилось. С этого дня начинался Рождественский пост. В деревнях в этот день принято выносить в свой двор еду для домового, для того, что он охранял скотины (для того, чтобы скотина водилась).

28 ноября. День Гурия. Гурьян на пегой кобыле (грязь, снег). И уж коли лежит на Гурьяна снег, так лежать ему до половодья. Вот вроде бы и установилась зима, но возьмет, злодейка, и запотеет, нет-нет да отдаст теплом с мокротой.

29 ноября День Матвея. На Матвея зима потеет. Но в каком бы разладе она ни была с календарем, а ноябрь замыкает осень. Вплотную подступили метели, стужи, лютые денечки.

30 ноября. День Григория Зимоуказателя. Каков Григорий — такова и зима.


Природа в ноябре

художник Пластов. Первый снег. Сумерки

Пластов Аркадий Александрович (1893—1972). Первый снег. Сумерки. 1938—1939 гг.

Небо нередко закрыто тяжелыми облаками. Идет снег пополам с дождем. Появляются ледяные закраины у берегов озер, прудов и на реках — в тихих заводях.

Ноябрь — последний месяц живой воды. В начале месяца река еще бежала, «разговаривала», а в конце — остановилась, замолчала. Вся она покрылась синеватым прозрачным ледком. Запорхали над ним робкие снежинки и покрыли его белым покрывалом.

Ветви деревьев потемнели, нахмурились. Побурел и высох палый лист. Подует ветер, и не услышишь привычного шепота листьев в лесу. Только на дубах еще шелестит уцелевшая пож ухлая листва. Ее сдует лишь снежная буря. И хотя лес сейчас не в чарующей красе, все же он и в предзимье радует глаз. Трепещут на липах длинные крылышки-прицветники. Они помогают улетать подальше от родного дерева яйцевидно-округлым семенам. А темно-фиолетовые сережки орешника уже набухли — ждут ранней весны, чтобы зацвести и дать жизнь новому поколению.

Ветви деревьев усыпаны почками. Так лес готовится к первому весеннему теплу. Еще в летнюю пору на деревьях заклады вались зимующие почки. В каждой из них в зародышевом состоянии находятся будущие стебель, листья, цветки. Даже в лютые морозы в почках протекает жизнь. Они защищены чешуйками или волосками от «седой чародейки».

Черные блестящие плоды на кустах терна после морозов потеряли кислый вкус и терпкость. Под лесными яблонями-кислицами можно найти плоды, сохранившие свою свежесть. Ярко-красные ягоды красуются на безлиственных деревьях рябины, сладкого боярышника и кислого барбариса.

Красива природа на исходе осени! Все чаще и чаще плывут низкие, сырые облака. Легкий морозец хранит белое одеяние земли. К ночи он крепчает, к утру — слабеет, но не настолько, чтобы последнему дню ноября оставить чернотропы.

Ноябрь — предзимний месяц. Скованы льдом речушки и озера, хотя и обманчив первый ледок. Звенит под ногами промерзающая земля. Посвежело, стал суше ядреный воздух и как-то легче дышать. Потемнели, поблекли золотистые ковры опавшей листвы.

Теперь все заметней преобладание тусклых, пасмурных дней, когда ниже и ниже прижимается к земле свинцовый небосвод.

Словом, природа основательно и бесповоротно готовится к встрече с седой чародейкой зимой. Схоронились в лесной подстилке, спрятались в кору деревьев, в расщелины стволов и ветвей многие насекомые. Другие отложили яички, чтобы продолжить род свой, и погибли. Некоторые обрели более благоприятную форму для зимовки — окуклились. Надежно закупорили все ходы и выходы в муравейнике их хозяева. Только неискушенному муравейник представляется кучей бесформенных хвоинок.

В действительности — это сложнейшее, многоэтажное сооружение со множеством камер и ходов, нередко с десятитысячным населением. Каждый житель этого «дома»
наделен определенными обязанностями и добросовестно выполняет их.

Любопытно, что зимой муравьи часто выручают своих кровных врагов. Получается это невольно. Многие пауки, спустившись в подземные ходы муравейников, надежно устраиваются там до весны.

Спрятались и пресмыкающиеся — змеи, ящерицы. Змеи, переплетаясь в большие клубки, схоронились в ямах.

Теперь уже все перелетные птицы покинули места родных гнездовий, вынужденно задержались лишь больные да раненые. Все еще храбрятся, оставаясь до самого ледостава, чайки да некоторые водоплавающие. Остающиеся на зимовку по-разному переносят зимние невзгоды. Так, например, отшельник-глухарь сейчас деятельно готовится к зиме. Он вылетает на дороги, на песчаногалечные откосы, обрывы в поисках мелких камешков, осколков асфальта, стекляшек. Весь этот материал нужен ему для перетирания жесткой сосновой хвои, которой глухарь питается зимой.

Больше сейчас вегетарианской пищи и в меню у большого пестрого дятла. Хотя благодаря своему мощному клюву и чрезвычайно длинному шершавому языку он и в эту пору может выуживать из расщелин деревьев насекомых.

Главная же причина голодовки многих птиц — чрезвычайно короткий световой день, в течение которого они физически не в состоянии набрать себе необходимое количество кормов.

Это в полной мере относится и к нашей «экономке» — большой синице. В расчете на помощь и внимание человека она сейчас вместе со своим многочисленным потомством выбирается из леса и селится поближе к человеческому жилью. Ее кремовая грудка с широким черным галстуком и такой же шапочкой так и мелькают на балконах и лоджиях, во дворах и палисадниках. Выкармливая летом птенцов, синица совершала до пятисот взлетов за день, принося в общей сложности около ста граммов различных насекомых. Ей же самой требуется столько пищи, сколько она весит. Как выжить этой птахе без помощи человека? Смертность синиц от голода очень высока — 8—9 птиц из десяти. Лишь высокая плодовитость сохраняет ее для природы.

На темных чердаках, в больших старых дуплах облюбовали себе зимовку летучие мыши. Подвесившись вниз головой и надежно зацепившись лапками, впали они в оцепенение. Все лето с наступлением сумерек вылетали летучие мыши на охоту за мелкими воздушными насекомыми, среди которых немало вредителей. Поэтому
не надо нарушать зимний покой этих полезных животных.

У пушных зверей заканчивается линька. Произошла смена летнего пушного покрова — грубого, редкого и холодного, на зимний — пушистый, легкий и более теплый. Бодрствующие, не впадающие в спячку животные не делают никаких запасов на зиму, питаются, что называется, с ходу. Но если добычу нельзя съесть за один присест, почти все звери пытаются спрятать остатки на «черный день», замаскировать ветками. Трудно стало добывать пищу многим хищникам. Подрос, окреп приплод нынешнего года у копытных и грызунов. В эту пору лоси сбрасывают свое украшение — рога. Теперь они им не нужны, период гона миновал, страсти улеглись. А перед врагом лось и теперь небезоружен — удар наносит передними копытами, привстав на задних ногах.

Сменил окраску зайчишка-беляк, стал белым. Пока не установился снежный покров, он кажется «белой вороной», выдавая свое присутствие многим врагам-хищникам. Лежит он сейчас в самой глухомани, притаившись, а с наступлением темноты выходит поразмяться.

Побелели с наступлением холодов горностаи и ласки. Лишь половинка хвоста у горностая остается черной, что и выдает его нередко.

Одним словом, зима на пороге.


Погода в ноябре

художник Васнецов. Осень

Васнецов Аполлинарий Михайлович (1856—1933). Осень. 1910-е гг.

…Все крепче забирает зима, насылая стужу и снег. Закрутилась свитками поземка, переползая через затверделые дороги. Ноябрь — зазимье. Холода сменяются потеплениями, снег — дождем. Но зима берет верх. День все укорачивается.

В ноябре рассвет с сумерками среди дня встречается. На среднерусских просторах зима устанавливается около 6 ноября и держится до начала апреля, то есть немногим более ста пятидесяти дней.

И все-таки ноябрь — предзимний, а не зимний месяц. Нет-нет да и проглянет робкое солнышко. Норма солнечного сияния — 29 часов в месяц, менее одного часа в день. Правда, бывают и отклонения. Так, в 1958 году ноябрь оказался таким светлым, что солнышко в Подмосковье сияло целых 80 часов, столько же, сколько в Северном Крыму. Сухие ветры разогнали хмурую наволочь, и небо осветлилось. Но это — исключение. Оно наблюдалось еще только в 1896 году.

Зазимок сперва на пруды приходит. Скует стоячую воду, нахлобучит лед и до живой воды норовит добраться. Но живую, текущую воду осилить не скоро. Канун ледостава. Снежный покров в ноябре не превышает 5 сантиметров, прочно снег ложится обычно к 22-му числу.

Природа задумчиво, с грустью вступает в пору ненастья. До самого заката багряного листопада старалась она нынче придержать тепло. Трижды возвращалось бабье лето на Русскую равнину. Во многих местах отмечено повторное цветение плодовых и декоративных растений.

Но календарь неумолим. Гаснут яркие краски осени. Прозрачны стали сизые дали, замолкли рощи. Хмурится небо свинповой мглой. Ноябрь — сумерки года, пора самых непроглядных ночей, до снега темных. Рассвет с сумерками среди дня встречаются.

Плачут в ноябре по солнцу оконные стекла. За весь месяц оно сияет в Подмосковье в среднем 28 часов — меньше часа на день. Случалось, что светило только заглядывало в предзимье: всего на 4 часа в 1944 году, менее чем на три часа — в 1900-м. Правда, дважды за столетие — 1935 и 1958 годах — ноябрь удивил световой озаренностью: число часов солнечного сияния достигло октябрьской нормы — порядка 80.

Зима с осенью борются. И не случайно в народе говорят, что ноябрьскими заморозками декабрьский мороз тороват. «Ноябрь — зиме родной батюшка». В Подмосковье столбики термометров устойчиво переходят через нулевую отметку. И впервые у среднемесячных показателей появляется отрицательный знак — минус 2,1 градуса. На северо-востоке европейской части страны — минус 8—13, в Западной Сибири — 17—22, а в Якутии — до 31 градуса мороза.

Разумеется, год на год не приходится. К тому же на пересмене сезонов характер погоды подобен маятнику с размашистой амплитудой колебания. Так и ноябри — бывают теплые и холодные. В 1938 году, например, в Подмосковье до самой календарной зимы докатилось эхо жаркого лета: среднемесячная температура воздуха достигла рекордного значения — плюс 2,7 градуса. А в 1919 году стужа установилась на месяц раньше — вышло в среднем 8,1 градуса мороза: холоднее, чем в обычном декабре. Показательны и крайние грани ноября. Его абсолютный максимум метеорологи зарегистрировали 10 и 11 ноября 1927 года — в Москве было 12,6 градуса тепла (по области — до плюс 14). Минимум отмечен 26 ноября 1890 года — 32,8 градуса мороза (по области до — 35). Дерзость не только неповторимая, но даже близко к ней ничего похожего вовек никогда не было!

Нас, конечно, больше интересуют климатические события последних лет. Они не менее любопытны, чем давно минувшие. Мы свидетели многих интересных ноябрей. Необычных своей контрастностью, можно сказать, лихостью. Осени не столь давних лет особенно яростно противились зиме.

В юбилей Великого Октября в 1967 году Москва отмечала при майском тепле. Трижды превысил абсолютные максимумы последних дат месяца ноябрь 1969 года. Чем ближе к нашему сегодня, тем ярче прелюдии зимы.

Теплее обычного выдался ноябрь на Русской равнине в 1976 году. Через год вся третья пятидневка месяца — рекорд столетия. И не только в средней полосе. На Урале и в Западной Сибири температура воздуха оказалась на целых 10—12 градусов выше нормы. Мало этого сюрприза — еще и феномен: Москва тогда по количеству осадков уступила только Курильским островам. В столице выпало 140 миллиметров влаги — более трех месячных норм. Следующий год — и снова перекрытие рекордов в той ж е третьей пятидневке: в Москве термометры показали до 11 градусов выше нуля.

При всех случавшихся оказиях ноябрь остается самим собой. Месяц-предзимиик — ворота зимы. И колесо, и полоз любит. Сколько с его чародейством примет связано, пословиц сложено! «Выезжаешь на колесах, а полоз в телегу клади». «Когда в ноябре небо заплачет, то следом за дождем и зима придет». «Дневной снег не лежит»,— читаем в народном месяцеслове. Зима под покровом темноты во двор крадется. «С утра дождит, а к вечеру снег лежит». «Первый прочный снег ночью выпадает». Да как узнать его — где репетиции зимы, а где премьера? И на этот счет есть в мудрости народной толкование: «Пока вишневый лист не опал, сколько бы снегу ни выпало — оттепель его сгонит». Заметим, что сейчас в Подмосковье вишни спешат закончить листопад. А рощи уже сбросили листву. Леса готовы встретить стужу. Лишь городские тополя, обманутые электрическими фонарями, хранят зелено-золотой наряд.

Обычно прочный снежный покров устанавливается в Подмосковье 25—27 ноября. В эту пору, к ак говорили в старину, зима уже встает на ноги, ветры волком воют, налетают морозы. Иногда природа дарила белый наряд ландшафтам и в первых числах месяца — например, в 1956 году. Бывало и так, как в пушкинское время: «зимы ждала, ждала природа, снег выпал только в январе…» В 1938 году ни ноябрь, ни декабрь не знали настоящего снега, он прочно обосновался лишь с 25 января 1939 года. Да недавно и мы были свидетелями похожего явления: встречали Новый год под звон капели и шум дождя по чернотропу. Однако чаще всего ноябрь передает декабрю заснеженные просторы: почти девять десятых территории страны в предзимье покрываются снегом. Пора и нынче заглянуть в наши края метелям: ибо от первого снега до санного пути — шесть недель сроку.


Ноябрьские приметы

Ясная луна — предвестник мороза.
Если туман быстро убывает — заморозков не будет.
Если после выпадения снега не проясняется — назавтра опять снегопад.
Если поздней осенью снег ляжет на сырую землю, то подснежников жди рано весной.
Гром в ноябре — к большому снегу.
Трубный клич лебедей — к ноябрьским бурям.
В ноябре за холодами — солнцегрей, за погожим днем — слякоть.
Луна в дымке — к долгому ненастью.
Густь на одной лапке стоит — к холодам.
Лист до заморозков опал — быть зиме теплой.
Вечерняя заря красная — к ветру.
Ворона кричит — к метели.
Гуси полетели — скоро быть снегу.
Звезды «прыгают» — к холоду.
Если утка еще сидит на воде и не улетает даж е в холодный дождь, то хорошая погода еще продержится долго.
После гололедицы жди дождя.
Если осенью снегу нанесет рано, то и весна ранняя.
Если выпавший ночью снег останется на ветках деревьев, то и на земле не растает.


В народе говорят. Пословицы и поговорки ноября

художник Жуковский. Нахмурилось (Осень)

Жуковский Станислав Юлианович (1873—1944 ). Нахмурилось (Осень). 1896 г.

В ноябре мороз приосанивается.

Надел мороз шубенку — вспомнил старую осень-ухажерку.

Не сковать реку зиме без ноября-кузнеца.

Снег осенний полезен для ржицы, если на землю сырую ложится.

Переметет в конце месяца дорогу снежной косой — снега эти дрогнут только весной.

Добрый хозяин с осени весну ждет.

Ноябрь — листокос: ветер и мороз вершат золотой покос.

Звонок ледком месяц ноябрь!

Первый снежок на побывку прибыл — полежал и убыл.

От первого снега до санного пути телега в ходу еще пять недель.

Ноябрьские ночи до снега темны.

В ноябре рассвет с сумерками быстро встречаются.

Ноябрь — полузимник: и колесо любит, и полоз.

Телега дом собирает, а сани — разбирают.

Плачут по солнцу в ноябре оконца.

Небо в ноябре, словно звездный шатер.


Ноябрьские обычаи и традиции

художник Поленов. Ранний снег

Поленов Василий Дмитриевич (1844—1927). Ранний снег. 1891 г.

Весьма интересны народные обычаи этой поры. По одному из них крестьяне величали весь месяц — братчины. В деревнях устраивались праздники на общий счет — в складчину. Отмечались смотрины матушки-зимы (обновы самотканые), веселый праздник первого снега. Начинались зимние гулянья на санях. И тогда впервые показывались молодые пары, обвенчавшиеся еще в золотую осень. Для них снаряжали особый санный поезд. Русь всегда любила снег и радовалась его обилию. «Снега надует — хлеба прибудет», «Много снега — много хлеба». Пожелаем и мы наступившему ноябрю доброй встречи зимы. За снежными хороводами — чудесная хрустальная пора. Вспомним, как вдохновенно сказал о ее приходе поэт П. Вяземский: «Сегодня новый вид окрестность приняла… на празднике зимы красуется земля…»

На Руси в ноябре также устаивали банные дни. Парились с веником, приговаривая: «Веник, веник, попляши! Нас, остуда, не ищи. Сгинь, скатись, худоба, как горошина со лба!»

Издавна первый день ноября считался проводами осени, встречей зимы. Урожай собран, заполнены закрома, а морозко уже скачет по ельничкам да по березничкам. Зима тут как тут. Изо льда у нее корона, из инея — перстенек, снегом низан поясок. Звон-мороз зазнобе-вьюге в дар сыплет жемчуг-белояр.

В старинных месяцесловах на Руси 4 ноября отмечалось как важная дата деревенского быта. К этому дню мужики возвращались с отхожих промыслов. 11 ноября — стригальницы, свечницы, праздник овчаров. Пастухов кормили по домам за то, что овец сберегли. В этот же день отмечалась юровая — праздник сибирских рыбаков на юру, крутом речном обрыве.

По старинному народному календарю десятого ноября отмечались льняницы. Чесали коноплю, распутывая и выравнивая длинные волокна, получали куделю. Девушки на выданье загадывали о женихах и выхвалялись друг перед другом льнами и своими изделиями из них: кто самая умелая? Вот и получалось, что устраивали смотрины не только невестам, но и льнам…

12 ноября считался Синичкиным днем. Синицы действительно заслужили внимание: круглый год уничтожают они вредителей наших садов, огородов, лесов. Птичка-невеличка, а и та свой праздник помнит! Немного синица ест-пьет, а весело живет. Кормушку сколотить и выставить за окно — кого затруднит? А привадил юрких пташек — и себе радость доставил, и старинный русский обычай исполнил.

С 27 ноября на Урале и в Сибири всеми семьями садились за стол лепить пельмени, заготавливали их мешками на всю зиму. В лютые морозы они каменеют и, конечно, не портятся до весны. Народная фантазия сблизила действие морозов с ковкою железа. Мороз превращает и землю, и воду в камень.

В конце месяца на Руси начинались катания на санках. «Молодая зима с гор на санках катается»,— говорили в народе. Тогда впервые показывались на людях молодые пары, обвенчавшиеся осенью.

Источник: Мустаев Н. А. Народные приметы. Казань, 1988.


Рубрика: Древняя Русь, Народный календарь | Метки: , , , , , , , | Добавить комментарий

Русский народный календарь. Октябрь

Октябрь. Народный календарь, пословицы, поговорки, приметы, обычаи, традиции

Наступил десятый месяц 2018 года и второй месяц осени — октябрь. В русском народном календаре есть множество обычаев, обрядов и примет, связанных с этим месяцем.


Октябрь-грязник. Имя и символика месяца

русский народный календарь. Название месяцев

Русский народный календарь. Древнее и современное название месяцев.

Грязник. Так в народном календаре говорится про второй месяц осени. Называют его еще и вечером года. В это время природа начинает потихоньку готовиться ко сну.

Семь ликов погоды насчитали на подворье октября наши предки. Таким он остался и в наши дни. И дождь, и солнце, и чистое голубое небо, а то вдруг — низко нависшие свинцовые тучи.

Слово «октябрь» происходит от латинского «октобер», что означает «восьмой». В древнеримском календаре он был восьмым по счету. Нынешнее название месяца пришло к нам из Византии.


Октябрьский календарь

художник Левитан. Золотая осень

Левитан Исаак Ильич (1860—1900). Золотая осень. 1895 г.

1 октября. День Арины Шиповницы. Если на Арину журавли полетят, то на Покров (14 октября) надо ждать первого мороза; а если их не видно в этот день, раньше Артемьева дня (2 ноября) не ударить ни одному морозу.

2 октября. День Зосимы и Трофима. Зосима — заступник пчел. Ставят ульи в омшаник. Иногда откладывают такое дело до Савватия (10 октября).

3 октября. День Астафия Ветряка. За Зосимой — астафьевы ветры. На ветряных мельницах спешка. Кованые жернова денно и нощно жуют новину. Верхний постав-плывун ходуном ходит, только мука брызжет. Ветер спорый. Мельничьи крылья крутятся как оглашенные, без перерыву. На Астафья, конечно же, свои приметы. Коли дует северный, сердитый ветер — будет стужа, южак подул — к теплу, западный — к мокроте, восточный — к вёдру. Если на Астафья туманно и тепло, по проулкам летит белая длинная паутина — к благоприятной осени и нескорому снегу. Порог предзимья. Горит, не сгорая, багряная листва. Малиновым ж аром подернулись купы осин; изредилась, поизносилась золотая краса берез; оголились кроны рябин — одни плоды держатся. Деревья подготовились к встрече со студеной зимой.За журавлями поднялась болотная дичь — кряквы, шилохвостки. В октябре от нас улетают вертишейки, пеночки, сорокопуты, коростели-дергачи. Из тундры прилетают вьюрки, прикочевывают снегири.

4 октября. День Кондрата. Если холодный да северный, жди холодной зимы.

5 октября. День Иона и Фоки. Если на Иона листья на березе еще висят, то снег на землю ляжет поздно.

6 октября. День Ираиды Спорной. Этот день считался блаприятным для гадания на удачу.

7 октября. День Феклы Заревницы. В натопленных овинах молотят хлеб от зари до зари. По неосторожности на Феклу спалили не один овин, оттого-то она и «заревница».

8 октября. День Сергея Капустника. День памяти Сергия Радонежского. На Сергия капусту рубят. В долбленую колоду счищают с кочерыг белые вилки и рубят, мельчат их острыми сечками. Нарубленной капустой набивают кадки и дошники. В этот день замечали: Коли первый снег на Сергия, то зима установится на Михайлов день (21 ноября). Считали, что санный путь устанавливается в четыре седмины (недели) от Сергия.

9 октября. День Ивана (Иоанна) Богослова. Если на Ивана Богослова шел дождь со снегом, это предвещало три сильных оттепели в январе, а если день выдавался теплым и солнечным, ждали дождливого и холодного июня следующим летом.

10 октября. День Саватия Пчельника. День Савватия Пчеловода Пчеловоды заканчивают приготовления к зиме. Убираются последние улья в омшаники.

11 октября. День Харитона Исповедника. Этот день в народе считался недобрым. Харитон — в избе урон. Чтобы злые люди не сглазили и не навели порчу, в этот день нужно было сидеть дома, нельзя было ходить в гости и даже выходить во двор.

12 октября. День Феофана Милостивого. В этот день на землю обычно возвращалось тепло: «Преподобный нас своим кафтаном укрывает».

13 октября. День Михаила Соломенного. В этот день наши предки занимались хозяйственными делами: жгли старую солому из постелей, набивали новые матрацы. День этот был всегда ясный, теплый.

14 октября. Покров Пресвятой Богородицы, знаменитый Покров. На Покров до обеда осень, а после обеда — зимушка-зима. К Покрову старались утеплить дом: проконопатить пенькой пазы, промазать фаски рам, привалить завалинки. Д ля зимних завалин стаскивали с конопляников суволоку — перепутанную солому, складывали ее валом вдоль стен, захваты вая часть окон, сверху пригнетали слегой. Теперь приходи, зима-злюка, не страшны твои проказы. На Покров натопи хату без дров (то есть утепли жилье). В зазимье судили-рядили о предстоящей зиме. Каков Покров — такова и зима. Если лист дуба и березы на Покров упадет чисто — к легкому году, а не чисто — к строгой зиме. Покров на голе, так и Дмитрий (8 ноября) — на голе (без снегу). По народной прикидке от первого снега до санного пути — шесть недель сроку. Собран весь урожай, скотина загнана в стойла. Теперь и о судьбе подумать впору. Октябрь — свадебник, на селе играются свадьбы. Придет Покров — девке голову покроет. Высыпает деревенский люд полюбоваться молодыми — невестой да женихом.

15 октября. День Куприяна и Устиньи. Считалось, что молитва этим святым спасает от нечистой силы, наваждения, чар и злых духов. В этот день зимние духи вступают в силу.


художник Поленов. Золотая осень

Поленов Василий Дмитриевич (1844—1927). Золотая осень. 1893 г.

16 октября. День Дениса Позимнего. На Дениса (Дионисия) люди нужно опасались лихорадки и сглаза: «Денис — лихого глаза берегись».

17 октября. День Ерофея. На Ерофея и зима шубу надевает. Сеуверные люди на Ерофея в лес не ходили: боялись лешего. Из тьмы веков передавалось сказание о том, что в этот день лешак с лесом расстается. А перед тем как провалиться сквозь землю, бушует там, обтрясывает, обламывает деревья. Зверье от страху в норы разбегается.

18 октября. День Харитины. С этого дня женщины начинали ткать и прясть: «Харитина ткала и пряла — весь дом одевала».

19 октября. День Фомы. На Руси апостола Фому почитали за бережливость и запасливость. Фома ломит закрома, все бери задарма.
Фома — большая крома.

20 октября. День Сергия Зимнего. Если Сергий снежком покроется, то с ноябрьской Матрены зима встанет на ноги. Седые инеи прибили травы, а на лугах все еще попадаются запоздалые цветы: то сиротинкой выглянет ромашка с обношенным венчиком лепестков, то упрямо выставится белая яснотка. И уж совсем не редкость вездесущий одуванчик. Рачительные хозяева торопились до ледостава спустить в омуты бочки с засоленными огурцами. Подо льдом температура воды, как известно, ниже плюс четырех градусов не падает. Лучших условий для хранения овощей и не найти. Весной бочки подымали, и на столе появлялись хрусткие, недуплистые, хорошо просоленные огурцы.

21 октября. День Трифона и Пелагеи. С Трифона-Палагеи все холоднее. Готовь теплую одежду, зима забредает. В шутливой народной присказке и святым работа нашлась: Трифон шубу чинит, Палагея рукавички шьет барановые.

22 октября. День Якова Дровопильца. С этого дня начинается заготовка дров на зиму.

23 октября. День Евлампия Зимоуказателя. На Евлампия — множество примет. На Евлампия рога месяца кажут в ту сторону, откуда быть ветрам. Если на Евлампия рога месяца на полночь (на север) — быть скорой зиме, спег ляжет посуху; если на полдень (на юг) — скорой зимы не жди, будет грязь да слякоть, до самой Казанской (4 ноября), осень снегом не умоется, в белый кафтан не нарядится.

24 октября. День Филиппа. На Филиппа обычно начиналась канитель — распутица и грязь на дорогах: «Сам Филипп к печи прилип, так дороги развезло».

25 октября. День Прова. На Прова гадали по звездам на урожай и будущую погоду. Звезды яркие — быть морозу, тусклые — быть теплу, звезды мерцают — жди снега, много звезд на небе — быть хорошему урожаю.

26 октября. День Иверской иконы Пресвятой Богородицы. На Иверскую обычно жарко топили баню и приводили в парилку больных падучей — эпилепсией.

27 октября. Параскева Грязнуха или Параскева Пятница, Порошиха. Скоро белым лебедем снег пожалует. Мни и толки льны с грязнихи. На грязнуху большая грязь — четыре седмицы до зимы. На грязнуху не бывает сухо.

28 октября. День Ефимия Осеннего. Ефимий холодом корни трав и деревьев с землей смыкает, всякое насекомое в жухлой траве укрывает, на природу сон навевает.

29 октября. День Лонгина Сотника. Святому Лонгину молились об исцелении от глазных болезней.

30 октября. День Осии Колесника. На Осию, колесо с осью до весны расстаются.

31 октября. День Луки. Луков день. Лук от семи недуг. Лук да баня все правят. Кто ест лук, тот избавлен от мук.


Природа в октябре

художник Грабарь. Рябинка

Грабарь Игорь Эммануилович (1871—1960). Рябинка. 1915

Неспокойный, буйный, строптивый нрав у октября. Правда, и дел у него невпроворот, и везде и во всемнадо успеть. Ведь именно в это время происходит окончательное расставание с летом, и к концу месяца уже должен быть готов рапорт о готовности встретить сорокаградусную зиму. В самом деле, все многообразие растительного и животного мира необходимо без опозданияперевести на зимний режим, иначе не сдобровать ему в будущем.

Вот поэтому и резок порой характер у октября. Скажем, не успей он вовремя сбросить листву у деревьев — и это может обернуться гибелью для них. Еще сложнее обстоит дело с животным миром. У каждого его представителя, от маленьких козявок до великанов лосей, свой норов, свои повадки, свои требования.

В эти предпоследние дни глухой осени все живое спешит выполнить осенний обряд. Пожухли отмирающие на зиму травы. А те, что не сдаются, словно кипяточком ошпарил минувшей ночью нагрянувший заморозок. Сбрасывают свой наряд лиственные деревья. Быстро блекнет под ногами листва. Не увидишь в небе уже и бегущих кучевых облаков. Все учла, все предусмотрела осень.

В октябре почти исчезают насекомые. Одни из них хоронятся в лесную подстилку, забиваются под кору деревьев, в щели. Другие, отложив яйца, погибают. Подаются в глубокие норы подводные обитатели. Спешат с отлетом последние пернатые. Никакая сила не в состоянии остановить их грандиозного воздушного шествия, во время которого нередко погибает половина птиц…

Ну, а нашим постоянно зимующим старожилам (их несколько десятков видов) предстоит стойко преодолевать и ненастье, и холода, а порой и бескормицу. Впрочем, понятие «старожилы», пожалуй, относится не ко всем.

Например, всем хорошо известная серая ворона, неизменный «штрих» зимнего пейзажа, далеко не оседлая птица, как считают многие. На зиму она незаметно для нас откочевывает южнее, где более мягкий климат. А ее место тут ж е занимают «сестры», которые гнездятся севернее, а потому наши места кажутся им чуть ли не югом. Недаром жители Севера считают ворону перелетной птицей, которая не рискует зимовать у себя дома.

Кроме того, к нам на зимовку прибывают в гости такие хорошие знакомцы, как снегири, щеглы, чечетки, клесты. Бывает, что и коренная таежница кедровка-коричневая, птица в черных отметинах, величиной с галку, спешит к нам в надежде на желуди, которые заменят ей неуродившийся кедровый орешек.

В октябре наблюдаются и сезонные микропродвижения. Например, старая знакомая, большая синица, летом почти всегда покидает населенные пункты и спешит на гнездовье в глухие лесные массивы или старые запущенные сады. А вот сейчас она, уже вместе с потомством, возвращается к жилью человека, надеясь на его помощь в пору бескормицы. Присмотритесь, к ак она бойко орудует во дворах и на балконах, стучит по оконному стеклу, словно говоря: «Что ж е вы меня не встречаете?»

И конечно же, эту славную общительную птичку нуж но подкормить, тем более что она нетребовательна к пище. (Правда, особенно уважает сало, но только не соленое!) Напоминаем, что за зиму погибает до 80—90 процентов синиц, и причина тому одна — голод. Подкормку синиц следует начинать уже сейчас, соблюдая при этом регулярность, чтобы птицы привыкли к вам.

Резко меняется в осеннее время и питание родичей домашней курицы — глухаря, тетерева, рябчика. Тетерев все больше переходит на сережки и почки березы и ольхи. Кстати, среди косачей наблюдается порой осеннее токование, когда они, собравшись небольшими стайками, начинают бормотать и чуфыкать.

Рябчик, обитатель лесных чащоб, лакомится остатками ягод и плодов деревьев и кустарников, хвоей можжевельника. Глухарь, самый крупный представитель тетеревиных, довольствуется в основном хвоей сосны.

Мыши, кроты, белки делают больше, чем обычно, запасы корма, готовясь к суровой зиме.

У самого крупного нашего зверя, лося, сейчас разгар свадебной поры — гон, и с ним лучше избегать встречи. Ну, а летом, когда улягутся страсти, сбросят великаны свои увесистые рога и станут робкими и пугливыми. Казалось бы, в лесу должно быть множество «потерянных» рогов, однако это редкий трофей, и только потому, что их целиком, без остатка, сгрызают мыши.

Голодное, трудное время наступает для серых разбойников — волков. Животноводство переходит на стойловое содержание, повзрослело потомство и у лесных обитателей, вот и сложно стало с кормами. А ведь численность волков за последнее десятилетие значительно возросла на всей европейской части СССР. Соответственно возросла и опасность заражения бешенством во время набегов серых хищников на колхозные стада. Поэтому к численности этих «санитаров» надо относиться разумно.

Октябрь — это и время посадок леса, который начинается с маленьких, щупленьких саженцев, а затем встает сплошной зеленой стеной на защ иту чистого воздуха и здоровья.

Красив, наряден лес. Щедра осень на золотые краски, а приходится вспомнить слова поэта о том, что приближается довольно скучная пора…


Погода в октябре

художник Грабарь. Осень. Рябина и березы

Грабарь Игорь Эммануилович (1871—1960). Осень. Рябина и березы, 1924

Дни стоят еще на диво погожие, сухие. В полдень через облачные гряды проглядывает солнышко, разливая кроткое, прощальное тепло. Шелестит бронзовая метель листопада. Лист потек, посыпался, знать, пора приспела. Жесткий заморозок за ночь совлек с кленов летние доспехи, обильно устлав ими дорожки и тропки. Листопад избавляет деревья от водного голодания (резко сокращается потребность в воде), с листьями дерево сбрасывает и отложенные в них вредные соли.

Покатились деньки один другого короче. Хмурая облачность не пропускает солнечные лучи, поглощая и отражая их. Но как лучезарна улыбка погожего полдня! Октябрь еще тешит и сухими, отменными деньками, и яркой зеленью трав, и цветами-хладолюбами.

Раз в пять лет бабье лето простирается далеко за свои календарные границы. Затяжными потеплениями, к примеру, отличился октябрь 1949 года. Тогда на широте Подмосковья по другому разу зацветали ягодники, нередко слышались задорные трели скворцов. Н езаурядным для наших мест простоял октябрь 1966 года. Весь он был теплым, ярким; 5-го числа температура днем поднималась до 23 градусов. По уверению погодоведов, такое не наблюдалось 90 лет.

Первоосенье, подарив вам кроткую улыбку солнца, затуманилось. Скоротечное «бабье лето» не дождалось нынче своего звездного часа — осеннего равноденствия, астрономической смены сезонов. Необычно рано выпал снег.

На материк заспешили охлаждающие землю циклоны, а с ними — колючие, зябкие ветры. До самого Причерноморья углубились ночные заморозки. В считанные дни на Русской равнине позолотилась, обагрилась листва деревьев. «Лес, точно терем расписной…». Эта яркая краса смягчает грусть по уходящему теплу. Природа словно приучает нас к сиротеющей земле, к грядущему ненастью. Листопад и печалит, и греет.

Октябрь — коренной месяц осени, ее вершина: за перевалом — глухое предзимье. Отсюда и неустойчивость атмосферы, семь погод на дню: сеет, веет, крутит, мутит, рвет, сверху льет и снизу метет. Вдоль и поперек Евразии кочуют неспокойные ветры. Часто холодные арктические массы воздуха вторгаются далеко на юг, а волны его с тропиков докатываются до умеренных и даже северных широт.

Октябрю предстоит снизить среднесуточную температуру воздуха в нашем крае до 4 —5 градусов выше нуля. А за Уралом, в Сибири, осень шагает быстрее — убыль тепла там вдвое больше. Верхоянск в эту пору уже становится полюсом холода. Среднесуточная температура воздуха там минус 14, холоднее, чем в московском январе.

В двадцатилетие раз первая половина октября-грязника изумляет снегом. Такой-то невидалью, например, обернулся октябрь 1965 года. Тогда в ночь на одиннадцатое спорый снег повалил столь решительно, что сразу убелил все кругом. Толще, чем на вершок, заволок поля и перелески. На другой день подморозило, подковало и уж совсем было окреп зазимок (ртутный столбик на 7 градусов упал ниже нуля). Но, как правильно говорят: Первый снежок не лежок.

А были случаи, когда снег ложился еще раньше. Фенологическая хроника свидетельствует, что в 1894 году, например, снег улегся 2 октября. Обыкновенно же «белые мухи», если и полетят в эту пору, то, полетав-покружившись накоротке, потихоньку стают, даже не опятнав ландшафт.

Год на год не приходится. Всякое перебывало за века. «Осень была теплая, продолжительная, с солнечными днями»,— радовался летописец в 1380 году. «Осень стояла долго. Волга замерзла в канун 24 декабря»,— сказано о 1452 годе. А редкой сухостью удивила Европу осень 1634 года: воды было так мало, что остановились мельничные колеса.

Однако несравнимо чаще октябрь дерзал дождями, буйствовал половодьем. «Вся осень дож дливая,— читаем о 1143 годе.— Была очень большая вода в Волхове, и всюду сено и дрова разнесло».

Природе словно нравится заигрывать с календарем. Не далее к ак в октябре 1981 года осень отступила на месяц назад. В Подмосковье столбики термометров поднимались к отметке 20 градусов, а в некоторых других местах Русской равнины — еще выше. Даже по соседству с Арктикой, в Архангельской области, тепло пробудило цветы сирени.

Летними температурами удивила нас середина октября 1983 года. Да и год спустя осень удерживала тепло до самого заката багряного листопада. Любопытно, что тогда сентябрь оказался теплее августа. Случалось, что и октябрь тоже выдавался ярче предшественника: в 1907 году сиял солнцем 172 часа (при «норме» 75). А в октябре 1922 года в общем зачете солнечного сияния набралось всего 20 часов.

«Хмурень» — не случайно все-таки называли этот месяц в старину. Преемник сентября бедней осадками, но выдает он их в полтора-два раза дольше: не льет, а сеет.

Самым ненастным, самым мокрым за последние сто лет оказался этот месяц в 1952 году. В Москве тогда выпало 143 миллиметра осадков — почти три месячные нормы. Во многих районах Русской равнины реки вышли из берегов. Обширные угодья были залиты водой.

Беда — осенняя распутица. Дожди и туманы охлаж дают атмосферу, и тут как тут — «седой зимы угрозы».

Октябрь крайне редко обходится без пороши. «4 октября выпал большой снег, более одной пяди, и лежал пять дней»,— отметил новгородский летописец в 1555 году. «Снег выпал 1 октября,— записано в 1729 году.— Большие снежные заносы препятствовали вывозу леса».

Прямо-таки по-зимнему закружило, замело в середине октября 1971 года. В Москве высота снежного покрова достигла 20 сантиметров. Подобную вылазку зима сделала и в 1973 году. Но еще вероломней оказались ее проказы в октябре 1976 года. Уже в первой декаде выпал снег. В середине месяца морозы усилились до 10—15 градусов.


Октябрьские приметы

художник Мясоедов. Осеннее утро

Мясоедов Григорий Григорьевич (1834—1911). Осеннее утро. 1893

От дедов к внукам передавали крестьяне свои октябрьские приметы — итог многолетних наблюдений. Вот некоторые из них:

Листопад прошел скоро — жди крутой зимы.

Октябрьский гром сулит бесснежную зиму.

Большие муравьиные кучи с осени — на суровую зиму.

Если осенью снегу нанесет рано, то и весна ранней будет.

Сырое лето и теплая осень — к долгой зиме.

Пока лист с вишен не опал, сколько бы снегу ни выпало — все равно потает.

Если мыши отрывают норы на южную сторону, то зима будет суровой.

Осенний тенетник (паутина) — на ясную погоду.

Если осенью снегу нанесет рано, то и весна ранняя.

Осенний иней — к сухой, солнечной погоде.

В октябре луна к кругу — лето сухое будет.

Когда грач улетает,— снег выпадает.

Если с дубрав да березы плакучей лист не чисто опал — к зимним холодам.

Появится поздний грибок, так будет и поздний снежок.

Кучевые облака ходят низко — к ненастью, высоко — к погожему деньку.


В народе говорят. Пословицы и поговорки октября

художник Шишкин. Осенний лес

Шишкин Иван Иванович (1832—1898). Осенний лес. 1876

В осеннее ненастье семь погод на дворе: сеет, веет, крутит, мутит, ревет, сверху льет и снизу метет.

Октябрь землю покроет где листком, где снежком.

Октябрь-грязник ни колеса, ни полоза не любит.

Октябрь — месяц хмурый.

Сильный ветер — перед проливным дождем.

Солнце в облаках купается — дождик собирается.

Луна покраснела — жди ветра-пострела.

Сентябрь пахнет яблоком, а октябрь капустой.

Быстро тает октябрьский день — не привяжешь за плетень.

Проскочут погожие деньки и по осени.

В октябре до обеда осень, а пополудни зимушка-зима.

В конце месяца тележное колесо с осью до весны расстается.

Октябрь — зиме родной брат.

Осенний снежок — не лежок : выпал да тает.

Осень говорит: поля в кафтан наряжу, а зиму — под холстину уложу, весна придет — покажет!

Холоден батюшка октябрь, а ноябрь еще холодней…

Едет месяц осенний большаком сквозь деревни.

Октябрь — зазимник.

Скачет октябрь на пегой кобыле — дорожную рябь дожди измыли.

Октябрь часто плачет в платок зари красной.

Отстал от ночи день — запнулся валенком за пень.

Грязь-распутиха в ненастье атаманит лихо.

Ветер тонко в трубу сквозится.


Октябрьские обычаи и традиции

Волков. Золотая осень. Тихая речка (Лесной пейзаж с рекой)

Волков Ефим Ефимович (1844—1920). Золотая осень. Тихая речка (Лесной пейзаж с рекой). 1893

На Руси в октябре завершались полевые работы. 8 октября начинались капустники: рубили на закваску капусту, устраивали посиделки, приговаривая: «Вилки с ведро, руби серебро, сечкой мельчи, в кадку топчи!»

Но более всего именит октябрь свадьбами.

Основные сцены этого действия — помолвка, сватанье, сговор, девичник, поезд жениха. Д ля помолвки родители парня ходили к родным девушки и просили у них ее руки. Если согласие давалось, нареченных саж али рядышком за стол, а будущая теща ставила перед ними каравай. Над хлебом отцы молодых ударяли по рукам в знак будущего союза их детей.

В наше время обряд помолвки возрожден и обновлен в Пензенской и Тамбовской областях, на Украине.

В старину на Руси перед свадьбой подружки невесты собирались у нее дома на вечорку и пели грустные песни. Теперь на традиционном празднике народного творчества «Край мой северный» в Архангельской области можно увидеть красочное зрелище «Лешуконская старинная свадьба». Звучат обрядовые песни, разыгрываются традиционные старинные ритуалы.

Источник: Мустаев Н. А. Народные приметы. Казань, 1988.


Рубрика: Древняя Русь, Народный календарь | Метки: , , , , , , , | Добавить комментарий