Песни генерала Власова

12 июля 1942-го года был взят в плен советский генерал Андрей Андреевич Власов (1901—1946).


Кем был генерал Власов

фотография генерала Власова

Эта фотография генерала Власова смотрится несколько зловеще. По-моему, она лучше всего выражает его суть

Если человека, знакомого с историей Великой Отечественной войны, спросить о том, что произошло 12 июля, он, наверное, ответит следующим образом:

12 июля 1943-го года вошло в историю Великой Отечественной благодаря крупнейшему во Второй мировой войне танковому сражению в районе станции Прохоровка между советской и германской армиями.

И будет прав. Однако ровно за год до знаменитого сражения произошло пусть и не столь важное в военном отношении, но не менее значимое для истории Великой Отечественной войны, а главное — для последующей истории СССР и современной России, событие. 12 июля 1942-го года в плен к немцам попал генерал-лейтенант Красной армии Андрей Власов, который впоследствии открыто перешёл на сторону врага.

Сейчас на личность этого человека существуют две диаметрально противоположные точки зрения: одни называют его подонком и предателем, другие — идейным борцом с советским режимом и диктатурой Сталина.

Так кем же был бывший советский генерал?


Власов в плену

Генерал Власов в лагере для военнопленных под Винницей

Конечно, факт предательства ни у кого не вызывает сомнения, но каковы были мотивы этого поступка? Что заставило Власова ТАК БЫСТРО (через два дня после ареста) пойти на сотрудничество с фашистами? К какому психологическому типу принадлежал генерал-предатель?

Немного забегая вперёд, ответим на последний вопрос. По нашему глубокому убеждению, генерал Власов представлял из себя ТАЛАНТЛИВОГО КАРЬЕРИСТА, для которого единственным ориентиром в жизни было собственное благополучие и тщеславие.

В мирное время такие люди как правило делают блестящую карьеру, их любит и ценит начальство, ненавидят и побаиваются коллеги и подчинённые. Но поставленные в экстремальные условия, когда нужно сделать выбор: героизм или предательство, честь или бесчестие, слава или позор; они всегда выбирают менее возвышенный вариант, т.е. предательство, бесчестие и позор, но в максимально комфортных для себя условиях и с возможностью психологически оправдать свой поступок: мол, были обстоятельства, не от меня зависело…

Именно перед таким выбором был поставлен генерал Власов 12 июля 1942-го в деревне Туховежи. В довоенное же время и в первый год войны карьера будущего предателя складывалась как нельзя лучше.

Тринадцатый ребёнок в бедной крестьянской семье. Призыв в Красную армию. Командир роты во время Гражданской войны. Высшие армейские командные курсы. Военная академия. Командир полка. Китай. Главный военный советник Чан Кайши. Генерал-майор. Командир расхлябанной 99-й стрелковой дивизии, которую через некоторое время маршал Тимошенко называет лучшей во всей Красной армии. Орден Красного Знамени. Хвалебная статья в газете «Красная Звезда». Орден Ленина. Первые месяцы войны. Командующий 37-й армией. Выход из окружения. Командующий 20-й армией, остановившей наступление немецких войск под Москвой. Ещё один орден Красного Знамени. Звание генерал-лейтенанта. Книга «Сталинский полководец», которая называет Власова спасителем Москвы. И вот…


РОА. флаг и эмблема

Флаг и эмблема РОА — Русской освободительной армии, созданной генералом Власовым 27 декабря 1942 года

8 марта 1942-го года Власов назначен заместителем командующего войсками Волховского фронта, а 20 апреля — командующим попавшей в окружение 2-й ударной армией, положение которой становится критическим.

Продукты питания на исходе. Последняя надежда выйти из окружения тает на глазах: немцы ликвидировали маленький 300-метровый коридор, который связывает бойцов 2-й ударной армии с советскими войсками. Солдаты и офицеры умирают от голода или от немецких пуль и снарядов. Власов отдаёт приказ разбиться на маленькие группы, чтобы, не привлекая внимания немцев, попытаться выйти к району дислокации советских войск. Сам генерал вместе с шеф-поваром 2-й армии Марией Вороновой три недели скитается по лесам и наконец выходит к деревне Туховежи, где его арестовывает немецкая полиция.

На этом месте стоит остановиться поподробнее, чтобы уточнить некоторые обстоятельства. Обратимся к очень любопытному документу, опубликованному антисоветской газетой «Заря» 3 марта 1943-го года. Это открытое письмо генерала Власова «Почему я стал на путь борьбы с большевизмом», которое в сравнении с другими свидетельствами поможет нам установить истину.

О фактологической стороне своей службы в Красной армии генерал пишет достаточно правдиво, но вместе с тем, как рефрен, в каждом из его высказываний проводится мысль о губительной для русского народа тирании Сталина. Например:


С 1938 по 1939 г. я находился в Китае в качестве военного советника Чан Кай-Ши. Когда я вернулся в СССР, оказалось, что за это время высший командный состав Красной армии был без всякого повода уничтожен по приказу Сталина. Многие и многие тысячи лучших командиров, включая маршалов, были арестованы и расстреляны, либо заключены в концентрационные лагеря и навеки исчезли. Террор распространился не только на армию, но и на весь народ. Не было семьи, которая так или иначе избежала этой участи. Армия была ослаблена, запуганный народ с ужасом смотрел в будущее, ожидая подготовляемой Сталиным войны.

Или:


И вот я увидел, что ничего из того, за что боролся русский народ в годы гражданской войны, он в результате победы большевиков не получил. Я видел, как тяжело жилось русскому рабочему, как крестьянин был загнан насильно в колхозы, как миллионы русских людей исчезали, арестованные, без суда и следствия. Я видел, что растаптывалось всё русское, что на руководящие посты в стране, как и на командные посты в Красной армии, выдвигались подхалимы, люди, которым не были дороги интересы Русского народа.


Власов и Гиммлер

Генерал Власов и рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер

Так описывает генерал положение в СССР в 1930-е годы. Но у меня, как, наверное, и у многих читателей этого опуса, напрашивается вопрос: если ты видел эти народные страдания, почему ничего не сделал, чтобы их облегчить? Более того, стал одним из лучших исполнителей воли тирана? Значит, не видел или не хотел видеть. Или того хуже: верой и правдой служа поработителю Русского народа, вступив в проклинаемую тобой партию большевиков, уже тогда готовил предательство. В это трудно поверить, учитывая карьерный рост и служебное рвение Власова.

Не менее лживы и другие утверждения генерала. Вот что он пишет, например, о своём аресте:


В последнем бою вместе с горстью верных мне друзей я был взят в плен.

Горсть верных друзей — это шеф-повар Мария Воронова, согласно показаниям которой арест Власова произошёл следующим образом:


Когда мы зашли в деревню, названия ее не знаю, зашли мы в один дом, где нас приняли за партизан, местная «самооборона» дом окружила, и нас арестовали. Нас посадили в колхозный амбар, а на другой день приехали немцы, предъявили Власову вырезанный из газеты его портрет в генеральской форме, и Власов был вынужден признаться, что он действительно генерал-лейтенант Власов. До этого он рекомендовался учителем-беженцем.


Власов и Геббельс

Генерал Власов и министр пропаганды фашистской Германии Йозеф Геббельс

Как видите, никакого боя не было. Осознав, что никого не удастся обмануть, Власов сразу же из учителя-беженца превратился в генерал-лейтенанта. Более того, уже через два дня — 14 июля 1942-го года — без каких-либо особых колебаний начал выдавать немцам военные секреты Красной армии.

Все эти факты несомненно свидетельствуют о предательстве Власова, но, может быть, генерал действительно хотел какого-то реального блага для своей Родины, предлагал более приемлемые, чем диктатура большевиков, пути развития? Обратимся к его собственным словам:


Я пришёл к твердому убеждению, что задачи, стоящие перед Русским народом, могут быть разрешены в союзе и сотрудничестве с германским народом. Интересы русского народа всегда сочетались с интересами германского народа, с интересами всех народов Европы.


Власов и новобранцы РОА

Генерал Власов перед строем новобранцев РОА

Трудно поверить, что человек такого положения и ранга, как генерал Власов, не знал ни о концлагерях для народов Европы, ни об окончательном решении еврейского вопроса, ни о расовой теории нацистов, согласно которой славяне, включая русских, были признаны untermensch’ами (недочеловеками). И вряд ли Адольф Гитлер, стоявший в то время во главе германского народа и государства, собирался решать исторические задачи, стоявшие перед народом русским. Вспомним хотя бы такое его высказывание:


Славяне должны работать на нас, а в случае, если они нам больше не нужны, пусть умирают. Прививки и охрана здоровья для них излишни. Славянская плодовитость нежелательна, образование опасно. Достаточно, если они будут уметь считать до ста. Каждый образованный человек — это наш будущий враг. Следует отбросить все сентиментальные возражения. Нужно управлять этим народом с железной решимостью.


плакат РОА

Вот так пропагандисты РОА (точнее их хозяева из ведомства доктора Геббельса) представляли себе окончание войны

И ещё один момент. Отношение к Власову со стороны фашистской верхушки было явно пренебрежительным. Несмотря на все усилия генерала, Гитлер не пожелал с ним встретиться, а Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер называл его «перебежавшей свиньёй и дураком». Само собой разумеется, что ни о каком диалоге на равных с Власовым и ему подобными не могло быть и речи, тем более в том случае, если бы Гитлер одержал победу.

Я думаю, приведённых выше доказательств вполне достаточно для того, чтобы считать генерала Власова не идейным борцом со Сталиным, его кликой, диктатурой большевиков или чем бы то ни было, а простым безыдейным карьеристом, безусловно талантливым, но способным в любой момент сменить одного хозяина на другого и служить ему верой и правдой (за определённое вознаграждение), до тех пор пока обстоятельства снова не изменятся.

Сегодня мы знаем, что бойцы Советской армии относились с ненавистью и презрением к листовкам, распространяемым Министерством пропаганды фашистской Германии от имени генерала Власова. Неясным остаётся вот что: почему некоторые из наших современников, занимавшие или занимающие высокие государственные должности, считающие себя властителями дум нынешнего поколения, занимаются героизацией образа предателя и даже, падая ниц, признаются в своём восхищении личностью Власова. Например, бывший мэр Москвы Гавриил Попов в своей книге «Вызываю дух генерала Власова» (2008):


В вас я вижу предтечу антисоциалистической народной революции 1989—1991 годов. Вы были родоначальником того варианта антисталинизма и антисоциализма, который основан на идеях, актуальных и сейчас. И пока наше современное демократическое движение не осознает своего родства именно с вами, который сумел в тяжелейших условиях устоять между Сталиным, Гитлером и Западом, — оно не будет прочным и перспективным…

Ему вторит историк Игорь Чубайс, совсем недавно (в 2016-м году) заявивший буквально следующее:


Многое в действиях руководителей власовского движения, а точнее — протест против сталинщины — вызывает понимание. Неудивительно, что новые российские руководители после 1991 года признавали — были бы у нас раньше документы КОНРа [Комитет освобождения народов России, учреждённый Власовым при поддержке властей Третьего рейха] — мы бы взяли их за основу нового политического проекта. Гимн РОА, начинающийся словами: «Мы идем широкими полями на восходе утренних лучей. Мы идем на бой с большевиками. За свободу Родины своей…» — хочется слушать ещё и ещё.

А мне хочется сказать подобным любителям продукции доктора Геббельса: ведаете ли вы, что творите? Но, наверное, это излишне. Конечно, ведают, сознательно идя на подлог и фальсификацию русской истории, потому что для них не существует иных нравственных ориентиров, кроме самих себя, ну и власти Золотого Тельца, разумеется.

Я продаюсь. Вы можете меня купить.

Но так как на родине они гроша ломаного не стоят, их покупателями становятся те, кто когда-то были хозяевами генерала Власова.


Песни, которые пели в армии генерала Власова

Власов после ареста

Фотография генерала Власова в судебном деле после ареста советской контрразведкой

На суде над Власовым и его сообщниками, который проходил 30—31 июля 1946-го в Москве, отвечая на вопрос об антисоветских листовках, распространяемых от его имени, генерал сказал следующее:


До 1944 года немцы делали все только сами, а нас использовали лишь как выгодную для них вывеску. Даже в 1943 году немцы не разрешали нам писать русских слов в этих листовках. Наше участие, вернее, наша инициатива во всех этих делах даже в 1945 году едва ли превышала 5 процентов.


агитплакат РОА

Агитационный плакат РОА «Мы превратим эту войну в гражданскую против большевизма!»

Но не только листовки использовали немцы в своей пропагандистской борьбе против Советского Союза. В ход шли и массовые песни, которые исполнялись в Русской освободительной армии (РОА), сформированной из белоэмигрантов и советских военнопленных, согласившихся сотрудничать с фашистами. Исполнялись эти песни на оккупированной врагом территории. Да и как исполнялись! По свидетельству одного из членов НТС (Народно-Трудовой союз — эмигрантская организация поддерживавшая немцев во время Великой Отечественной войны) Ростислава Полчанинова


в июне 1943 г., вскоре после посещения Пскова генералом А. А. Власовым, радиоузел стал ставить ежедневно пластинку «Винеты» [отдел пропаганды гитлеровской Германии] с маршем РОА «Мы идем широкими полями…», автором которого был Анатолий Яковлевич Флауме (1912—1989).


«Песенник добровольца РОА». Обложка

Обложка сборника «Песенник добровольца РОА» (1943)

Как видите, пропаганда в РОА была поставлена на широкую ногу. Армия генерала Власова имела несколько ансамблей песни и пляски, оркестры, большое количество различных артистических групп, специальные части по работе с киноустановками. Имела она и своих сочинителей, одним из которых был вышеупомянутый Анатолий Флауме, писавший под псевдонимом А. Флоров.

До наших дней его произведения дошли в составе изданного в Нарве сборника «Песенник добровольца РОА» (1943), который мы предлагаем Вашему вниманию. Листая его страницы, нелишним будет вспомнить о том, что очень часто за красивыми словами стоят самые гнусные человеческие замыслы и поступки. И доказательством тому — деятельность РОА и её руководителя — генерала Власова.

Сборник «Песенник добровольца РОА». Скачать


Музыка М. Давыдова, слова А. Флорова. Марш РОА «Мы идем широкими полями». Слушать онлайн. Видео

Марш РОА «Мы идем широкими полями» (1943). Песня Михаила Давыдова на стихи Анатолия Флорова (Флауме). Исполняет русский хор. Берлин. 1943 г.


Песенник добровольца РОА. Тексты антисоветских песен

Музыка М. Давыдова, слова А. Флорова. Мы идем. Текст

Мы идем широкими полями
На восходе утренних лучей.
Мы идем на бой с большевиками,
За свободу Родины своей.
Марш!

ПРИПЕВ:
Марш вперед железными рядами
В бой за Родину, за наш народ!
Только вера двигает горами,
Только смелость города берет!

Мы идем вдоль тлеющих пожарищ,
В годы грозных бедствий и войны…
Приходи и ты к нам в полк, товарищ,
Если любишь Родину, как мы!
Марш!

ПРИПЕВ

Скоро сломим красное насилье,
Боевой закончится поход;
Будет строить новую Россию
Закаленный в бедствиях народ.
Марш!

ПРИПЕВ

Мы идем… Нам дальний путь не страшен,
Не страшна жестокая война:
Крепко верим мы в победу нашу
И в твою, любимая страна!
Марш!

ПРИПЕВ


Музыка М. Давыдова, слова А. Флорова. В Бой!. Текст

Над полями огоньками
сабли замелькали,
вылетает
конница лихая
в бой с большевиками.
(В бой!)

Не отбить врагу атаки,
не сдержать налета!
Рвутся танки,
хлещут пулеметы,
в бой идет пехота.
(В бой!)

Поле, поле золотое,
край родной, прости нам,
что грозою
проходим огневою
по твоим равнинам.
(В бой!)

Но без боя не осилим
вражьей силы красной.
За Россию,
Свободную Россию! —
Вот наш лозунг властный.
(В бой!)

Не угаснет лозунг светлый,
он живет в народе;
с ним выхолим
сквозь огонь и ветры
к солнцу и свободе!
(В бой!)


Музыка М. Давыдова, слова И. Градова. Выходили к лесу добровольцы. Текст

Выходили к лесу добровольцы.
Позади шумел тенистый сад.
По полям звенели колокольцы
И склонялось солнце на закат.

Шли они межою полевою,
А над ними неба бирюза,
И с холма, за речкой небольшою,
Вслед смотрели девичьи глаза.

Ненаглядный сердцу друг любимый,
Синеглазый парень удалой
За свободу и за край родимый
Уходил на подвиг боевой.

Я иду туда, где враг кровавый
Притаил в осоке пулемет,
Я иду на бой святой и правый
За свободный груд и за народ.

Спи спокойно, мой любимый город!
Колосись ты, рожь, в родном краю!
Кто сегодня смел и сердцем молод,
Встанет тот за Родину свою…

И летела песня в степь и дали,
И алела неба бирюза,
А с холма, лаская, провожали
Добровольца девичьи глаза.


Мелодия русской солдатской песни, слова А. Флорова. Что за песня над полями льется. Текст

Что за песня над полями льется,
В синих далях тая?
— Это льется песня добровольца,
Песня боевая!

Ты куда ведешь нас, путь-дорожка,
Эх, походным маршем?
— Ты к боям ведешь нас, путь-дорожка,
Да к победам нашим.

Что мелькает во поле зеленом
Яркими цветами?
— Это наши русские знамена
Вьются над штыками.

На кого дружины удалые
Вышли и бой опасный?
— На врагов народа и России,
Против силы красной.

Что за песня над полями льется,
В синих далях тая?
— Это льется песня добровольца.
Песня боевая!


Слова А. Яковлева. Боевым железным шагом. Текст

Боевым железным шагом
За полками шли полки…
И под славным русским флагом
Блещут грозные штыки.

Частым лесом, полем чистым
Их ведет один приказ:
Чтобы сталинским чекистам
Не хозяйничать у нас!

Против красного насилья
Мы идем в жестокий бой.
— Возрожденная Россия —
Вот наш лозунг боевой!

Власть чекистов миновала,
Враг нигде не устоит,
Будет выбит враг с Урала,
За Уралом будет бит!

Боевым железным шагом
За полками шли полки…
И под славным русским флагом
Блещут грозные штыки…


Слова Л. Юрьева и А. Яковлева. Песня Трудовых добровольцев. Текст

Песню дружней запевайте, ребята.
Крепче чеканьте шаги.
Власть коммунистов ушла без возврата,
Черные дни далеки.

ПРИПЕВ:
Флаг перестройки подымем сегодня.
Нам ли работа страшна?
Радостно верить, что скоро свободной
Станет родная страна!

По деревням, где война отпылала,
Гулко стучат топоры.
Творческий труд возвещает начало
Новой счастливой поры.

ПРИПЕВ

Смело, товарищи, сейте и стройте,
Помня везде и всегда:
Мы ускоряем победу на фронте
Каждой победой труда.

ПРИПЕВ

По городам, деревням и станицам
Наше движенье растет,
Чтобы бороться, чтобы стремиться
Неудержимо вперед!

ПРИПЕВ


Песенник добровольца РОА. Содержание. Список песен

Новые военные песни

Мы идем
В бой
Выходили к лесу добровольцы
Что за песня над полями льется
Боевым железным шагом
Песня трудовых добровольцев

Старые военные

Взвейтесь соколы орлами
Ермак
Полноте, солнышко
Наливай, выпивай
Казачка
Солдатушки-ребятушки
Пусть свищут пули

Народные

I.
Как на горе калина
Вдоль по улице метелица метет
Я посею ли
Во поле березонька стояла
Ходила младешенька
Калинка
За горами, за долами
Ах, вы, сени, мои сени
Как из улицы в конец
Вниз по Волге реке
II.
То не ветер ветку клонит
Двенадцать разбойников
Вдоль да по речке
Среди долины ровные
Ой, полным полна коробушка
Зимний вечер
Зимняя дорога
Вечерний звон

Перевод с немецкого

Лили Марлен


Рубрика: Отечественная война, Советская песня | Метки: , , , , , , , , , , , , | Добавить комментарий

Композитор Александр Александров в Твери

8 июля — день памяти композитора Александра Васильевича Александрова (1883—1946). Он известен главным образом своими двумя песнями. Первая из них — знаменитая «Священная война» («Вставай, страна огромная»), вторая — «Гимн СССР» («Союз нерушимый республик свободных»), которая и сейчас используется в качестве гимна Российской Федерации. Обладая прекрасным голосом и уникальными музыкальными способностями, Александров начал свою творческую деятельность певчим Казанского собора Санкт-Петербурга, а закончил — руководителем Ансамбля красноармейской песни, основанном в столице. Однако между петербургским и московским периодами жизни композитора был ещё один, который связан со старинным русским городом под названием Тверь. Ниже мы помещаем статью тверского музыковеда Нины Константиновны Дроздецкой «Об А. В. Александрове как регенте соборного хора в Твери».


Об А. В. Александрове как регенте соборного хора в Твери

советский композитор Александр Александров

Советский композитор Александр Васильевич Александров (1883—1946)

Парадоксально, но знаменитый автор гимна Советского Союза и песни «Священная война», создатель Краснознаменного ансамбля песни и пляски Советской Армии Александр Васильевич Александров начал свой творческий путь в Твери в качестве регента архиерейского хора в Спасо-Преображенском соборе. А. В. Александров прожил в Твери в общей сложности 12 лет, с 1906 по 1918 гг. Эти годы оказались периодом становления личности молодого талантливого музыканта, временем его активной музыкально-просветительской деятельности. И хотя Тверь не была его родиной, Александр Васильевич Александров оставил в музыкальной жизни города глубокий след и благодарную память.


Регент архиерейского хора в Спасо-Преображенском соборе

Александров. Петербургской придворная певческая капелла

Александр Александров во время учёбы в регентских классах Петербургской придворной певческой капеллы

А. В. Александров прожил в Твери в общей сложности 12 лет, с 1906-го по 1918-й гг. Эти годы оказались периодом становления личности молодого талантливого музыканта, временем его активной музыкально-просветительской деятельности. И хотя Тверь не была его родиной, Александр Васильевич Александров оставил в музыкальной жизни города глубокий след и благодарную память.

Парадоксально, но знаменитый автор гимна Советского Союза и песни «Священная война» начал свой творческий путь в Твери в качестве регента архиерейского хора в Спасо-Преображенском соборе. Он успешно выдержал конкурс на объявленное вакантное место и прекрасно справился с испытанием, превзойдя десяток претендентов. За 4-часовую репетицию Александров выучил с хором несколько довольно сложных произведений, поработал над дыханием у певчих и добился слаженного звучания. За его плечами уже были оконченный регентский класс Придворной певческой капеллы и учёба в Петербургской консерватории, а также четыре года на посту регента соборного хора в селе Бологое Тверской губернии.

В архиерейский хор женщин петь не допускали, а партии высоких голосов исполняли мальчики-дисканты. Александров по собственному опыту знал, как тяжело маленьким певчим жить без родителей, ведь его самого в 9-летнем возрасте увезли в Петербург и определили в хор Казанского собора. Поэтому он постоянно заботился о мальчиках-хористах. Их было 40 человек, и жили они в церковном интернате. Молодой регент добился, чтобы спальни и комнаты для занятий были отремонтированы, чтобы питание хористов улучшилось. Помимо музыкальных занятий, мальчики посещали уроки в обычной школе и были очень загружены.

Самым возмутительным Александрову показался укоренившийся обычай направлять хористов петь на богатых свадьбах и поминках. Регент запретил певчим выступать на подобных мероприятиях, говоря: «Дети не только видят пьяных, но и сами привыкают пить водку». За все годы пребывания на посту регента Александров ни разу не разрешил использовать певчих в частных домах. В короткое время архиерейский хор стал лучшим в губернии, а его руководитель пользовался огромным авторитетом.

Газета «Тверские епархиальные ведомости» публиковала сообщения о выступлениях архиерейского (соборного) хора. Так, в 1910 г. во время Великого поста хор архиерейских певчих открыл собрание в зале архиерейского дома пением тропаря «Днесь благодать Святаго Духа нас Собра», а затем исполнил «В чермнем море» и «Многолетствование»1.


Педагогические курсы для учащихся в церковно-приходских школах

Александров. Консерватория

Студент консерватории Александр Александров

В том же году газета помещает отчёт епархиального наблюдателя о педагогических курсах для учащихся в церковно-приходских школах2, состоявшихся 25 июня — 25 июля 1910 г.: «В старшей группе г. Александров, в присутствии Владыки, исполнил со своими слушателями и слушательницами сольфеджио, затем пропел в унисон и на четыре голоса несколько стихир и прокимнов на разные гласы и, в заключение, предложил двум учителям и двум учительницам показать своё знакомство с приёмами давания тона и управления хором. По окончании урока Архипастырь благодарил г. Александрова за успешные занятия и затем, благословляя учителей и учительниц, просил их принять на себя труд отправления церковных служб в деревенских часовнях, где это окажется возможным, обещая в этом благом начинании Архипастырское содействие.

В воскресенье 18 июля вечером все курсисты и курсистки вместе с о. председателем Епарх. Учит. Совета, инспектором и руководителями, согласно желанию Его Высокопреосвященства, посетили загородный архиерейский дом (Трёхсвятское). По осмотре пасеки, фруктового сада, помещений архиерейского дома и церкви гостеприимным Владыкою был предложен чай — учителям и учительницам в саду, а о. Председателю Совета, о. инспектору и руководителям курсов — в покоях архиерейских. По окончании предложенного угощения хором курсантов под управлением г. Александрова исполнено было в присутствии Архипастыря несколько духовных песнопений, а именно догматик 2-го гласа знаменного распева (унисоном), “Хвалите имя Господне” и “Милость мира” Архангельского, “Достойно есть” Балакирева (Киевского распева), в заключение же всего народный гимн и “Многая лета” благостному Архипастырю. Пением Владыка остался доволен, благодарил г. Александрова “за осязательные результаты его трудов” и выразил удовольствие, что “курсы идут мирно и успешно”. С чувством искренней, глубокой благодарности к доброму Архипастырю возвратились курсисты и курсистки из Трёхсвятского, унося светлое, радостное воспоминание о проведённом здесь времени».


Архиепископ Серафим Чичагов

советский композитор Александров с женой и детьми

Композитор Александр Александров с женой и детьми

С 1914 г. архиепископом Тверским и Кашинским становится Серафим Чичагов3. Владыка был прекрасно образованным человеком, сочинял музыку и не расставался с фисгармонией. Старший сын Александрова, Борис, вспоминал, что его отцу иногда приходилось редактировать музыкальные опусы Преосвященного и готовить их к исполнению.

Так, например, «Новая тверская газета» анонсировала намечающийся в скором времени духовный концерт архиерейского хора4. Газетный репортёр сообщал о том, что в концерте прозвучат вокальные произведения архиепископа Серафима (Чичагова) и регента хора А. В. Александрова. В одном из своих последующих номеров5 газета уже информировала об успехе концерта, который состоялся 11 января 1915 г. «Архиерейский хор известен тонким художественным пением», — комментировал рецензент.

На страницах газеты «Тверские епархиальные ведомости»6 удалось найти рецензию на этот концерт с указанной программой: А. Александров. Свете тихий; От юности моея; Разбойника благоразумнаго; Арх. Серафим Чичагов. Благослови душе моя; Достойно есть; А. Архангельский. Житейское море; М. Глинка. Херувимская песнь; А. Кастальский. С нами Бог; Милосердия двери; Ныне отпущаеши; Н. Римский-Корсаков. Се жених грядет; Н. Черепнин. Отче наш.

Рецензент отмечал, что произведения Владыки на слова «Хочу молиться» и «Сила веры», исполненные под аккомпанемент фисгармонии, были пропеты два раза, а музыка этих произведении, сильная и колоритная, свидетельствовала о музыкальном таланте их автора.


Хор Тверской духовной семинарии

Александров. «Жизнь за царя»

А. В. Александров с участниками тверского оперного спектакля «Жизнь за царя» М. Глинки, приуроченного к празднованию 300-летия Дома Романовых

В то время церковные хоры были очагами музыкальной жизни практически любого губернского города России, а должность хормейстера, или регента, считалась весьма значительной. В Твери, например, хор семинарских певчих выступал на всех праздниках и торжествах, исполняя духовную музыку. «Тверские губернские ведомости» сообщают об исполнении семинарским хором произведений Архангельского, Турчанинова, Веделя, Чайковского и многих других композиторов. Воспитанники Тверской духовной семинарии давали благотворительные концерты в пользу голодающих, а также в пользу Красного Креста7.

В соответствии с данными тверских адрес-календарей, А. В. Александров, наряду с архиерейским хором, руководил и хором Тверской духовной семинарии. В «Отчёте о приходе, расходе и остатке местных епархиальных средств на содержание Тверской духовной семинарии в 1908 г.», опубликованном в газете «Тверские епархиальные ведомости», сообщается, что учителю церковного пения Александру Александрову за время с 1 января до 1 сентября из оклада 400 руб. в год было выплачено 266 руб. 64 коп.8

А. В. Александрову пришлось уйти из семинарии после конфликта с её ректором, архимандритом Вениамином (Федченковым)9. Суть конфликта заключалась в том, что Александров стал разучивать с семинаристами не только церковные песнопения, но и светские хоровые произведения русских и западноевропейских композиторов, а также народные песни. Делал он это не столько по своей личной инициативе, сколько по просьбам самих хористов. Ректор запретил подобные вольности, ссылаясь на то, что семинария является духовным учреждением. Однако Александров проявлял неповиновение и продолжал репетиции, теперь уже втайне от начальства. Резкая стычка с архимандритом Вениамином привела к тому, что регенту пришлось написать прошение об увольнении10.


Хор классической гимназии, реального и других училищ и школ

Тверской хор и Александров

Тверской сводный хор в 1916 г. В первом ряду, 5-м слева направо сидит А. В. Александров

Параллельно А. В. Александров руководил в Твери хорами реального училища и классической гимназии, женского коммерческого училища и земских курсов, женской учительской школы Максимовича и школы морозовских ткачей. Он счастливо сочетал большой музыкальный талант с организаторскими способностями, и масштаб его деятельности был воистину огромен. Сохранившаяся афиша о бенефисе тверского музыканта Н. М. Сидельникова11 за 30 мая 1920 г. извещает, что в концерте примет участие сводный хор Александрова в количестве 40 человек. А к празднованию 300-летия Дома Романовых в 1913 г. Александровым был собран хор из 80 певцов! Таким образом, Александров смог привлечь к хоровому пению практически всех музыкально одарённых тверичей разных возрастов и профессий.

Он был самым популярным и любимым учителем хорового пения в городе. Когда Александру Васильевичу пришлось покинуть духовную семинарию, некоторые музыкально одарённые семинаристы стали устраиваться петь в архиерейский хор, чтобы продолжать заниматься под его руководством. Среди них особенно выделялся бас Сергей Колтыпин, который впоследствии окончил Московскую консерваторию и стал солистом Большого театра.

Спустя многие годы Сергей Николаевич Колтыпин выступал в Твери с концертами. По сообщениям газеты «Пролетарская правда», один из его концертов состоялся 16 июля 1930 г. Певец выступил вместе с симфоническим оркестром под управлением Н. М. Сидельникова; в программе значились произведения Дворжака, Брамса, Бартока, Чайковского и др. Второй раз С. Н. Колтыпин приехал в Калинин с концертом уже будучи солистом ГАБТа 24 января 1937 г. Симфонический оркестр к этому времени был официально учреждён в филармонии, им дирижировал С. Делициев, в программе значились произведения М. Мусоргского и А. Бородина.

В хоре учащихся реального училища, которым также руководил А. В. Александров, выделялся юноша с хорошим музыкальным слухом и голосом (дискантом) — Андрей Жданов12. Ввиду отсутствия девочек в училище, он, вместе с однокурсником Николаем Моргаловым (у того был альт), пел дуэт Лизы и Полины «Уж вечер» из оперы Чайковского «Пиковая дама» — об этом вспоминал сын А. В. Александрова, Борис.


Постановки классических опер

Спасо-Преображенский собор Твери

Тверской Спасо-Преображенский собор, регентом которого был Александр Александров

В 1908 г. Александров возобновил занятия в консерватории. Если ранее это была Петербургская, то теперь он стал регулярно ездить в Московскую консерваторию. День он работал в Твери, ночью ехал в Москву и весь следующий день занимался в консерватории, а потом снова на вокзал. И так в течение 5 лет.

Этот неугомонный человек очень хорошо понимал необходимость музыкального просвещения в Твери и трудился, что называется, не покладая рук. Александров организовал постановки «Пиковой дамы» и «Евгения Онегина» Чайковского, «Фауста» Гуно. Подготовил к исполнению сцены из «Жизни за царя» Глинки и «Русалки» Даргомыжского. Он разучивал хоры, работал с солистами, собирал оркестр и репетировал с ним. Был режиссёром, хормейстером, дирижёром и даже пел целиком отдельные оперные партии. Например, партию Ленского он спел в одном из домашних музыкальных спектаклей. А после исполнения партии Чекалинского в «Пиковой даме» его убедили учиться пению всерьёз, и он поступил в класс к известному вокальному педагогу Московской консерватории Умберто Мазетти. В своей автобиографии Александр Васильевич упоминает о постановке в Твери оперы «Пиковая дама» с оркестром, хором и даже солистами, которых он, видимо, приглашал из Москвы13.

В архиве Музея музыкальной культуры имени Глинки в Москве (далее — ГЦММК), в фонде А. В. Александрова сохранилась фотография, запечатлевшая тверских исполнителей оперы «Жизнь за царя». В советское время этот факт биографии Александрова тщательно обходили молчанием, потому что исполнение глинкинского шедевра было приурочено к празднованию 300-летия Дома Романовых.

На фотографии в центре сам Александр Васильевич Александров во фраке, с поднятыми в дирижёрском жесте руками. Вокруг него в крестьянских костюмах стоят хористы. Как указывает надпись, все они — учащиеся коммерческого училища и классической гимназии, где преподавал Александров. На переднем плане — суфлёрская будка с горящей свечой рядом, чтобы суфлёр хорошо видел текст. Ещё одна зажжённая свеча внизу у сцены освещает партитуру, по которой режиссёр, видимо, вёл спектакль.

«Тверская газета» за 21 февраля 1913 г. в заметке «О праздновании 300-летия Дома Романовых» извещает: «Воспитанники классической гимназии и женского коммерческого училища, кроме празднований в стенах своих учебных заведений, ставят 21 числа вечером в Общественном собрании спектакль-оперу “Жизнь за царя” (сцены из оперы Глинки)».

Эта же газета сообщает о параллельном исполнении некоторых сцен из оперы Глинки ученицами Тверской школы Максимовича: «Вечер начался национальным гимном, исполненным хором. Музыкальной частью руководил А. В. Александров. Дети пели партии Сусанина, Вани и Антониды под аккомпанемент фортепиано. По просьбе учащихся и гостей все вокальные номера были повторены. К концерту была написана новая декорация — стена Ипатьевского монастыря».

В научной библиотеке Тверского университета14 удалось обнаружить рукописную афишу спектакля «Жизнь за царя», выполненную ученицами школы Максимовича. Предполагалось исполнение хоровой интродукции к опере, а также женского хора «Разгулялися, разливалися» из 3 действия и заключительного хора «Славься». Среди сольных номеров афиша указывает песню Вани из 3 действия и его же арию из 4 действия, романс Антониды «Не о том скорблю, подруженьки» и арию Сусанина из 4 действия оперы. Концерт был подготовлен силами воспитанниц III класса земской женской учительской школы П. П. Максимовича и воспитанников Тверской духовной семинарии15.


Сочинения Александрова тверского периода

дом композитора

На этом месте (ул. Ивана Седых, д. 2) стоял деревянный дом, в котором жил композитор

Весной 1913 г. Александров успешно окончил Московскую консерваторию по двум специальностям — пению и композиции — с Большой серебряной медалью. Его дипломной работой стала одноактная опера «Русалка» по Пушкину. В Твери он также написал увертюру-поэму «Смерть и жизнь» и Симфонию в трёх частях. К сожалению, ни одно из этих сочинений не сохранилось. По свидетельству сына Александрова, Юрия, от «Русалки» остался лишь один хор «Ты ль река моя»16.

В Твери Александров начал сочинять оперу «Смерть Иоанна Грозного» на сюжет трилогии А. Толстого. В архиве ГЦММК сохранились ответы на просьбы композитора познакомиться с его работой. Одно письмо-ответ принадлежит Ф. И. Шаляпину. В нём Шаляпин просит связаться с ним позже, когда он будет располагать временем, чтобы подробно познакомиться с сочинением Александрова17. Ю. Александров указывает, что «сейчас вряд ли возможно установить, прослушал ли Шаляпин оперу “Смерть Грозного”, как и трудно судить о её музыке»18. Однако Виктор Шиков в своей статье «А. В. Александров в Твери»19 утверждает, что молодой композитор всё-таки показал Шаляпину начальную часть оперы. Музыка произвела на Шаляпина весьма благоприятное впечатление, и через некоторое время он прислал Александрову в Тверь письмо, в котором просил закончить оперу как можно быстрее. В. Шиков также сообщает, что это письмо Шаляпина находится в личном архиве Владимира — среднего сына А. В. Александрова. Тем не менее опера «Смерть Грозного» так и не была завершена.

А. В. Александров жил в Твери в небольшом деревянном доме примерно на том месте, где потом расположилась обувная мастерская «Сапожок»20, и занимал там второй этаж. Его квартира состояла из спальни, столовой, кухни и гостиной, в которой помещался рояль. Александр Васильевич собирал в своём доме практически всех музыкантов города. К нему на огонёк, помузицировать, часто заходил Николай Пименович Ишиев21, быстро ставший его близким другом. С Николаем Михайловичем Сидельниковым Александров однажды целиком исполнил оперу Римского-Корсакова «Сказка о царе Салтане». Александр Васильевич сидел за роялем, Сидельников играл на скрипке, а вокальные партии исполнялись обоими поочередно. Эти домашние собрания вспоминались тверичами много лет, потому что давали любителям музыки духовную пищу, а городу сообщали драгоценную музыкальную ауру. В 1918-м А. В. Александрову предложили перебраться в Москву, чтобы преподавать в консерватории, и он принял это предложение.


Музыкальная школа Александрова

Открытие мемориальной доски Александра Александрова

Открытие мемориальной доски в честь композитора Александра Александрова на доме № 2 по улице Седых в городе Тверь. 13 апреля 2018-го года

В заключение необходимо сказать ещё об одном детище А. В. Александрова в Твери. Это музыкальная школа его имени, просуществовавшая всего два года, с 1915-го по 1917-й. Школа размещалась в здании мужской гимназии и имела фортепианный, скрипичный, музыкально-теоретический классы, а также класс хорового мастерства и сольного пения, который вёл сам Александр Васильевич22. По воспоминаниям его сына Бориса, замысел отца состоял в том, чтобы из школы со временем организовать музыкальное училище как среднее звено профессионального музыкального образования в городе. Преподавание в училище предполагалось с хоровым уклоном. В музыкальной школе Александрова могли обучаться дети и взрослые; к сожалению, с его отъездом в Москву школа прекратила своё существование.


Духовные сочинения. Отношение к религии

мемориальная доска композитора Александра Александрова

Мемориальная доска в честь композитора Александра Александрова

В архиве А. В. Александрова нами обнаружены некоторые рукописи его музыкальных сочинений, созданных в Твери: «Elegie» (Элегия)23, «Прелюдия»24, «Romanse» (Романс)25 для фортепиано; женский хор из оперы «Русалка»26 и духовные хоры «Свете тихий» и «От юности моея»27.

Отдельно следует сказать о духовных хорах a cappella А. В. Александрова. Исследователь Н. Ю. Плотникова перечисляет среди них 6 песнопений Литургии, 2 песнопения Страстной седьмицы, 8 песнопений Всенощного бдения (к ним можно прибавить и 16 номеров Величаний), а также духовный концерт «Помилуй мя Боже» на текст 50-го псалма, созданный в 1926 г.28 Возможно, некоторые из перечисленных хоров создавались во время пребывания А. В. Александрова на посту регента архиерейского хора в Твери, однако какие именно — установить пока не удалось.

Из заявления, которое Александр Васильевич написал в дирекцию Большого театра, обнаруживается любопытный факт: оказывается, в 1917 г. он был приглашён (по конкурсу) регентом храма Христа Спасителя в Москве29. Исследователь Н. Ю. Плотникова указывает на факт пребывания А. В. Александрова на посту регента этого храма с 1918 по 1922 гг.30

Свидетельство о том, что Александр Васильевич Александров до конца своих дней оставался верующим христианином, прозвучало в одной из телепередач по каналу «Культура»31. В беседе с ведущим известный хоровой дирижёр Борис Григорьевич Тевлин поделился своими воспоминаниями: «Выдающийся хоровой дирижёр советского времени Клавдий Борисович Птица — ученик А. В. Александрова32 — рассказывал одну историю из его жизни. Сталин якобы очень любил Александрова.

Однажды он позвонил ему лично и сказал: “Завтра принимаем тебя в партию. Буду рекомендовать я. Дадим партбилет № 1″.

А. В. Александров проживал в Москве в доме возле Малого театра33. В одной из комнат его большой квартиры была устроена часовня, где он молился. После звонка Сталина Александров молился всю ночь, прося прощения у Господа за то, что ему приходится вступать в партию безбожников ради того, чтобы сохранить себе жизнь».

Подводя итог тверскому периоду жизни А. В. Александрова, следует сказать, что в Твери расцвёл его музыкальный талант, состоялись первые композиторские опыты. Без преувеличения можно сказать, что А. В. Александров был в своё время самой значительной фигурой в музыкальном мире Твери.

Сейчас, по прошествии некоторого времени, можно констатировать существенный вклад А. В. Александрова в область духовной музыки. Известно, что он сочинял хоровые песнопения на духовные тексты до конца 1926 г. и в этой сфере создал несколько замечательных образцов. Мы выражаем надежду, что в ближайшем будущем духовные сочинения А. В. Александрова будут собраны, изданы и исполнены. Тогда российские слушатели смогут открыть для себя новое имя в ряду уже известных композиторов: А. Кастальского, А. Гречанинова, П. Чеснокова, М. Ипполитова-Иванова и др.


Примечания

1 Тверские епархиальные ведомости. 1910. № 16, часть неофиц., сообщение от 28 марта.

2 Тверские епархиальные ведомости. 1910. № 37, часть неофиц.

3 Серафим (Леонид Михайлович Чичагов) (1856—1937) священномученик, митрополит Ленинградский. Родился в знатной дворянской семье потомственных военных. Участник русско-турецкой войны 1877—1878 гг. Вышел в отставку в чине полковника. Решающую роль в дальнейшем жизненном пути сыграло влияние святого Иоанна Кронштадтского, по благословению которого Леонид Чичагов подготовил и издал «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря». В 1898 г. принял монашество с именем Серафим. В последующие годы принимал активное участие в канонизации преп. Серафима и составлении его жития. С 1904 г. — архиерей. Сменил три епархии (Сухумскую, Орловскую, Кишинёвскую), прежде чем в 1914г., накануне Первой мировой войны, был назначен на Тверскую кафедру.
В Твери чрезвычайно активно начал дело возрождения приходской жизни, с началом войны много внимания уделял патриотической работе духовенства и мирян. При этом архиепископ Серафим постоянно находился в отлучке в Петрограде, наезжая в епархию иногда и лишь на короткое время. Возможно, этим вызвана его дополнительная непопулярность, в сочетании с открытой приверженностью монархическому строю, приведшая к его удалению с кафедры в 1917г. Несмотря на непризнание решений Епархиальных съездов весны и лета 1917г., архиепископ Серафим должен был покинуть Тверь. В 1920-х гг. занимал разные кафедры, несколько раз арестовывался. В 1927 г. одним из первых безоговорочно признал митрополита Сергия (Страгородского) и его Декларацию; в 1928 г. отправлен им в Ленинград успокаивать народ (Ленинград был центром правой оппозиции митрополиту Сергию). С 1933 г. на покое, член Синода митрополита Сергия, жил в Москве и Подмосковье. Арестован в 1937 г., расстрелян на Бутовском полигоне 11 декабря 1937 г. Как архиерей, Серафим (Чичагов) принадлежит к выдающимся деятелям своего времени. Он был храбр, честен, прям и искренен. Вера его была горячей и простой. Чичагов запомнился ещё и как музыкант и хороший художник. Необходимо отдать ему должное: в Ленинграде в тяжелейших условиях гонений 1928—1933 гг. он смог удержать значительную часть паствы и не скомпрометировать себя (и Сергиевскую церковь) в глазах катакомбников и иосифлян (комментарий П. С. Иванова).

4 Новая тверская газета. 1915.N» 723.

5 Новая тверская газета. 1915. № 728.

6 Тверские епархиальные ведомости. 1915. № 3.

7 Тверские губернские ведомости. 1904. № 23, часть неофиц.; 1907. № 13, часть неофиц.

8 Тверские епархиальные ведомости. 1910. № 5. Для сравнения: инспектору семинарии Ник. Фаворскому за этот же период было выплачено 300 руб.; библиотекарю И. Виноградову — 150 руб. Ректором семинарии в это время был протоиерей Александр Надежин, которому было выплачено 561 руб.

9 Вениамин (Федченков)(1880—1961) — один из выдающихся иерархов Русской Православной Церкви XX столетия, прибыл в Тверь в августе 1913 г. Тогда архимандрит, ректор Тверской семинарии с 1914 г. На этой должности он находился до 1917 г., когда стал очевидцем революционных событий в Твери. Участник Собора 1917—1918 гг. от Тверской епархии. В 1918 г. уехал из Твери. До 1920 г. возглавлял полковое духовенство в армиях Деникина и Врангеля. Эмигрировал из Крыма в 1920 г. В эмиграции не примыкал к архиереям, организовавших не подчинявшуюся Московскому Патриархату Русскую Православную Церковь за границей. Одним из первых признал Декларацию 1927 г., а позже приветствовал избрание патриарха Сергия (Страгородского) в 1944 г. В 1945 г. участвовал в избрании патриарха Алексия I, в 1947 г. окончательно вернулся в Россию. Был митрополитом Рижским, Ростовским, Саратовским. Последние годы жил на покое в Псково-Печерском монастыре (комментарий П. С. Иванова).

10 См. об этом: Шиков В. А. В. Александров в Твери // Калининская правда. 1981. 25 июня.

11 П. М. Сидельников (1891—1960) — тверской певец, скрипач, дирижёр, музыкальный деятель.

12 Андрей Александрович Жданов (1896—1948) — впоследствии крупный партийный и государственный деятель, печально известный в эпоху сталинских репрессий.

13 Плотникова Н. Ю. Гимн русской душе // Встреча. 2003. № 7. С. 24—25.

14 НБ ТвГУ. Ф. Школа Максимовича. Ед. 15.

15 Сохранились воспоминания ученицы школы Максимовича — Марии Ивановны Грифцовой. Маша Иванова (так звали Грифцову до замужества) родилась в 1896 г. В женской учительской школе Максимовича она училась с 1909 по 1914 гг. и была непосредственной участницей и слушательницей оперного спектакля, который готовил А. В. Александров. Вот как она описывает свои впечатления: «Задушевно пели свои арии две Антониды — небольшими, но чистыми голосами, и наша же исполнительница Вани с хорошим мальчишеским голосом. И каждый раз на репетициях и в концерте мы не просто с удовольствием слушали их, а пели и сами хором, отвечая им, будто участвовали в происходящей драме, захваченные ею. Особенно трогательно тогда для меня звучала ария Антониды “Не о том скорблю, подруженьки”, когда она рассказывает о постигшем их горе, а мы (наш хор) утешаем её. Но самым замечательным певцом у нас в этой опере оказался семинарист — Сусанин. Знаменитая ария “Чуют правду”, которую Сусанин поёт в лесу перед своей гибелью, была исполнена таким замечательным басом и голос так хорошо звучал в нашем большом зале, что никогда потом эта ария на меня не производила большего впечатления, чем в то время. Очень большой, в то же время и гибкий, мягкий голос проникал в душу». Воспоминания М. Грифцовой помещены в приложении к диссертации Т. А. Ильиной. См.: Ильина Т. А. Русская литературная классика в школьной среде начала XX в. По материалам Тверской земской женской учительской школы им. П. П. Максимовича: Дис. … канд. филол. наук. Тверь, 1998. Приносим благодарность автору диссертации за указание на этот документ.

16 Александров Ю. Трудиться и трудиться для Родины // Советская музыка. 1983. № 5. С. 74. В архиве А. В. Александрова, хранящемся в ГЦММК имени Глинки, нами обнаружен текст либретто оперы с авторскими ремарками (Ф. 97. Ед. 115).

17 ГЦММК. Ф. 97. Ед. 366. Письмо Ф. И. Шаляпина А. В. Александрову от 7 октября 1916 г.

18 Александров Ю. Трудиться и трудиться для Родины. С. 74.

19 См.: Шиков В. Указ. Соч.

20 Ныне пер. Седых, д. 2.

21 П. П. Ишиев (1887—1978) — известный в Твери педагог-музыкант.

22 Эти данные о музыкальной школе А. В. Александрова взяты из энциклопедического справочника «Тверская область» (С. 167). Однако «Новая тверская газета» в 1916 г. (16 декабря) извещает «об открытии в Твери разрешённой правительством музыкальной школы свободного художника Александрова по ул. Гальяновой (ныне Пушкинская ул. — Н. Д.) в доме Гардина. Школа открыта уже второй год и имеет до 30 учеников. Преподавание ведётся по специальностям: фортепиано, скрипка, пение и теория композиции. Сам Александров ведёт классы пения и теории композиции, В. А. Рязанцева — рояль и И. В. Гедеонов — скрипку. В будущем школа поступит в ведение Императорского музыкального общества». Видимо, через год после открытия школа А. В. Александрова поменяла адрес.

23 ГЦММК имени М. И. Глинки. Ф. 97. Ед. 135.

24 ГЦММК. Ф. 97. Ед. 107.

25 ГЦММК. Ф. 97. Ед. 111.

26 ГЦММК. Ф. 97. Ед. 114.

27 ГЦММК. Ф. 97. Ед. 41.

28 Плотникова Н. Ю. Духовная музыка А. В. Александрова // Страницы музыкальной истории Верхневолжья. По материалам музыкально-краеведческих чтений 2002-2006. Тверь, 2006. С. 155-168.

29 Александров Ю. Трудиться и трудиться для Родины. С. 76.

30 Плотникова Н. Ю. А. В. Александров // Православная энциклопедия. М., 2000. Т. I. С. 606.

31 Телепередача состоялась 08.10.2008 г., начало в 19 ч 22 мин, с ведущим Максимовым.

32 На самом деле К. Б. Птица в 1937 г. окончил дирижёрско-хоровое отделение МГК по классу Г. А. Дмитревского, прямого ученика А. В. Александрова.

33 Недалеко от храма Христа Спасителя, где Александров служил регентом церковного хора.


Приложение. Репертуар Тверского архиерейского хора под управлением А. В. Александрова

Составлен по материалам газеты «Тверские епархиальные ведомости», публиковавшей отчёты трёх чтений Тверского отдела Императорского Православного Палестинского общества, состоявшихся с 1910—1913 гг.

Тропарь «Днесь благодать Св. Духа нас СОБРа»;
Азеев Е. «Достойно есть»;
Александров А. «От юности моея»;
Александров А. «Разбойника благоразумнаго»;
Александров А. «Свете тихий»;
Архангельский А. «Векую мя отринул еси»;
Архангельский А. «Господи, услыши глас мой»;
Архангельский А. «Егда славнии учиницы»;
Архангельский А. «Житейское море»;
Архангельский А. «Избранной от всех родов Заступнице»;
Архангельский А. «К Богородице прилежно»;
Архангельский А. «Кресту Твоему поклоняемся»;
Архангельский А. «Не рыдай мене мати»;
Архангельский А. «Ныне отпущаеши»;
Архангельский А. «Помышляю день страшный»;
Архангельский А. «Хвалите имя Господне»;
Архангельский А. Духовный концерт «Господи, услыши молитву мою»;
Архангельский А. Духовный концерт «Да воскреснет Бог»;
Бортнянский Д. «Вознесу Тя, Боже»;
Бортнянский Д. «Господь, просвещение мое» и «Спаситель мой»;
Бортнянский Д. «Да воскреснет Бог»;
Бортнянский Д. «Придите, ублажим Иосифа приснопамятного»;
Бортнянский Д. «Чертог Твой»;
Бортнянский Д. Двухорный концерт «Кто Бог Велий»;
Бортнянский Д. Концерт «Слава в вышних Богу»;
Ведель А. «Покаяния отверзи ми двери»;
Ведель А. «Царю небесный»,
Войденов В. «Душе моя»;
Глинка М. «Херувимская песнь»;
Гречанинов А. «Не рыдай мене мати»,
Гречанинов А. «Спаси Господи, люди твоя»;
Гуно Ш. «На реках вавилонских»;
Давыдов С. «Достойно есть»;
Догматик 1-го гласа Киевского распева;
Догматик 2-го гласа Киевского распева;
Догматик 5-го гласа Киевского распева;
Догматик 6-го гласа Киевского распева»;
Иванов Ф. «Душе моя»;

Ипполитов-Иванов М. (слова и муз.) Духовный стих о патриархе Гермогене;
Ипполитов-Иванов М. «Благослови душе моя Господа»;
Ипполитов-Иванов М. «Богородице Дево, радуйся»;
Ипполитов-Иванов М. «Взбранной Воеводе победительная»;
Ипполитов-Иванов М. «Утвердися сердце»;
Ипполитов-Иванов М. «Царю небесный»,
Кастальский А. «Благослови душе моя Господа»;
Кастальский А. «Милосердия двери»;
Кастальский А. «Ныне отпущаеши»;
Кастальский А. «С нами Бог»;
Кастальский А. «Свете тихий»;
Кастальский А. Тропарь «Правило веры и образ кротости»;
Лисицын. «Разбойника благоразумнаго»;
Львов А. «На реках вавилонских»;
Мурин. «Разбойника благоразумнаго»;
Римский-Корсаков Н. «Да молчит всякая плоть»;
Римский-Корсаков Н. «Се жених грядет»;
Строкин. «Ныне отпущаеши»;
Турчанинов П. «Помощь» и «Покровитель» — 1-я и 2-я песни;
Турчанинов П. «Тебе, Одеющагося»;
Турчанинов П. «Царю небесный»,
Турчанинов П. «Царю небесный»;
Фатеев В. «О Тебе радуется»;
Чайковский П. «Был у Христа-младенца сад»;
Чайковский П. «Свете тихий»;
Черепнин Н. «Отче наш»;
Чесноков П. «Многолетствование»;
«Воззвание к природе» из оперы «Вертер» Массне; исп. сам А. В. Александров.


Выходные данные статьи

Название статьи

ОБ А. В. АЛЕКСАНДРОВЕ КАК РЕГЕНТЕ СОБОРНОГО ХОРА В ТВЕРИ

Автор(ы)

Дроздецкая Н. К.

Рубрика

ВОПРОСЫ ИСКУССТВОВЕДЕНИЯ

Год

2009

Номер журнала

№ 3 (XXI)

Страницы

100—110

Аннотация

Парадоксально, но знаменитый автор гимна Советского Союза и песни «Священная война», создатель Краснознаменного ансамбля песни и пляски Советской Армии Александр Васильевич Александров начал свой творческий путь в Твери в качестве регента архиерейского хора в Спасо-Преображенском соборе. А. В. Александров прожил в Твери в общей сложности 12 лет, с 1906 по 1918 гг. Эти годы оказались периодом становления личности молодого талантливого музыканта, временем его активной музыкально-просветительской деятельности. И хотя Тверь не была его родиной, Александр Васильевич Александров оставил в музыкальной жизни города глубокий след и благодарную память.

Cписок литературы

1. Александров Ю. Трудиться и трудиться для Родины // Советская музыка. 1983. № 5. С. 74.

2. Ильина Т. А. Русская литературная классика в школьной среде начала ХХ в. По материалам Тверской земской женской учительской школы им. П. П. Максимовича: дис. … канд. филол. наук. Тверь, 1998.

3. Новая тверская газета. 1915. № 723.

4. Новая тверская газета. 1915. № 728.

5. Плотникова Н. Ю. Духовная музыка А. В. Александрова // Страницы музыкальной истории Верхневолжья. По материалам музыкально-краеведческих чтений 2002—2006. Тверь: ГИД, 2006. С. 155–168.

6. Плотникова Н. Ю. А. В. Александров // Православная энциклопедия. М., 2000. Т. I. С. 606.

7. Письмо Ф. И. Шаляпина А. В. Александрову от 7 октября 1916 г. // ГЦММК. Ф. 97. Ед. 366.

8. Шиков В. А. В. Александров в Твери // Калининская правда. 1981. 25 июня.

9. Плотникова Н. Ю. Гимн русской душе // Встреча. 2003. № 7. С. 24—25.


Рубрика: Русская музыка | Метки: , , , , , , | Добавить комментарий

Пять песен Юрия Кукина

7 июля — день памяти одного из самых известных поэтов, создававших свои произведения в жанре авторской песни, Юрия Алексеевича Кукина (1932—2011).


Юрий Кукин и авторская песня

советский и российский поэт, музыкант, бард Юрий Кукин

Один из основоположников авторской песни, советский и российский поэт, музыкант, бард Юрий Алексеевич Кукин (1932—2011)

В конце 1950-х—начале 60-х годов в жизнь советского общества стремительно ворвался новый музыкально-поэтический жанр — жанр авторской песни.

Название это, наверное, нельзя считать на 100% удачным по той простой причине, что авторские, т. е. написанные авторами — поэтом и композитором (в отличие, например, от фольклорных), песни существовали и до интересующего нас периода. Например, русские дореволюционные и советские песни 1930—40-х годов, многие из которых получили всенародное признание и вошли в золотой фонд отечественной музыки. Однако новое, не существовавшее доселе явление русской культуры получило такое обозначение не случайно. Прижившийся в нашем лексиконе термин «авторская песня» (кстати, можно встретить и другие названия: гитарная песня, бардовская песня) как нельзя лучше подчёркивал некоторые из основных её особенностей.

Во-первых, и текст и музыка бардовских произведений как правило принадлежали одному и тому же автору. Хотя, конечно, соотношение поэтической и музыкальной составляющих в этих произведениях было не равнозначным. Музыке в них отводилась второстепенная роль. Это не были песни в прямом смысле слова, а скорее звучащие стихи — «стихи, положенные на ритмическую основу», как сказал однажды один из мэтров авторской песни — Владимир Высоцкий. Во-вторых, непременным условием принадлежности к цеху поющих поэтов было публичное исполнение автором своих сочинений, преимущественно под гитару. Таким образом, создатели бардовской песни были, если так можно выразиться, авторами в третьей степени, сочетая авторство текста, мелодии и исполнительской версии подавляющего большинства популярных в то время произведений.

Произведения эти, звучавшие искренно и доверительно, стали каким-то принципиально новым и необычным явлением как для советской, так и для русской культуры. Новыми были и имена их исполнителей.

Вслед за старшим поколением поэтов-фронтовиков, к которому принадлежали Михаил Анчаров и Булат Окуджава, в авторскую песню пришли Владимир Высоцкий, Юрий Визбор, Евгений Клячкин и многие другие барды, которые со временем стали, как сейчас принято выражаться, иконой стиля. Вместе с ними известность пришла к Юрию Кукину и его песням.


Это песни, а не стихи. Стихи я писать не умею. А песня обладает тайной, и раскрыть эту тайну можно, не только слушая, но и видя поющего автора, в этом все дело. Условность ритмики, мелодики и расстановки волевых точек решает песню так же, как и интонация, мимика, взгляд, движение. А при звучании песен не в зале надежда лишь на фантазию человека, сидящего перед проигрывателем или магнитофоном. Лучше, если прослушиваемые записи живые квартирные, в гостях и т. п., пусть не очень качественные, но передающие атмосферу большей близости исполнителя со слушателями.

Это высказывание Юрия Кукина о своих песнях верно и в отношении творчества многих других авторов-исполнителей. Верно по сути. Однако в нём есть и известная доля лукавства, когда знаменитый бард говорит о стихотворении и песне как о двух совершенно разных являниях. Поэзия — многолика и многогранна. И главное в ней — искренность. Только искренность в выражении своего чувства помогает раскрыть ту тайну и установить тот контакт со слушателем, о котором говорит Юрий Алексеевич. Этим качеством обладают песни Кукина. Они как-то по-детски наивны, но главное — абсолютно искренни. А это значит, что перед нами — настоящая поэзия и настоящий поэт. И не столь уж важно, в каком виде будет представлено его творческое высказывание — стихотворном, музыкальном или песенном.

Ниже мы предлагаем Вашему вниманию пять песен Юрия Алексеевича Кукина, написанные в середине 1960-х годов, которые, на наш взгляд, дают наилучшее представление о творчестве одного из самых известных авторов-исполнителей.


Ю. Кукин. Темиртау. Слушать онлайн. Видео

«Темиртау» (1963). Песня Юрия Кукина. Исполняет автор. Фрагмент домашнего концерта «За туманом». 1997 г.


Ю. Кукин. Темиртау. История создания. Текст

Наступила осень. Заканчивался мой первый экспедиционный сезон. Пошли дожди. В комнате общежития я стоял перед зеркалом, и все мое внимание было направлено на пальцы — учился играть па гитаре. Через час занятий стало скучно, и для того, чтобы себя как-то развлечь, я решил что-нибудь напевать. Ни одна известная мне песня своими словами не совпадала с моей оригинальной мелодией. Тогда я додумался делать так, как в подобных случаях поступают некоторые северные или восточные народы. Посмотрю направо — произношу вслух то, что вижу справа, посмотрю налево — произношу все то, что вижу слева, погляжу вперед — что-нибудь ценное сообщу про себя в пространство. Таким образом, получилась песня. Я ее долго не пел, пока друзья меня не убедили, что это типично экспедиционная вещь…

Горы слева, горы справа,
Посредине — Темиртау,
Посредине — домик старый,
Посредине — я с гитарой.
Где-то сбоку люди ходят,
Что-то ищут и находят.
Я ж сижу посередине,
Словно мышь в пустой корзине.

Сверху — сыро, снизу — грязно,
Посредине — безобразно:
Мое тело и душа,
За душою — ни гроша.
Даже не на что напиться,
И в соседний дом ввалиться,
И стоять посередине,
Словно лошадь в магазине.

Ну а дома кто-то спросит,
Где его, мол, черти носят? —
В Темиртау посредине
Я, как дырка на картине…

Август 1963
Темиртау


Ю. Кукин. За туманом. Слушать онлайн. Видео

«За туманом» (1964). Песня Юрия Кукина. Исполняет автор. Фрагмент домашнего концерта «За туманом». 1997 г.


Ю. Кукин. За туманом. История создания. Текст

Песня «За туманом» на писана на поезде. Ехал в Горную Шорию и после консультации с геологами из 5-ти куплетов оставил 2, чему сейчас очень рад. Впервые в Ленинграде спел на танцах, где играл в джазе на барабане (как любитель). В дальнейшем также на 4/4 песню записал на пластинку В. Макаров. Туристы спели на 2/4 и так она и заняла 1-е место в Ленинграде на 1-м конкурсе туристской и студенческой песни.

Понимаешь, это странно, очень странно,
Но такой уж я законченный чудак:
Я гоняюсь за туманом, за туманом
И с собою мне не справиться никак.

Люди сосланы делами,
Люди едут за деньгами,
Убегют от обиды, от тоски…
А я еду, а я еду за мечтами,
За туманом и за запахом тайги.
А я еду, а я еду за мечтами,
За туманом и за запахом тайги.

Понимаешь, это просто, очень просто
Для того, кто хоть однажды уходил.
Ты представь, что это остро, очень остро:
Горы, солнце, пихты, песни и дожди.

И пусть полным-полно набиты
Мне в дорогу чемоданы:
Память, грусть, невозвращенные долги…
А я еду, а я еду за туманом,
За мечтами и за запахом тайги.

2 июня 1964
Товарнный поезд «Ленинград—Шерегеш»


Ю. Кукин. Город. Слушать онлайн. Видео

«Город» (1964). Песня Юрия Кукина. Исполняет автор. Фрагмент домашнего концерта «За туманом». 1997 г.


Ю. Кукин. Город. История создания. Текст

«Город» моя самая любимая песня. Конечно, эта песня не о каком-то городе (Ленинграде, Москве и т. д.), а о мечте, стремленьи. Благодарен Булату Шалвовичу Окуджаве, заметившему эту песню и, следовательно, меня 25 лет назад.

Горы далекие, горы туманные, горы,
И улетающий, и умирающий снег.
Если вы знаете — где-то есть город, город,
Если вы помните — он не для всех, не для всех.
Странные люди заполнили весь этот город:
Мысли у них поперек и слова поперек,
И в разговорах они признают только споры,
И никуда не выходит оттуда дорог.

Вместо домов у людей в этом городе небо,
Руки любимых у них вместо квартир.
Я никогда в этом городе не был, не был,
Я все ищу и никак мне его не найти.
Если им больно — не плачут они, а смеются,
Если им весело — вина хорошие пьют.
Женские волосы, женские волосы вьются,
И неустроенность им заметет уют.

Я иногда проходил через этот город —
Мне бы увидеть, а я его не замечал.
И за молчанием или за разговором
Шел я по городу, выйдя и не повстречав.
Поездом — нет! Поездом мне не доехать.
И самолетом, тем более, не долететь.
Он задрожит миражом, он откликнется эхом.
И я найду, я хочу, и мне надо хотеть.

Конец октября 1964
Шерегеш—Новокузнецк—Ленинград


Ю. Кукин. Говоришь, чтоб остался я. Слушать онлайн. Видео

«Говоришь, чтоб остался я» (1965). Песня Юрия Кукина. Исполняет автор. Фрагмент домашнего концерта «За туманом». 1997 г.


Ю. Кукин. Говоришь, чтоб остался я. Текст

Говоришь, чтоб остался я,
Чтоб опять не скитался я,
Чтоб восходы с закатами
Наблюдал из окна.
А мне б дороги далекие
И маршруты нелегкие,
Да и песня в дороге мне,
Словно воздух нужна.

Чтобы жить километрами,
А не квадратными метрами,
Холод, дождь, мошкара, жара —
Не такой уж пустяк!
И чтоб устать от усталости,
А не от собственной старости,
И грустить об оставшшихся,
О себе не грустя.

Пусть лесною Венерою
Пихта лапкой по нервам бьет,
Не на выставках — на небе
Изучать колера.
И чтоб таежные запахи,
А не комнаты затхлые…
И не жизнь в кабаках — рукав
Прожигать у костра.

А ты твердишь, чтоб остался я,
Чтоб опять не скитался я,
Чтоб восходы с закатами
Наблюдал из окна.
А мне б дороги далекие
И маршруты нелегкие,
Да и песня в дороге мне,
Словно воздух нужна!

1964—начало 1965


Ю. Кукин. Маленький Гном. Слушать онлайн. Видео

«Маленький Гном» (1965). Песня Юрия Кукина. Исполняет автор. Фрагмент домашнего концерта «За туманом». 1997 г.


Ю. Кукин. Маленький Гном. История создания. Текст

Песня «Маленький гном» самая конкретная песня. Но раскрывать ее секрет не хочется — она потеряет загадочность, и не будет общей. А так она поется очень широко. Я всегда получаю записки на концертах об этой песне. К этой песне я обычно даю пояснение: «Коса, которую Гном забрасывает за плечо — это женская коса…»

Мой маленький Гном, поправь колпачок,
И брось, не сердись, разожми кулачок.
Беги от людей, мой маленький Гном,
Беги поскорей в свой старенький дом.

Где по стенам вместо картин —
Гирлянды ненужных слов,
Где мозаикой стекол окон —
Десятки волшебных снов,
И книги, рожденные сотнею
Сказочно умных голов:
От Шарля Перро
И до «Магизма основ»…

Мой маленький Гном, поправь колпачок,
Не топай ногой — потерял башмачок.
Беги от людей, мой маленький Гном,
Беги поскорей в свой старенький дом.

Где чай не в стаканах,
А в чашечках чайных роз.
Где веточка пихты — духи,
А подарок — ответ на вопрос.
Где много неслышного смеха
И много невидимых слез…
И песни под звуки гитар
Мотыльков и стрекоз…

Мой маленький Гном, поправь колпачок,
И так не ругайся — получишь щелчок!
Беги от людей, мой маленький Гном,
Беги поскорей в свой старенький дом.

Нет-нет, я к тебе не пойду,
Мой маленький Гном!
Я стар, я устал,
Да и двигаться стал я с трудом.
Я знаю, твой год —
Он всего от зари до зари…
Мне тысяча лет,
Потому лишь, что мне тридцать три.

Мой маленький Гном, поправь колпачок,
И брось, не сердись, разожми кулачок.
Слезинки утри, надень башмачок
И косу привычно забрось за плечо.

Август—ноябрь 1965


Рубрика: Авторская песня | Метки: , , , , , , , , | Добавить комментарий

Сказания русского народа. Месяцеслов. Июль

Русский месяцеслов. Июль

Июль — седьмой месяц года, второй месяц весны и одиннадцатый месяц по церковному календарю. С июлем связано множество русских обычаев, обрядов, традиций, поверий, примет, пословиц и поговорок, собранных в книге Ивана Петровича Сахарова — «Сказания русского народа».


2 июля (20 июня). Приметы1.

С этого дня перепелиные охотники наблюдают приметы об удачном лове. По их замечаниям, если над озимым хлебом носится паутина, летает мушкара, то здесь-то более всего будут сбираться перепела. Каждый охотник старается для будущего счастья непременно в этот день поймать хоть одну птичку. Другие наблюдают, что там, где более слышно перепелиного свиста, всегда менее можно ожидать успеха. Охотники заранее приучаются к свистку и другим инструментам, завлекающим подражательным звуком к сбору перепелов. И у них есть своя страсть: поймать совершенно белого перепела, предводителя птиц своего рода, обещающего всегдашний успех в ловле. Записные охотники странствуют во ржах по целому месяцу.


5 июля (23 июня). Купальницы. — Обряды

художник Жуковский. Июльская ночь

Жуковский Станислав Юлианович (1873—1944). Июльская ночь. 1916 г.

Наши поселяне купальницею называют особенную траву, известную под именем: кошечьей дремы (trollius europaeus). Другие это имя относят к лютику (ranunculus). Этой траве приписывают разные целебные действия. На Ваге и в Вологодской губернии сбирают утром траву купальницу, когда она бывает еще в росе, и сохраняют в стклянках для лечения. В селах из этой травы взрослые делают венки и парятся ими в банях. Дети из нее плетут венки, колпаки, шапки и надевают их на головы во время игр.

На Руси исстари велось париться в сей день, утреннею порою в банях, а днем купаться в реках или прудах. Поселяне Рязанской губернии этот день называют: лютые коренья. Смышленые старые люди, моясь и бане, парились лютыми кореньями в надежде помолодеть. В степных селениях вместо соломы набрасывали и печь жгучей крапивы и на ней паривались. Все это делалось для исцеления болезней. По выходе из бани садились за стол завтракать, где заранее становилась постная каша. Больных старух и хворых людей выносили в баню на жгучей крапиве и паривали целебными травами. Купанье в реках начиналось с полдня и продолжалось до вечерен. В Переславле-Залесском купались в озере Клещине с песнями и играми. Там, пока одни купались, другие на берегу пели песни. В Зарайске выхаживали купаться на реку Осетр, к белому колодцу. Здесь между купаньем происходили игры и пиршества. В Туле прежде купанье детей происходило в пруде (ныне уничтоженном), на Ивановском монастыре. Пожилые старушки выходили с детьми умываться к студенцам. Здесь они, умывая детей, бросали в студенцы медные деньги, старые сорочки или дарили нищей братии, или сжигали в лесу.

Купальницкая обетная каша отправлялась с разными обрядами. Поселяне Нерехотского уезда предоставляли это дело красным девицам. Там они собирались к одной из своих подруг с вечера: толокчи в ступе ячмень. Песнями и веселыми играми сопровождается толчение ячменя. Рано утром варили из этого ячменя кашу, которую съедали во время полудень, с маслом. После полудника вывозили из сарая передовой станок от телеги на улицу. Одни из них садились на ось, другие, схватясь за оглобли, возили их по селению с песнями, потом выезжали на поле, где, по появлении вечерней росы, умывались для здоровья. В степных селениях обетную кашу варили пожилые женщиньд. Из разных семейств сносилась крупа, оставляемая для сего обряда от первого рушения. На эту кашу сзывались почетные старики и старушки после банного мытья. В селениях Тульской губернии в старину известна была еще мирская каша.Зажиточные семейства варивали эту кашу для нищей братии. Увечные, бесприютные люди заранее приглашались в баню и после угощаемы были мирскою кашею. Многие семейства считали это дело за необходимую обязанность в жизни. Усердные и сострадательные люди сами нашивали эту кашу по домам к бедным больным и по тюремным заведениям к колодникам. Все это делалось по обещанию, в память какого-нибудь избавления от бед или болезней.

Во многих местах имя Купальницы усвоивалось вместо названий. В Переславле-Залесском бываемая в этот день ярмарка, при Владимирской церкви, называется Купальницею. Другие называли этим именем поляны, где они собирали целебные травы. Иные называли самые студенцы купальницами.

В старину слепцы и нищая братия, после банного мытья и угощения мирскою кашею, воспевали стихи про убогую вдовицу Купальницу.

«Как во старом городе, во Киеве, как у богатого князя-боярина, у Неупокоя Мироновича жила во сиротстве убогая вдовица Купальница. Как у того ли у князя боярина, у Неупокоя Мироновича, было всякого богачества на все доли убогие. Золотой казной оделял он, князь-боярин, храмы божий, чистым серебром питал убогое сиротство. К его ли столам белодубовым, к его ли скатертям браным сходились калики перехожие со всех сторон. Всего было у князя-боярина вдоволь, одного только не было — желанного детища. Скорбит князь-боярин о своей беде, не знает, не ведает в своем гореваньице ни малой утехи. А и во той скорби дожил он и до старости. Во едину нощь видит он, князь-боярин, чудный сон: а кабы за городом за Киевом, подалей перевесища, лежит никем не знаема убогая вдовица во хворости и болести. А и тут ему, князю-боярину, послышался голос неведомый: возьми ты, князь-боярин, тую убогую вдовицу к себе во двор, пои и корми до исхода души. А и за то тебе будет во грехах отрада. Просыпается князь-боярин на утренней заре, выходит за Киев-град, ко тому ли перевесищу, и видит он туто наяву убогую вдовицу во хворости и болести. И спрошает князь-боярин ту убогую вдовицу: «А и скажи ты по правде и по истине, откуда родом ты, да и как тебя величать по имени и по изотчеству?» И молвит ему убогая вдовица: «Родом, де, я из Новагорода, а и зовут, де, меня Купальницей; а опричь того за старостию, де, своего роду и племени не помню». И нудил он, князь-боярин, тую убогую вдовицу на житье к себе во двор, а сам возговорит: «А и буду те поить, кормить до исхода души». И в отповедь молвит ему та убогая вдовица: «Спасибо те, князь-боярин дорогой, на ласковом слове, на великом жалованье. А созови ты наперед того нищую братию, всех калик перехожиих, да напой и накорми сытой медовой, кашей грешневой». Идет боярин к себе во двор, опосылает своих верных слуг по всем дорогам и перепутьицам кликать клич на нищую братию, калик перехожиих. Сходилася нищая братия, все калики перехожие ко князю-боярину на широк двор. А и тут к нему опослей всех приходила убогая вдовица Купальница, а садилась с нищей братией за столы белодубовые, за скатерти браные. И выходил туто к ним князь-боярин дорогой, бил челом всей нищей братии, каликам перехожиим, поил, кормил их сытой медовой, кашей грешневой. Со той поры поселилась у князя-боярина во дворе убогая вдовица Купальница; с той поры строил он кормы ежегод про всю нищую братию, про всех калик перехожиих; а на тех кормах была сыта медовая да каша грешневая. И жила та убогая вдова Купальница у князя-боярина во дворе до исхода души».


6 июля (24 июня). Иванов день. — Купало. — Обряды

художник Крымов. Когда цветут липы

Крымов Николай Петрович (1884—1958). Когда цветут липы. 1947 г.

Народное празднество, отправляемое на Руси в Ивановскую ночь, известно во всем славянском мире. Отличительные обряды этого празднества составляют: зажженные костры, песни, игры, перепрыгивание чрез огонь и крапивные кусты, купанье ночью в росе, а днем в реках, пляски вокруг дерева марины и погружение его в воду, зарывание трав, поверье о поле-те ведьм на Лысую гору. Купало и Купальские огни известны более в Великой России, Малоруссии и Белоруссии. Новейшие мифографы включили Купало в число славянских божеств; но его не было ни в Киеве, ни в других славянских землях. Об нем не говорят ни Нестор, ни другие писатели; это слово известно в наших письменных памятниках с XVII столетия.

Русское Ивановское празднество известно у чехов, сербов, моравов, карпато-россов, болгар и поляков. Там Ивановская ночь известна под именем Соботок. Самое величественное торжество этого дня совершается славянами в Силезии и чехами. Там ивановские огни горят на Карпатских горах, Судетах и Крконошах на пространстве нескольких сот верст. Гулевой народ опоясывается перевязями из цветов, на головы надевают венки из трав, составляют хороводы, поют песни, старики добывают из дерев живой огонь. После перепрыгивания чрез костры огней купаются в росе. Поляки, по описанию Кохановского, отправляли этот день в черном лесу в Сендомирском воеводстве. В песне купальской они поют там, что это празднество передали им матери:

Takto matki nam podaly,
Same takze z drugich mialy
Ze na dzien Swietego Jana
Zawzdy Sobottka palana (польск.).

Так-то матери нам передали
Сами также у других переняли,
Чтобы на день святого Яна
Всегда была Соботка опалена.

Голембовский говорит, что польские поселяне, опоясанные чернобыльником, целую ночь прыгают около огней. Ивановские празднества в Кракове отправлялись на Кремионках, в Варшаве на берегу Вислы и на острове Саксонском. Огиер, путешествовавший по Польше в 1635 г., говорит, что огни изжигались на площадях, около лесов и в разных окрестностях, в дома сносились цветы, травы. Ивановский огонь назывался тогда у них: kresz. Польский писатель Мартин свидетельствует об участии поляков XVI века в этом торжестве: «С вечера Иванова дня женщины зажигали огни, плясали кругом их, пели песни, воздавая честь и мольбы демону. Сего языческого обычая доселе не оставляют в Польше, приносят жертвы из травы чернобыльника, зажигают костры огнем, полученным чрез трение дерево об дерево». Сербы думают, что Иван дан столь велик, что для него солнце на небе трижды останавливается. У Вука Стефановича находим сербские Ивановские песни: «Иваньско цведье, Петровско» и проч. Литовцорусы называют Ивановское празднество — праздником росы. С вечера, под Ивановскую ночь они собираются на избранном месте, на поляне ставят шалаши, разводят огни, поют песни, пляшут с факелами и перескакивают чрез огонь. Рано утром отправляются в лес — на росу.Утренние сборы называются у них стадом, а пляска коркодоном. Утром сбирались травы для врачевания и чарования. Литовцо-руссы верят и в папортников цвет.

В письменных памятниках великорусские ивановские обряды известны не ранее XVI века. О псковских обрядах говорит игумен Памфил в своем послании к псковскому наместнику: «Егда приходит великий праздник день Рождества Предтечева, исходят огньницы, мужие и жены чаровицы по лугам, и по болотам, и в пустыни, и в дубровы, ищущи смертные отравы и приветрочрева, от травного зелия на пагубу человеком и скотом; тут же и дивии корения копают на потворение мужем своим. Сия вся творят действом диаволим в день Предтечев с приговоры сатанинскими. Егда бо приидет самый праздник Рождество Предтечево, тогда во святую ту нощь мало не весь град возмятется, и в селех возбесятся в бубны, и в сопели, и гудением струнным и всякими неподобными играми сатанинскими, плесканием и плясанием, женам же и девкам и главами киванием и устнами их неприязнен кличь, вся скверные бесовские песни, и хребтом их вихляния и ногам их скакание и топтание; что же бысть во градех и и селех». На Стоглавом соборе говорили: «Против праздника Рождества великого Иоанна Предтечи, и в ночи на самый праздник, и в весь день и до нощи, мужи и жены и дети в домех и по улицам ходя и по водам глумы творят всякими играми, и всякими скомрашествы, и песни сатанинскими и плясками, гусльми и иными многими виды и скаредными образовании. И егда нощь мимо ходит, тогда отходят к роще с великим кричанием, аки бесы омываются росою». В указе 1721 года, 17 апреля сказано: «К тому ж будто бы воспоминают мерзких идолов, в них же был некий идол Купало, ему же на Велик день приносили жертву оным купанием; о чем пространно зрится в Летописце Киевском». О малорусских обрядах Ивановской ночи Гизель в своем Синопсисе писал по-своему: «Пятый идол Купало, его же бога плодов земных быти мняху, и ему прелестию бесовскою омрачении благодарения и жертвы в начале жнив приношаху. Того же Купало бога, истинны беса, и доселе по некиим странам российским еще память держится; наипаче же в навечерии Рождества св. Иоанна Крестителя, собравшеся ввечеру юноши мужеска, девическа и женска пола соплетают себе венцы от зелия некоего и возлагают на главу и опоясуются ими. Еще на том бесовском игралище кладут и огнь, и окрест его емшеся за руце нечестиво ходят и скачут и песни поют, скверного Купала часто повторяюще и чрез огнь прескачуще, самих себя тому же бесу Купале в жертву приносят». В Потребнике 1639 года находим: «Нецыи пожар запалив, предскакаху по древнему некоему обычаю». Таковы известия, сохранившиеся в наших письменных памятниках. Перейдем теперь к описанию народного празднества, отправляемого в разных местах. Следы обрядов Ивановского празднества, сохранившегося в новгородских окрестностях, суть следующая:

В старой Ладоге ивановские огни совершаются на горе Победище, при впадении речки в Волхов. Там сей огонь, добытый при трении из дерева, известен под именем: живого, лесного, царя огня, лекарственного. Тихвинцы купаются в озере, находящемся близ Антониева Дымского монастыря. После купают там и лошадей хворых. В окрестностях Петербурга, по рижской дороге бывали в XVIII веке ивановские огни, где участвовали вместе с русскими и ижорцы. Последние это игрище называли: кокуем. В Лужском уезде, по реке Луге, Ивановское празднество известно более под именем Соботок. Вероятно, что это название занесено из Литвы.

В Парголове ростовские переселенцы справляют ивановские огни со всеми обрядами. Зажженные костры, игры, песни и купанье там одинаковы со всеми другими обычаями, встречаемыми в московских окрестностях.

художник Кустодиев. Жатва

Кустодиев Борис Михайлович (1878—1927). Жатва. 1914 г.

В московских окрестностях ивановские огни зажигались на горах, полях и по берегам рек. Чрез эти огни перескакивали мужчины и женщины, перегоняли скот. Игры и песни продолжаются до утренней зари. Заметим важное обстоятельство: великоруссы не поют песен с именем Купало, как это находим у малоруссов. Москвитяне Иванов день празднуют на трех горах. В Туле это празднество отправлялось близ Щегловской засеки. Вечером 23 июня крестьяне выходят в поле в чистых белых рубашках, составляют костры из хворосту; другие приносят с собою дегтярные баклаги. Старики садятся в кружок и начинают чрез трение добывать огонь из двух старых, сухих дерев. Кругом их все стоят в глубоком молчании. Едва показался огонь, все ожило, запело и завеселилось. Зажигаются костры и баклаги. Молодые поют и пляшут, старики сидят в кружках, беседуют о старине и от радости попивают винцо. Часто случалось видеть, как над этим костром старушки-матери сжигали сорочки, взятые с больных детей, с полною уверенностью, что от сего обряда прекратятся болезни. Наш народ думает, что перескакивание чрез огонь избавляет от очарования. В купаньи утренней росою они полагают очищение тела и избавление от болезней. Других поверий мне не случилось слышать. Напрасно я доискивался проверить на месте остроумные замечания наших изыскательных археологов, которые в празднествах Купалы и Купальницы отыскивают мифы физические и астрологические, видят в них почитание солнца и луны, находят благоговение к стихиям природы — огню и воде. Наш народ этого не знает и не понимает. Может быть, или самое время истребило эти понятия в народе, или господа археологи слишком умствуют в идеях водопоклонения и травоволхвования. По крайней мере, остается одно верным, что в этих идеях не участвует великорусский народ.

В малорусских селениях ивановские огни соединяются с особенными обрядами, которых нет у великорусского народа. Здесь видим: крапивный куст, куклу, пирование около дерева марины; здесь слышим песни с именем Купало. В Харьковской губернии поселяне собираются в назначенное место и перепрыгивают чрез крапивный куст. В старину перепрыгивание бывало чрез зажженную солому с песнями купальскими. Другие срубают дерево марину, украшают его венком из цветов и относят его в отдаленное место. Здесь под деревом сажали куклу, изукрашенную разными уборами. Подле дерева ставили стол с горилкою и закусками. Молодые, схватясь руками, ходили вокруг дерева и пели песни. По окончании игр снимали дерево с песнями и относили к реке. Во время сего поезда пьют горилку и едят закуски. С приходом к реке начинали все купаться. Дерево марину потопляли в реке. В других местах куклу делали не более трех четвертей аршина, украшали цветочным венком и с ней перепрыгивали чрез огонь. Иные делали куклу из соломы в рост человека, одевали в женскую рубашку, голову убирали лентами и намистами. Кукла с именем Купала ставилась подле дерева марины, черноклена. Женщины одевались в праздничное платье, венки для головы сплетались из цветов и перевивались кануфером и другими душистыми травами. Венками закрывали лица до половины. В некоторых местах, когда приносили дерево и куклу к реке, то прежде снимали с себя венки, которые или прямо бросали в воду, или надевали на куклу. Другие тайно уносили с собой венки и вешали их в сенях, для предохранения от бед и напастей. В селениях Подольской и Волынской губерний поселяне, приходя в назначенное место, приносили с собой ветвь вербы, убранной цветами. Эта верба, называемая у них Купайло, утверждалась в землю, вокруг ее ходили и пели купальские песни. После песен девицы становились подле вербы, а мужчины отходили в сторону. Потом вдруг мужчины нападали на девиц, похищали вербу и обрывали ее в клочки.

Зарывание трав на Иванов день производится велико-русами и малорусами. Поверье о цвете папоротника, или кочедыжника, цветущего огненным цветом в Ивановскую ночь, есть общее в народе. Знахарки отыскивают разрыв-траву, терлич и архилин. О последней говорят, что «она растет при большой реке, срывать ее должно чрез золотую или серебряную гривну, а кто носит на себе, и тот не будет бояться ни дьявола, ни еретика, ни злого человека». Народ собирает свои травы: купаленку, медвежье ушко, богатеньку. Эту последнюю траву поселяне Новгородской губернии вешают на стену на имя каждого человека. Чей цвет завянет, тот или умрет, или заболеет на этот год. Тихвинцы и ладожане в истопленную баню приносят веники с травою Иван-да-Марья и парятся ими на здоровье. В муравьиных кочках отыскивают целебное масло. В садах, под корнем чернобыльника, отыскивают земляной уголь, исцеляющий черную немочь и падучую болезнь. В Малоруссии сбирают: голубые сокирки, красные пахучие васильки, пунцовые черевички, панский мак, желтый зверобой, ноготки, разноцвет, мяту, канупер, колокольчики, полынь. Из этих трав свивают купальский венок, а полынь носят под мышками, в предохранение от обаяния нечистой силы. В Белоруссии есть народное предание о мужике, которому цвет папоротника попал в лапоть. Этот счастливец знал, где закопаны были клады, где лежали деньги; но он его как-то под хмельком потерял, а с ним исчезло и все знание о кладах.

Народное предание о полете ведьм на Лысую гору известно по всей Руси. Народ твердо уверен, что они в Ивановскую ночь летают на эту гору на помелах. Малорусы знают, что они слетаются на Чертово Беремище под Киевом. У поляков эта Лысая гора известна под Сендомиром. Белоруссы говорят, что сборище ведьм бывает на горе Шатрии, где могила Альциса и где угощает их чародейка Яусперита. Подробности о ведьмах будут изложены в демонологии. Белоруссы из предосторожности запирают в Ивановскую ночь лошадей, боясь, чтобы на них не поехали ведьмы на Лысую гору. Малорусы для защиты от ведьм вешают на окнах и порогах дверей жгучую крапиву. Великоруссы думают, что с этой ночи появляются светляки — ивановские червячки. Дети, кладя их на ладонь, говорят: «Иванушка, Иванушка! полетай за Волгу, там тепленько, а здесь холодненько». Наши огородники по обильной ивановской росе угадывают о большом урожае огурцов.


8 июля (26 июня). Приметы

В замосковных селениях полагают, что с этого дня начинает поспевать земляника. Пчельники твердо уверены, что тогда же пчелы вылетают из ульев за медовым сбором.


9 июля (27 июня). Приметы

В северных губерниях замечают в сей день о погоде. Если на день св. Самсона будет дождь, то все лето будет мокрое до бабьего лета. В Сибири сей день называется: Никола обыденный. В Тобольске приводят на этот день лошадей к церкви Рождества Богородицы, служат молебны и после кропят лошадей св. Водою.


11 июля (29 июня). Приметы. — Обряды. — Играние солнца

художник Орловский. Хлеба зреют

Орловский Владимир Донатович (1842—1914). Хлеба зреют. 1870 г.

Поселяне все свои наблюдения сохранили об этом в поговорках: На Петров день и солнышко играет. — С Петрова дни красное лето, зеленой пок — Женское лето по Петров день. — С Петрова дни и барашка в лоб. — С Петрова дни зорница зорит хлеб. — Петр и Павел два часа прибавил. — Утешили бабу петровские жары голодухой. — У мужика то и праздник, что Петров день. — Строй косы и серпы к Петрову дню, так будешь мужик. — Не хвались, баба, что зелен луг, а смотри, каков Петров день.

В старину Петров день был сроком судов и взносов дани и пошлин. Известна еще Петровская дань, в которой «тянули попы». По зазывным грамотам приезжали в Москву ставить-ся на суд. Петровские торги, известные с XVI века, составляли особенные местные ярмарки по селам.

На Петров день бывают обетные угощения. Так, на Ваге и в Вельском уезде тещи приносят почетный сыр своим зятьям, во второй год бракосочетания. Зять угощает тещу при сборе всех родных. В степных селениях бывало в старину проведывание крестников. Кумы принашивали своим крестникам пшеничные пироги. В Тульской губернии сваты со стороны жениной родни угощали сватов ужином, что называлось у них отводным столом.

Поселяне Тульской губернии выходят под Петров день караулить солнце, как оно будет играть на небе при восходе. Это верование, известное исландцам, сохранилось только в Тульской губернии. Поселяне всех возрастов собираются на пригорки, раскладывают огонь и в ожидании солнца проводят ночь в играх и песнях. Едва начинает восходить солнце, все испускают радостные клики. Старики наблюдают, как солнышко играет по небу: оно то покажется, то спрячется; то взойдет вверх, то опустится вниз; то заблещет разными цветами — голубым, розовым и белым, то засияет ясно, что ничьи глаза не стерпят. Молодые поют песню: «Ой, ладо! на кургане».

Петровские гулянья отправляются почти во всей Великой России с песнями, хороводами и рельными качелями. В Туле гуляют на оружейной стороне, и самое гулянье слывет Облупою. Там говорят: «Пойдем на Облупу. — Был ты на Облупе?» В Туле к этому дню окрашивают яйца в желтую краску пупавками и продают их на гуляньях. В Кашине бывает гулянье у Клобукова монастыря, близ Петропавловской церкви, подле родника. Старики умываются из родника для здоровья, молодые веселятся. Там прежде бывало ночное гулянье с особенным обрядом: холостые парни прогуливались с закрытым лицом, а девицы с полуоткрытым. В это время девицы должны были угадывать мужчин.

Часто от соперничества и за нескромное слово гулянье обращалось в побоище. В Старицах народ выходил на три ключа, за четыре версты от города, пить воду из родников и веселиться. В Переславле-Залесском бывают гулянья на разных местах: у села Веськова на Гремячем ключе, на Александровской горе около села Городища, на берегу озера Клещина. В Ярославле в Таборах, близ Петропавловской церкви, где, по преданию, стоял князь Пожарский со своими дружинами в 1612 году.

Поселяне замечают, что если на Петров день пойдет дождь, то сенокосы будут мокрые. В Тульской губернии говорят, что с сего дня перестают петь соловьи.


12 июля (30 июня). Провожание весны

Провожание весны принадлежит к сельским обрядам. В степных губерниях в этот день поселяне, сбираясь на сенной покос, одеваются во все лучшее платье и веселятся весь вечер. Это называется у них: проводы весны. В Саратовской губернии делают соломенную куклу, убирают ее в кумачный сарафан, на голову надевают — чуплюк — кокошник с цветами, на шею подвязывают ожерелье. Эту куклу носят по селу с песнями и потом, раздетую, бросают в реку. Кажется, что этот обряд занесен из Польши. Там соломенная кукла, убранная в виде женщины, называется маржаною и с обрядами потопляется в реке. В Симбирской и Пензенской губерниях провожание весны отправляется в заговенье Петровского поста. В селениях Тульской губернии последняя окличка весны. Поселяне при солнечном закате выходят на пригорки играть в хороводы и поют песни: «Весна красна, ты когда, когда пришла, когда проехала». Потом садятся в кружки, размениваются яйцами, окрашенными в желтую краску, угощаются брагою и все расходятся навеселе. В некоторых селениях угощают пастухов вечером яичницами и на отходе наделяют желтыми яйцами.


Месяц июль

русский народный календарь. Название месяцев

Русский народный календарь. Древнее и современное название месяцев.


Слово: июль, или июлий, — не русское; оно зашло к нашим отцам из Византии. Коренные, славянские названия сего месяца были другие. Наши предки называли его: червень, малоруссы и поляки: липец, чехи и словаки: червенец и сеченъ, карниольцы: серпан, венды: седмник, серпан, иллирийцы: шерпен и шарпан. Поселяне Тульской губернии сей месяц называют: сенозорник, Тамбовской: макушка лета. В старой русской жизни он был пятым месяцем, а когда начали считать год с сентября, он приходился одиннадцатым. С 1700 года его считают седьмым.


Замечания старых людей в июле месяце

Наблюдения поселян о июле месяце сохранились в поговорках: В июле хоть разденься, а все легче не будет. — В июле на дворе пусто, да на поле густо. — Не топор кормит мужика, а июльская работа. — Сбил сенозорник у мужика мужицкую спесь, что некогда и на печь лечь. — Знать, мужик — доможил, что на сенозорник не спит. — Плясала бы баба, да макушка лета настала. — Макушка лета устали не знает, все прибирает. — Всем лето пригоже, да макушка тяжела.


13 июля (1 июля). Наблюдения

Поселяне Тульской губернии выходят с этого дня на покосы. Огородники начинают полоть гряды и вырывать корневые овощи для продажи. В окрестностях московских и степных местах собирают красильные растения.


16 июля (4 июля). Приметы

В степных местах замечают, что с этого дня озимый хлеб вполне наливается. Тогда поселяне говорят: озимы в наливах дошли. Об овсе: батюшка овес до половины урос. О гречихе: овес в кафтане, а на грече и рубахи нет. — Озимы в наливах, а греча на всходе.


17 июля (5 июля). Приметы

В замосковных селениях вечером выходят смотреть на играние месяца. Если месяц при всходе своем виден, то он будто кажется перебегающим с места на место или изменяет свой цвет и прячется за облака. Все это, по их замечаниям, будто происходит оттого, что у месяца бывает свой праздник. Играние месяца обещает хорошие урожаи.


20 июля (8 июля). Наблюдения

художник Саврасов. Рожь

Саврасов Алексей Кондратьевич (1830—1897). Рожь. 1881 г.

Поселяне замечают, что если с этого дня начинает поспевать черника, то озимый хлеб бывает готов к жатве.

Есть странное поверье у поселян, что на этот день является сама собою камаха, краска червец. Они думают, что камаха заносится ветрами на наши поля с теплых стран, свивается в клубок и первому счастливцу, который ей встретится, подкатывается под ноги. Находка камахи предвещает счастливцу благополучие на целый год. В старину бывали страстные охотники отыскивать камаху. Неудачные искатели говорят, что она достается тем только, кому написано на роду такое счастье. В Туле бывает на этот день ярмарка, куда сходятся поселяне для продажи холста и ниток и возвращаются домой с глиняными куклами.


24 июля (12 июля). Приметы

По замечаниям поселян, будто с этого дна наступают большие росы. До этого дня они спешат высушивать сено грядушками. Большие росы будто загнаивают сено. Старушки-лечейки собирают большие росы для очного врачевания. Этой, де, водицей, говорят они, изводится очной призор.


28 июля (16 июля). Жатва

художник Сарьян. Июль

Сарьян Мартирос Сергеевич (1880—1972). Июль. 1937 г.

В Тульской губернии с этого дня начинают жать рожь. Тульские жители праздновали сей день в селе Высоком. Первый сжатый сноп называется именинным. В старину бывало, что вечером именинный сноп приносили с песнями на гумно. Впереди шел хозяин с снопом, за ним все рабочие. Когда наши бояре живали в деревнях, именинный сноп приносился на барский двор. Его, как дорогого гостя, встречал боярин со всей семьей и за принос угощал крестьян вином. Именинный сноп в старину имел много чудесного: с него начинали молотьбу, соломой кормили больную скотину, зерны ржи считались целебными в болезнях для людей и птиц. Без именинного зерна не бывало посева. Все время жнитвы хлеба наши поселяне называют: рабочая пора, страдная пора, страда. Они говорят тогда: пойдем на жнитвы — умаялся на жнитве. В Костромской губернии при начале жнитвы оставляют на поляне клок несжатого хлеба, что называется у них: Волотка на бородку. Волоткою называют они верх снопа, а колос волокном. В Малороссии старухи пред жатвою завивают бороду Волосу. До этой бороды во все жнитво не касается рука жниц.


31 июля (19 июля). Мокриды

Поселяне по погоде сего дня замечают и о будущей осени. Хороший день предвещает сухую осень; если идет дождь, то осень будет мокрая и сырая. Этот день они называют Мокриды. Тогда они говорят: смотри осень по Мокридам. — Прошли бы Мокриды, а то будешь с хлебом. — Коли на поле Мокриды, а ты свое смекай.


Примечания

1 здесь и далее все даты приводятся по старому стилю (юлианскому календарю). В скобках указывается дата по новому стилю (григорианскому календарю).


Рубрика: Древняя Русь, Народный календарь | Метки: , , , , , | Добавить комментарий

Песни о Великой войне. Ноты. Тексты. Аккорды

Сегодня исполняется 78 лет с начала Великой Отечественной войны.


Почему не стоит забывать песни Великой Отечественной войны

Монета к 75-летию окончания Второй мировой войны, выпущенная американской компанией Bradford Exchange

Монета к 75-летию окончания Второй мировой войны, выпущенная американской компанией Bradford Exchange. На лицевой стороне изображены 33-й и 34-й президенты США — Гарри Трумэн и Дуайт Эйзенхауэр, на оборотной — флаги США, Великобритании и Франции.

На мемориальной стене Пискарёвского кладбища, где похоронены многие жертвы Ленинградской блокады, высечены такие слова, принадлежащие Ольге Берггольц:

Никто не забыт и ничто не забыто.

Слова эти давно стали афоризмом, который выражает отношение к памяти погибших в Великой Отечественной войне. Но только в нашей стране. На Западе дело обстоит совсем по-другому.

Недавно американская компания Bradford Exchange, занимающаяся изготовлением сувенирной продукции, выпустила монету к 75-летию окончания Второй мировой войны (на фото), в описании которой говорится следующее:

«После долгих четырех лет войны и жертв во Второй мировой войне союзники наконец одержали победу. Вспомните всех тех, кто обеспечил нам свободу, которой мы наслаждаемся сегодня, с помощью этой коллекции монет, посвященной 75-й годовщине победы во Второй мировой войне».

Что ж, историческая память — дело хорошее, но кого, по мнению американцев, должны вспоминать благодарные потомки?

Соединённые Штаты Америки, Великобританию и Францию, а также лично 33-го и 34-го президентов США — Гарри Трумэна и Дуайта Эйзенхауэра. И никого более. Как будто не было вовсе ни Советского Союза, ни его колоссальных человеческих потерь, ни его победы над гитлеровской Германией!

Можно, конечно, сказать, что сей «шедевр» рассчитан на промытые мозги западных «товарищей», принимающих на веру любое бредовое заявление американской пропаганды. Но, к сожалению, людей с промытыми мозгами, которые считают победителем во Второй мировой войне США или Великобританию, а не СССР, в настоящее время на Западе — подавляющее большинство.


«Реже всего отмечают вклад СССР в борьбу с нацизмом в США — всего 7%, и во Франции — 12%. — пишет газета «Комсомольская правда». — А в Англии, например, 59% людей уверены, что это вообще англичане победили Гитлера».

Сейчас в нашей стране, наверное, мало кто сомневается в том, что Советскому Союзу пришлось отражать основной удар гитлеровской Германии. Но кто знает? При наличии идеологической потребности и государственной поддержки, а также некоторого количества продающих себя историков, писателей, общественных деятелей и журналистов, история переписывается легко и непринуждённо, и быть может, в будущем (не дай, конечно, Бог!), к радости наших заклятых друзей, российские учебники будут говорить о решающей роли США, Великобритании и Франции в деле разгрома Гитлера.

Но если в народном сознании будет жить хотя бы одна песня Великой Отечественной войны, она напомнит об обратном.

Сборник «Песни о Великой войне и Великой победе». Скачать


Сборник «Песни о Великой войне и Великой победе». Тексты песен

Священная война. Музыка А.В. Александрова, слова В. Лебедева-Кумача

Вставай, страна огромная,
Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой!

ПРИПЕВ:
Пусть ярость благородная
Вскипает, как волна!
Идет война народная,
Священная война!

Как два различных полюса,
Во всем враждебны мы:
За свет и мир мы боремся,
Они — за царство тьмы.

ПРИПЕВ

Дадим отпор душителям
Всех пламенных идей,
Насильникам, грабителям,
Мучителям людей!

ПРИПЕВ

Не смеют крылья черные
Над Родиной летать,
Поля ее просторные
Не смеет враг топтать!

ПРИПЕВ

Гнилой фашистской нечисти
Загоним пулю в лоб,
Отребью человечества
Сколотим крепкий гроб!

ПРИПЕВ

Пойдем ломить всей силою,
Всем сердцем, всей душой
За землю нашу милую,
За наш Союз большой!

ПРИПЕВ

Встает страна огромная,
Встает на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой!

ПРИПЕВ

Играй, мой баян. Музыка В. Соловьева-Седого, слова Л. Давидович

С далекой я заставы,
Где в зелени дом и скамья,
Где парень пел кудрявый…
Ту песню запомнил я.

ПРИПЕВ:
Играй, мой баян,
И скажи всем друзьям,
Отважным и смелым в бою,
Что, как подругу,
Мы Родину любим свою.

Таких, как наши песни,
В других я местах не слыхал,
И девушек чудесней
Нигде я не встречал.

ПРИПЕВ

Но злая вражья стая
Над нами, как туча, взвилась.
Застава дорогая
За Родину поднялась.

ПРИПЕВ:
Играй, мой баян,
И скажи всем врагам,
Что жарко им будет в бою,
Что больше жизни
Мы Родину любим свою.

Вечер на рейде. Музыка В. Соловьева-Седого, слова А. Чуркина

Споемте, друзья, ведь завтра в поход
Уйдем в предрассветный туман.
Споем веселей, пусть нам подпоет
Седой боевой капитан.

ПРИПЕВ:
Прощай, любимый город!
Уходим завтра в море.
И ранней порой
Мелькнет за кормой
Знакомый платок голубой.

А вечер опять хороший такой,
Что песен не петь нам нельзя.
О дружбе большой, о службе морской
Подтянем дружнее, друзья!

ПРИПЕВ

На рейде большом легла тишина,
А море окутал туман.
И берег родной целует волна,
И тихо доносит баян:

ПРИПЕВ:
— Прощай, любимый город!
Уходим завтра в море.
И ранней порой
Мелькнет за кормой
Знакомый платок голубой.

Синий платочек. Музыка Г. Гольда и Е. Петерсбургского, слова Я. Галицкого и Г. Максимова

Синенький скромный платочек
Падал с опущенных плеч.
Ты говорила, что не забудешь
Нежных и ласковых встреч.
Порой ночной
Мы распрощались с тобой…
Белые ночи, синий платочек,
Милый, желанный, родной!

Помню, как в памятный вечер
Падал платочек твой с плеч,
Как провожала и обещала
Синий платочек сберечь.
И пусть со мной
Нет сегодня любимой, родной,
Знаю, с любовью ты к изголовью
Прячешь платок голубой.

Письма твои получая,
Слышу я голос живой.
И между строчек синий платочек
Снова встает предо мной.
И часто в бой
Провожает меня облик твой,
Чувствую, рядом с любящим взглядом
Ты постоянно со мной.

Сколько заветных платочков
Носим в шинелях с собой!
Нежные речи, девичьи плечи
Помним в страде боевой.
За них, родных,
Желанных, любимых таких,
Строчит пулеметчик за синий платочек,
Что был на плечах дорогих!

Заветный камень. Музыка Б. Мокроусова, слова А. Жарова

Холодные волны вздымает лавиной
Широкое Черное море.
Последний матрос Севастополь покинул,
Уходит он, с волнами споря.
И грозный соленый, бушующий вал
О шлюпку волну за волной разбивал.
В туманной дали
Не видно земли,
Ушли далеко корабли.

Друзья-моряки подобрали героя.
Кипела волна штормовая.
Он камень сжимал посиневшей рукою
И тихо сказал, умирая:
«Когда покидал я родимый утес,
С собою кусочек гранита унес,
Затем чтоб вдали
От крымской земли
О ней мы забыть не могли.

Кто камень возьмет, тот пускай поклянется,
Что с честью носить его будет.
Он первым в любимую бухту вернется
И клятвы своей не забудет!
Тот камень заветный и ночью и днем
Матросское сердце сжигает огнем.
Пусть свято хранит
Мой камень-гранит:
Он русскою кровью омыт!»

Сквозь бури и штормы пройдет этот камень
И станет на место достойно.
Знакомая чайка помашет крылами,
И сердце забьется спокойно.
Взойдет на утес черноморский матрос,
Кто Родине новую славу принес,
И в мирной дали
Пройдут корабли
Под солнцем родимой земли.

В землянке. Музыка К. Листова, слова А. Суркова

Бьется в тесной печурке огонь,
На поленьях смола, как слеза.
И поет мне в землянке гармонь
Про улыбку твою и глаза.
Про тебя мне шептали кусты
В белоснежных полях под Москвой.
Я хочу, чтобы слышала ты,
Как тоскует мой голос живой.

Ты сейчас далеко, далеко,
Между нами снега и снега…
До тебя мне дойти не легко,
А до смерти — четыре шага.
Пой, гармоника, вьюге назло,
Заплутавшее счастье зови.
Мне в холодной землянке тепло
От моей негасимой любви.

Жди меня. Музыка М. Блантера, слова К. Симонова

Жди меня, и я вернусь,
Только очень жди.
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди;
Жди, когда снега метут;
Жди, когда жара.
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет.
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,
Не жалей добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня.
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души…
Жди — и с ними заодно
Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: «Повезло».
Не понять, не ждавшим, им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил — будем знать
Только мы с тобой.
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.

Ладога. Музыка П. Краубнера и Л. Шенберга, слова П. Богданова

Сквозь ветры, штормы, через все преграды
Ты, песнь о Ладоге, лети!
Дорога здесь пробита сквозь блокаду —
Родней дороги не найти!

ПРИПЕВ:
Эх, Ладога, родная Ладога!
Метели, штормы, грозная волна…
Недаром Ладога родная
Дорогой жизни названа.

Пусть ветер Ладоги поведает народу,
Как летом баржу за баржой
Грузили мы и в зной, и в непогоду,
Забыв про отдых и покой.

ПРИПЕВ

Зимой машины мчались вереницей
И лед на Ладоге трещал,
Возили хлеб для северной столицы,
И Ленинград нас радостно встречал.

ПРИПЕВ

Сквозь штормы, бури, через все преграды
Ты, песнь о Ладоге, лети!
Дорога здесь пробита сквозь блокаду —
Родней дороги не найти!

ПРИПЕВ

На солнечной поляночке. Музыка В. Соловьева-Седого, слова А. Фатьянова

На солнечной поляночке,
Дугою выгнув бровь,
Парнишка на тальяночке
Играет про любовь.
Про то, как ночи жаркие
С подругой проводил,
Какие полушалки ей
Красивые дарил.

ПРИПЕВ:
Играй, играй, рассказывай,
Тальяночка,сама
О том, как черноглазая
Свела с ума.

Когда на битву грозную
Парнишка уходил,
Он ночью темной, звездною
Ей сердце предложил.
В ответ дивчина гордая
Шутила, видно, с ним:
«Когда вернешься с орденом,
Тогда поговорим».

ПРИПЕВ

Боец средь дыма-пороха
С тальяночкой дружил,
И в лютой битве с ворогом
Медаль он заслужил.
Пришло письмо летучее
В заснеженную даль,
Что ждет, что в крайнем случае
Согласна на медаль.

ПРИПЕВ

В лесу прифронтовом. Музыка М. Блантера, слова М. Исаковского

С берез, неслышен, невесом,
Слетает желтый лист.
Старинный вальс «Осенний сон»
Играет гармонист.
Вздыхают, жалуясь, басы,
И, словно в забытьи,
Сидят и слушают бойцы,
Товарищи мои.

Под этот вальс весенним днем
Ходили мы на круг;
Под этот вальс в краю родном
Любили мы подруг;
Под этот вальс ловили мы
Очей любимых свет;
Под этот вальс грустили мы,
Когда подруги нет.

И вот он снова прозвучал
В лесу прифронтовом,
И каждый слушал и мечтал
О чем-то дорогом.
И каждый думал о своей,
Припомнив ту весну,
И каждый знал: дорога к ней
Ведет через войну…

Пусть свет и радость прежних встреч
Нам светят в трудный час,
А коль придется в землю лечь,
Так это ж только раз!
Но пусть и смерть в огне, в дыму
Бойца не устрашит
И, что положено кому,
Пусть каждый совершит.

Так что ж, друзья, коль наш черед,
Да будет сталь крепка!
Пусть наше сердце не замрет,
Не задрожит рука.
Настал черед, пришла пора,
Идем, друзья, идем!
За все, чем жили мы вчера,
За все, что завтра ждем!

С берез, неслышен, невесом,
Слетает желтый лист.
Старинный вальс «Осенний сон»
Играет гармонист.
Вздыхают, жалуясь, басы,
И, словно в забытьи,
Сидят и слушают бойцы,
Товарищи мои.

Темная ночь. Музыка Н. Богословского, слова В. Агатова

Из кинофильма «Два бойца»

Темная ночь, только пули свистят по степи,
Только ветер гудит в проводах, тускло звезды мерцают.
В темную ночь ты, любимая, знаю, не спишь,
И у детской кроватки тайком ты слезу утираешь.

Как я люблю глубину твоих ласковых глаз,
Как я хочу к ним прижаться сейчас губами…
Темная ночь разделяет, любимая, нас,
И тревожная, черная степь пролегла между нами.

Верю в тебя, в дорогую подругу мою,
Эта вера от пули меня темной ночью хранила.
Радостно мне, я спокоен в смертельном бою,
Знаю, встретишь с любовью меня, что б со мной ни случилось.

Смерть не страшна, с ней не раз мы встречались в степи,
Вот и теперь надо мною она кружится…
Ты меня ждешь и у детской кроватки не спишь,
И поэтому, знаю, со мной ничего не случится!

Соловьи. Музыка В. Соловьева-Седого, слова А. Фатьянова

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят,
Немного путь поспят.

Пришла и к нам на фронт весна,
Ребятам стало не до сна —
Не потому, что пушки бьют,
А потому, что вновь поют,
Забыв, что здесь идут бои,
Поют шальные соловьи.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят,
Немного пусть поспят.

Но что война для соловья!
У соловья ведь жизнь своя.
Не спит солдат, припомнив дом
И сад зеленый над прудом,
Где соловьи всю ночь поют,
А в доме том солдата ждут.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят,
Немного пусть поспят.

А завтра снова будет бой —
Уж так назначено судьбой,
Чтоб нам уйти, недолюбив,
От наших жен, от наших нив;
Но с каждым шагом в том бою
Нам ближе дом в родном краю.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят.
Соловьи, соловьи, не тревожьте ребят,
Пусть ребята немного поспят.

Огонек. Музыка неизвестного автора, слова М. Исаковского

На позиции девушка
Провожала бойца,
Темной ночью простипася
На ступеньках крыльца.
И пока за туманами
Видеть мог паренек,
На окошке на девичьем
Все горел огонек.

Парня встретила славная
Фронтовая семья,
Всюду были товарищи,
Всюду были друзья,
Но знакомую улицу
Позабыть он не мог:
«Где ж ты, девушка милая,
Где ж ты, мой огонек?»

И подруга далекая
Парню весточку шлет,
Что любовь ее девичья
Никогда не умрет.
Все, что было загадано,
Все исполнится в срок—
Не погаснет без времени
Золотой огонек.

И просторно, и радостно
На душе у бойца
От такого хорошего
От ее письмеца.
И врага ненавистного
Крепче бьет паренек
За советскую Родину,
За родной огонек.

Случайный вальс. Музыка М. Фрадкина, слова Е. Долматовского

Ночь коротка,
Спят облака,
И лежит у меня на ладони
Незнакомая ваша рука.
После тревог
Спит городок.
Я услышал мелодию вальса
И сюда заглянул на часок.

ПРИПЕВ:
Хоть я с вами почти незнаком
И далеко отсюда мой дом,
Я как будто бы снова
Возле дома родного…
В этом зале пустом
Мы танцуем вдвоем,
Так скажите хоть слово,
Сам не знаю о чем.

Будем кружить,
Петь и дружить.
Я совсем танцевать разучился
И прошу вас меня извинить.
Утро зовет
Сновав поход…
Покидая ваш маленький город,
Я пройду мимо ваших ворот.

ПРИПЕВ

Давно мы дома не были. Музыка В. Соловьева-Седого, слова А. Фатьянова

Горит свечи огарочек,
Гремит недальний бой…
Налей, дружок, по чарочке,
По нашей фронтовой.
Налей, дружок, по чарочке,
По нашей фронтовой.
Не тратя время попусту,
Поговорим с тобой.
Не тратя время попусту,
По-дружески да попросту
Поговорим с тобой.

Давно мы дома не были,
Цветет родная ель,
Как будто в сказке-небыли
За тридевять земель…
Как будто в сказке-небыли
За тридевять земель.
На ней иголки новые,
Еловые не ней.
На ней иголки новые,
А шишки все еловые,
Медовые на ней.

Где елки осыпаются,
Где елочки стоят,
Который год красавицы
Гуляют без ребят.
Который год красавицы
Гуляют без ребят.
Без нас девчатам кажется,
Что звезды не горят.
Без нас девчатам кажется,
Что месяц сажей мажется,
А звезды не горят.

Зачем им зорьки ранние,
Коль парни на войне, —
В Германии, в Германии,
Далекой стороне.
В Германии, в Германии,
Далекой стороне.
Лети, мечта солдатская,
Напомни обо мне.
Лети, мечта солдатская,
К дивчине самой ласковой,
Напомни обо мне.

Горит свечи огарочек,
Гремит недальний бой…
Налей, дружок, по чарочке,
По нашей фронтовой.

Пора в путь-дорогу. Музыка В. Соловьева-Седого, слова С. Фогельсона

Из кинофильма «Небесный тихоход»

Дождливым вечером, вечером, вечером,
Когда пилотам, скажем прямо, делать нечего,
Мы приземлимся за столом,
Поговорим о том, о сем
И нашу песенку любимую споем.

ПРИПЕВ:
Пора в путь-дорогу,
Дорогу дальнюю, дальнюю, дальнюю идем.
Над милым порогом
Качну серебряным тебе крылом…
Пускай судьба забросит нас далёко, пускай!
Ты к сердцу только никого не допускай!
Следить буду строго, —
Мне сверху видно всё, ты так и знай!

Нам нынче весело, весело, весело,
Чего ж ты, милая, сегодня нос повесила?
Мы выпьем раз и выпьем два
За наши славные У-2,
Но так, чтоб завтра не болела голова.

ПРИПЕВ

Мы парни бравые, бравые, бравые.
А чтоб не сглазили подруги нас кудрявые,
Мы перед вылетом еще
Их поцелуем горячо —
Сперва разок, потом другой, потом еще.

ПРИПЕВ

Севастопольский вальс. Музыка К. Листова, слова Г. Рублева

Тихо плещет волна,
Ярко светит луна;
Мы вдоль берега моря идем
И поём, и поём,
И шумит над головой
Сад осеннею листвой.

ПРИПЕВ:
Севастопольский вальс,
Золотые деньки,
Мне светили в пути не раз
Ваших глаз огоньки.
Севастопольский вальс
Помнят все моряки.
Разве можно забыть мне вас,
Золотые деньки!

На Малахов курган
Опустился туман.
В эту ночь вы на пристань пришли
Проводить корабли.
И с тех пор в краю любом
Вспоминал я милый дом.

ПРИПЕВ

Мы вернулись домой
В Севастополь родной.
Вновь, как прежде, каштаны в цвету,
И опять я вас жду…
Вдоль бульваров мы идем
И, как в юности, поём.

ПРИПЕВ

Вот солдаты идут. Музыка К. Молчанова, слова М. Львовского

Вот солдаты идут
По степи опаленной;
Тихо песню поют
Про березки да клены,
Про задумчивый сад
И плакучую иву,
Про родные леса,
Про родные леса
Да широкую ниву.

Вот солдаты идут —
Звонче песня несется,
И про грозный редут
В этой песне поется,
Про отвагу в бою,
И про смерть ради жизни,
И про верность свою,
И про верность свою
Нашей славной Отчизне.

Вот солдаты идут
Стороной незнакомой;
Всех врагов разобьют
И вернутся до дому,
Где задумчивый сад
И плакучая ива,
Где родные леса,
Где родные леса
Да широкая нива.

Враги сожгли родную хату. Музыка М. Блантера, слова М. Исаковского

Враги сожгли родную хату,
Сгубили всю его семью.
Куда ж теперь идти солдату,
Кому нести печаль свою?
Пошел солдат в глубоком горе
На перекресток двух дорог,
Нашел солдат в широком поле
Травой заросший бугорок.

Стоит солдат — и словно комья
Застряли в горле у него.
Сказал солдат: «Встречай, Прасковья,
Героя — мужа своего.
Готовь для гостя угощенье,
Накрой в избе широкий стол, —
Свой день, свой праздник возвращенья
К тебе я праздновать пришел…»

Никто солдату не ответил,
Никто его не повстречал,
И только теплый летний ветер
Траву могильную качал.
Вздохнул солдат, ремень поправил,
Раскрыл мешок походный свой,
Бутылку горькую поставил
На серый камень гробовой.

«Не осуждай меня, Прасковья,
Что я пришел к тебе такой:
Хотел я выпить за здоровье,
А должен пить за упокой.
Сойдутся вновь друзья, подружки,
Но не сойтись вовеки нам…»
И пил солдат из медной кружки
Вино с печалью пополам.

Он пил, солдат, слуга народа,
И с болью в сердце говорил:
«Я шел к тебе четыре года,
Я три державы покорил…»
Хмелел солдат, слеза катилась,
Слеза несбывшихся надежд,
И на груди его светилась,
Медаль за город Будапешт.

На безымянной высоте. Музыка В. Баснера, слова М. Матусовского

Из кинофильма «Тишина»

Дымилась роща под горою,
И вместе с ней горел закат.
Нас оставалось только трое
Из восемнадцати ребят.
Как много их, друзей хороших,
Лежать осталось в темноте
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.

Светилась, падая, ракета,
Как догоревшая звезда.
Кто хоть однажды видел это,
Тот не забудет никогда.
Он не забудет, не забудет
Атаки яростные те
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.

Над нами «мессеры» кружили,
И было видно, словно днем.
Но только крепче мы дружили
Под перекрестным артогнем.
И как бы трудно ни бывало,
Ты верен был своей мечте
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.

Мне часто снятся все ребята —
Друзья моих военных дней,
Землянка наша в три наката,
Сосна сгоревшая над ней.
Как будто вновь я вместе с ними
Стою на огненной черте
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.

На всю оставшуюся жизнь. Музыка В. Баснера, слова Б. Бахтина и П. Фоменко

Из одноименного телефильма

— Сестра, ты помнишь, как из боя
Меня ты вынесла в санбат?
— Остались живы мы с тобою
В тот раз, товарищ мой и брат.

На всю оставшуюся жизнь
Нам хватит подвигов и славы,
Победы над врагом кровавым —
На всю оставшуюся жизнь.
На всю оставшуюся жизнь.

Горели Днепр, Нева и Волга,
Горели небо и поля…
Одна беда, одна тревога,
Одна судьба, одна земля…

На всю оставшуюся жизнь
Нам хватит горя и печали.
Где те, кого мы потеряли
На всю оставшуюся жизнь?
На всю оставшуюся жизнь?

Сестра и брат… Взаимной верой
Мы были сильными вдвойне.
Мы шли к любви и милосердью
В немилосердной той войне.

На всю оставшуюся жизнь
Запомним братство фронтовое,
Как завещание святое
На всю оставшуюся жизнь.
На всю оставшуюся жизнь.

Журавли. Музыка Я. Френкеля, слова Р. Гамзатова, перевод Н. Гребнева

Мне кажется порою, что солдаты,
С кровавых не пришедшие полей,
Не в землю нашу полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей.

Они до сей поры с времен тех дальних
Летят и подают нам голоса.
Не потому ль так часто и печально
Мы замолкаем, гаядя в небеса?

Летит, летит по небу клин усталый,
Летит в тумане на исходе дня,
И в том строю есть промежуток малый,—
Быть может, это место для меня.

Настанет день, и с журавлиной стаей
Я поплыву в такой же сизой мгле,
Из-под небес по-птичьи окликая
Всех вас, кого оставил на земле.

Мне кажется порою, что солдаты,
С кровавых не пришедшие полей,
Не в землю нашу полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей…

Последний бой. Музыка и слова М. Ножкина

Из кинофильма «Освобождение»

Мы так давно, мы так давно не отдыхали.
Нам было просто не до отдыха с тобой.
Мы пол-Европы по-пластунски пропахали,
И завтра, завтра, наконец, последний бой.

ПРИПЕВ:
Еще немного, еще чуть-чуть,
Последний бой, он трудный самый.
А я в Россию, домой хочу,
Я так давно не видел маму!

Четвертый год нам нет житья от этих фрицев,
Четвертый год соленый пот и кровь рекой.
А мне б в девчоночку в хорошую влюбиться,
А мне б до Родины дотронуться рукой.

ПРИПЕВ

Последний раз сойдемся завтра в рукопашной,
Последний раз России сможем послужить,
А за нее и помереть совсем не страшно,
Хоть каждый все-таки надеется дожить!

ПРИПЕВ

Майский вальс. Музыка И. Лученка, слова М. Ясеня

Весна сорок пятого года…
Так ждал тебя синий Дунай!
Народам Европы свободу
Принес жаркий, солнечный май.
На площади Вены спасенной
Собрался народ, стар и млад, —
На старой, израненной в битвах гармони
Вальс русский играл наш солдат.

ПРИПЕВ:
Помнит Вена, помнят Альпы и Дунай
Тот цветущий и поющий яркий май.
Вихри венцев
В русском вальсе сквозь года
Помнит сердце,
Не забудет никогда!

Легко, вдохновенно и смело
Солдатский вальс этот звучал.
И Вена кружилась и пела,
Как будто сам Штраус играл.
А парень с улыбкой счастливой
Гармонь свою к сердцу прижал,
Как будто он волжские видел разливы,
Как будто Россию обнял…

ПРИПЕВ

Над Веной седой и прекрасной
Плыл вальс, полон грез и огня,
Звучал он то нежно, то страстно,
И всех опьяняла весна.
Весна сорок пятого года…
Так долго Дунай тебя ждал!
Вальс русский на площади Вены свободной
Солдат на гармони играл.

ПРИПЕВ

Алеша. Музыка Э. Колмановского, слова К. Ваншенкина

Белеет ли в поле пороша,
Пороша, пороша,
Белеет ли в поле пороша,
Иль гулкие ливни шумят, —
Стоит над горою Алеша,
Алеша, Алеша,
Стоит над горою Алеша,
В Болгарии русский солдат.

И сердцу по-прежнему горько,
По-прежнему горько,
И сердцу по-прежнему горько,
Что после свинцовой пурги
Из камня его гимнастерка,
Его гимнастерка,
Из камня его гимнастерка,
Из камня его сапоги.

Немало под страшною ношей,
Под страшною ношей,
Немало под страшною ношей
Легло безымянных парней,
Но то, что вот этот — Алеша,
Алеша, Алеша,
Но то, что вот этот — Алеша,
Известно Болгарии всей.

К долинам, покоем объятым,
Покоем объятым,
К долинам, покоем объятым,
Ему не сойти с высоты.
Цветов он не дарит девчатам,
Девчатам, девчатам,
Цветов он не дарит девчатам,
Они ему дарят цветы.

Привычный, как солнце, как ветер,
Как солнце и ветер,
Привычный, как солнце и ветер,
Как в небе вечернем звезда,
Стоит он над городом этим,
Над городом этим,
Как будто над городом этим
Вот так и стоял он всегда.

Белеет ли в поле пороша,
Пороша, пороша,
Белеет ли в поле пороша,
Иль гулкие ливни шумят, —
Стоит над горою Алеша,
Алеша, Алеша,
Стоит над горою Алеша,
В Болгарии русский солдат.

Песня о моем отце. Музыка А. Петрова, слова Л. Куклина

Я не знаю, где ты похоронен
От любимого дома вдали.
Над тобою береза ветвей не наклонит,
Там горькие травы взошли.
В том победном году сорок пятом
Мы все ждали тебя на крыльце.
Если с ним вы служили, солдаты, —
О моем расскажите отце!

Был ли он, как и я, сероглазый?
Я не знаю о нем ничего.
Я отца своего не видала ни разу,
Не знаю портретов его.
Словно раны, горели закаты,
Шел вперед он в огне и свинце.
Если с ним вы сражались, солдаты, —
О моем расскажите отце!

Безымянна солдатская слава,
Но я верю в отца своего.
И мне кажется — шепчут деревья и травы
Высокое имя его.
Пусть на свете немного он прожил, —
Знаю, честным он был до конца.
На отца я хочу быть похожей,
Я хочу быть достойной отца!

На кургане. Музыка А. Петрова, слова Ю. Друниной

Пахнет летом, пахнет мятой,
И над Волгой расстилается туман…
В час свиданий, в час заката
Приходи, мой дорогой, на курган.
Над курганом ураганом,
Все сметая, война пронеслась.
Здесь солдаты умирали,
Заслоняя сердцем нас.

У подножья обелиска
В карауле молодые деревца…
Сядем рядом, сядем близко,
Так, чтоб слышать друг друга сердца.
Мне милее и дороже
Человека нигде не сыскать.
Разве может, нет, не может
Сердце здесь, на кургане, солгать!..

Мгновения. Музыка М. Таривердиева, слова Р. Рождественского

Из телефильма «Семнадцать мгновений весны»

He думай о секундах свысока.
Наступит время — сам поймешь, наверное:
Свистят они, как пули у виска,
Мгновения, мгновения, мгновения.

У каждого мгновенья свой резон,
Свои колокола, своя отметина.
Мгновенья раздают — кому позор,
Кому бесславье, а кому бессмертие.

Из крохотных мгновений соткан дождь.
Течет с небес вода обыкновенная,
И ты порой почти полжизни ждешь,
Когда оно придет, твое мгновение.

Придет оно, большое, как глоток,
Глоток воды во время зноя летнего.
И в общем, надо просто помнить долг
От первого мгновенья до последнего.

Мгновения спрессованы в года.
Мгновения спрессованы в столетия.
И я не понимаю иногда,
Где первое мгновенье, где последнее.

Не думай о секундах свысока.
Наступит время — сам поймешь, наверное:
Свистят они, как пули у виска,
Мгновения, мгновения, мгновения.

Песня о далекой родине. Музыка М. Таривердиева, слова Р. Рождественского

Из телефильма «Семнадцать мгновений весны»

Я прошу, хоть ненадолго,
Грусть моя, ты покинь меня!
Облаком, сизым облаком
Ты полети к родному дому,
Отсюда к родному дому.

Берег мой, покажись вдали
Краешком, тонкой линией.
Берет мой, берег ласковый,
Ах, до тебя, родной, доплыть бы,
Доплыть бы хотя б когда-нибудь.

Где-то далеко, где-то далеко
Идут грибные дожди.
Прямо у реки в маленьком саду
Созрели вишни, склонясь до земли.

Где-то далеко, в памяти моей,
Сейчас, как в детстве, тепло,
Хоть память укрыта
Такими большими снегами.

Ты, гроза, напои меня
Допьяна, да не до смерти.
Вот опять, как в последний раз,
Я все гляжу куда-то в небо,
Как будто ищу ответа…

Я прошу, хоть ненадолго,
Грусть моя, ты покинь меня!
Облаком, сизым облаком
Ты полети к родному дому,
Отсюда к родному дому.

Москвичи. Музыка А. Эшпая, слова К. Ваншенкина

В полях за Вислой сонной
Лежат в земле сырой
Сережка с Малой Бронной
И Витька с Моховой.
А где-то в людном мире,
Который год подряд,
Одни в пустой квартире
Их матери не спят.

Свет лампы воспаленный
Пылает над Москвой —
В окне на Малой Бронной,
В окне на Моховой.
Друзьям не встать. В округе
Без них идет кино.
Девчонки, их подруги,
Все замужем давно.

В полях за Вислой сонной
Лежат в земле сырой
Сережка с Малой Бронной
И Витька с Моховой.
Но помнит мир спасенный,
Мир вечный, мир живой,
Сережку с Малой Бронной
И Витьку с Моховой.

Песенка военных корреспондентов. Музыка М. Блантера, слова К. Симонова

От Москвы до Бреста
Нет такого места,
Где бы не скитались мы в пыли.
С лейкой и блокнотом,
А то и с пулеметом
Сквозь огонь и стужу мы прошли.
Без глотка, товарищ,
Песню не заваришь —
Так давай по маленькой хлебнем!
Выпьем за писавших,
Выпьем за снимавших,
Выпьем за шагавших под огнем!

Выпить есть нам повод
За военный провод,
За У-два, за эмку, за успех;
Как пешком шагали,
Как плечом толкали,
Как мы поспевали раньше всех.
От ветров и стужи
Петь мы стали хуже,
Но мы скажем тем, кто упрекнет:
— С нами покочуйте,
С нами покочуйте,
С нами повоюйте хоть бы год!

Там, где мы бывали,
Нам танков не давали,
Но мы не терялись никогда:
На пикапе драном
И с одним наганом
Первыми въезжали в города.
Выпьем за Победу,
За свою газету,
А не доживем, мой дорогой, —
Кто-нибудь услышит,
Кто-нибудь напишет,
Кто-нибудь помянет нас с тобой!

От Москвы до Бреста
Нет такого места,
Где бы не скитались мы в пыли.
С лейкой и блокнотом,
А то и с пулеметом
Сквозь огонь и стужу мы прошли.
Выпьем за победу,
За свою газету,
А не доживем, мой дорогой, —
Кто-нибудь услышит,
Кто-нибудь напишет,
Кто-нибудь помянет нас с тобой!

Весна сорок пятого года. Музыка А. Пахмутовой, слова Е. Долматовского

Земля повернулась навстречу весне,
Хорошая нынче погода…
Такою порой вспоминается мне
Весна сорок пятого года.

Проходят года, но не меркнет вдали
И горе, и подвиг народа.
Мы трудной дорогой к победе пришли
Весной сорок пятого года.

А если ты молод и позже рожден,
Прими эстафетою с хода,
Победным салютом и первым дождем
Весну сорок пятого года.

Страшна для врагов и светла для друзей
Рабочая наша порода.
Есть в каждой победе твоей и моей
Весна сорок пятого года.

Да будет ракетою ввысь взметена,
В прозрачную высь небосвода
Для всех поколений на все времена
Весна сорок пятого года!

Там, где была война. Музыка В. Дмитриева, слова А. Ольгина

Там, вде была война,
Весна пришла обычно…
Поет средь бела дня
Девчонка-невеличка.
Косички расплелись,
И голос звонко льется.

Она поет, поет про жизнь,
Она поет, поет про жизнь,
Про небо и про солнце.
Поет про жизнь, про небо и про солнце.

Там, где была война,
Певунью слышат птицы.
Она — сама весна,
Война ей не приснится.
Здесь вихри пронеслись —
Она цветку смеется…

Она поет, поет про жизнь,
Она поет, поет про жизнь,
Про небо и про солнце,
Поет про жизнь, про небо и про солнце.

Там, где была война,
Солдат шагал усталый,
Средь дыма и огня
О светлых днях мечтал он.
Мечтал он, глядя ввысь,
Как девочка вернется,

Она споет, споет про жизнь,
Она споет, споет про жизнь,
Про небо и про солнце,
Споет про жизнь, про небо и про солнце.

До свидания, мальчики. Музыка и слова Б. Окуджавы

Ах, война, что ж ты сделала, подаая:
Стали тихими наши дворы.
Наши мальчики головы подняли,
Повзрослели они до поры.
На пороге едва помаячили
И ушли за солдатом солдат…
До свидания, мальчики! Мальчики,
Постарайтесь вернуться назад.
Нет, не прячьтесь вы, будьте высокими,
Не жалейте ни пуль, ни гранат
И себя не щадите… Но все-таки
Постарайтесь вернуться назад.

Ах, война, что ж ты, подлая, сделала:
Вместо свадеб — разлуки и дым!
Наши девочки платьица белые
Раздарили сестренкам своим.
Сапоги… Ну куда от них денешься?
Да зеленые крылья погон…
Вы наплюйте на сплетников, девочки!
Мы сведем с ними счеты потом.
Пусть болтают, что верить вам не во что,
Что идете войной наугад…
До свидания, девочки! Девочки,
Постарайтесь вернуться назад!

Бери шинель, пошли домой. Музыка В. Левашова, слова Б. Окуджавы

Из кинофильма «От зари до зари»

А мы с тобой, брат, из пехоты;
А летом лучше, чем зимой.
С войной покончили мы счеты, —
Бери шинель, пошли домой!

Война нас гнула и косила,
Пришел конец и ей самой.
Четыре года мать без сына, —
Бери шинель, пошли домой!

К золе и к пеплу наших улиц
Опять, опять, товарищ мой,
Скворцы пропавшие вернулись,
Бери шинель, пошли домой!

А ты с закрытыми очами
Спишь под фанерною звездой.
Вставай, вставай, однополчанин, —
Бери шинель, пошли домой!

Что я скажу твоим домашним,
Как встану я перед вдовой?
Неужто класться днем вчерашним?
Бери шинель, пошли домой!

Мы все войны шальные дети —
И генерал, и рядовой.
Опять весна на белом свете, —
Бери шинель, пошли домой!

Песня десятого десантного. Музыка и слова Б. Окуджавы

Из кинофильма «Белорусский вокзал»

Здесь птицы не поют,
Деревья не растут,
И только мы, к плечу плечо,
Врастаем в землю тут.
Горит и кружится планета,
Над нашей Родиною дым,
И, значит, нам нужна одна победа,
Одна на всех — мы за ценой не постоим!
Одна на всех — мы за ценой не постоим!

ПРИПЕВ:
Нас ждет огонь смертельный,
И все ж бессилен он.
Сомненья прочь,
Уходит в ночь
Отдельный
Десятый наш
Десантный батальон.

Лишь только бой угас,
Звучит другой приказ.
И почтальон сойдет с ума,
Разыскивая нас.
Взлетает красная ракета,
Бьет пулемет, неутомим.
И значит, нам нужна одна победа,
Одна на всех — мы за ценой не постоим!
Одна на всех — мы за ценой не постоим!

ПРИПЕВ

От Курска и Орла Война нас довела
До самых вражеских ворот.
Такие, брат, дела…
Когда-нибудь мы вспомним это,
И не поверится самим…
А нынче нам нужна одна победа,
Одна на всех — мы за ценой не постоим!
Одна на всех — мы за ценой не постоим!

ПРИПЕВ

Где же вы теперь, друзья-однополчане? Музыка В. Соловьева-Седого, слова А. Фатьянова

Майскими короткими ночами,
Отгремев, закончились бои.
Где же вы теперь, друзья-однополчане,
Боевые спутники мои?
Я хожу в хороший час заката
У сосновых новеньких ворот;
Может, к нам сюда знакомого солдата
Ветерок попутный занесет.

Мы бы с ним припомнили, как жили,
Как теряли трудным верстам счет.
За победу мы 6 по полной осушили,
За друзей добавили б еще.
Если ты случайно неженатый,
Ты, дружок, нисколько не тужи:
Здесь у нас в районе, песнями богатом,
Девушки уж больно хороши.

Мы тебе колхозом дом построим,
Чтобы видно было по всему:
Здесь живет семья российского героя,
Грудью защитившего страну…
Майскими короткими ночами,
Отгремев, закончились бои.
Где же вы теперь, друзья-однополчане,
Боевые спутники мои?

День Победы. Музыка Д. Тухманова, слова В. Харитонова

День Победы, как он был от нас далек,
Как в костре потухшем таял уголек.
Были версты, обгорелые, в пыли, —
Этот день мы приближали, как могли.

ПРИПЕВ:
Этот День Победы
Порохом пропах,
Это праздник
С сединою на висках.
Это радость
Со слезами на глазах.
День Победы!
День Победы!
День Победы!

Дни и ночи у мартеновских печей
Не смыкала наша Родина очей.
Дни и ночи битву трудную вели —
Этот день мы приближали, как могли.

ПРИПЕВ

Здравствуй, мама, возвратились мы не все.
Босиком бы пробежаться по росе!
Пол-Европы прошагали, пол-Земли, —
Этот день мы приближали, как могли.

ПРИПЕВ


Рубрика: Советская песня | Метки: , , , , , , , , , , | Добавить комментарий

Песни о России. Слова. Ноты. Аккорды

Немного размышлений о советской и современной массовой песне.


День России и его песни

Герб Российской Федерации

Герб Российской Федерации. Многоцветный вариант на геральдическом щите

12 июня с недавних или не совсем недавних пор считается национальным российским праздником. Сначала он назывался Днём Независимости, но впоследствии, видимо, осознав всю абсурдность такого названия (независимость от кого или от чего?), власти переименовали сей праздник в День России.

О том, что представляет собой современная Россия, мы уже приводили мнение известного русского советского философа и социолога Александра Александровича Зиновьева (1922—2006) в заметке «День рогатого зайца».

По мнению Зиновьева, рогатый заяц — это метафора современной России, в основе социальной и политической структуры которой лежат разнородные, нередко противоречащие друг другу принципы.

Что же касается идеологии, то здесь дело обстоит ещё печальнее. В постсоветской России национальная идеология напрочь отсутствует. И это действительно так.

Давайте откроем нотный сборник «Песни о Родине», увидевший свет в 2001-м году.

С момента распада Советского Союза прошло ровно десять лет, позади — лихие 90-е и правление Бориса Ельцина, на дворе — первый год многообещающего президентства Владимира Путина, время, когда, казалось бы, языком новой массовой песни столь необходимо ответить на вопрос: «Что есть наше государство?»

Но из новых песен в сборнике только одна — лирическая «Как упоительны в России вечера», остальные — старые советские.

Увы и ах, в течение ельцинского десятилетия не появилось ни одной достойной, талантливой, по-настоящему массовой песни. Потому что петь было не о чем.

Не о чем петь и сейчас, хотя по мнению современных российских политтехнологов тема любви к Родине и России непременно должна присутствовать в нашем постсоветском сознании.

Вот и получается такой парадокс.

Нынешнюю свободную от СОВЕТСКОГО «ТОТАЛИТАРИЗМА» Россию воспевают СОВЕТСКИЕ «ТОТАЛИТАРНЫЕ» ПЕСНИ, где есть и Ленин, и коммунизм, и Великий Октябрь…

Ну как тут не вспомнить Александра Зиновьева с его рогатым зайцем!

Сборник «Песни о Родине». Скачать


Сборник «Песни о Родине». Тексты песен

А Русь остаётся. Музыка В. Левашова, слова В. Крутецкого

Седеют дубравы,
И с тёмных замшелых веток
Последние листья
Слетают и тают вдали.
А Русь остаётся
Такою же светлой,
Как небо, как солнце,
Как песня любви.
А Русь остаётся
Такою же чистой и светлой,
Как небо, как солнце,
Как песня любви.

Стареют курганы,
И даже порою вешней
Они оседают.
И в плен их берут ковыли.
А Русь остаётся
Такою же нежной,
Как небо, как солнце,
Как песня любви.
А Русь остаётся
Такою же доброй и нежной,
Как небо, как солнце,
Как песня любви.

И ты на дороге
Вдруг ночью холодной, лунной
Случайно заметишь,
Что вьюги виски замели…
А Русь остаётся
Такою же юной,
Как небо, как солнце,
Как песня любви.
А Русь остаётся
Такой же прекрасной и юной,
Как небо, как солнце,
Как песня любви.

Берёзовый сок. Музыка В. Баснера, слова М. Матусовского

Из к/ф «Мировой парень»

Лишь только подснежник распустится в срок,
Лишь только приблизятся первые грозы,
На белых стволах появляется сок —
То плачут берёзы, то плачут берёзы.

Как часто, пьянея от ясного дня,
Я брёл наугад по весенним протокам,
И Родина щедро поила меня
Берёзовым соком, берёзовым соком.

Священную память храня обо всём,
Мы помним холмы и просёлки родные,
Мы трудную службу сегодня несём
Вдали от России, вдали от России.

Где эти туманы родной стороны
И ветви берёз, что над заводью гнутся?
Сюда мы с тобой непременно должны
Однажды вернуться, однажды вернуться.

Открой нам, Отчизна, просторы свои,
Заветные чащи открой ненароком —
И так же, как в детстве, меня напои
Берёзовым соком, берёзовым соком.

Боже, царя храни! Музыка А. Львова, слова В. Жуковского

Боже, царя храни!
Сильный, державный,
Царствуй во славу,
Во славу нам!
Царствуй на страх врагам,
Царь православный!
Боже, царя, царя храни!

Славному долги дни
Дай на земли,
Гордых смирителю,
Слабых хранителю,
Всех утешителю
Всё ниспошли.
Перводержавную
Русь православную,
Боже, царя, царя храни!

Царство ей стройное,
В силе спокойное.
Всё ж недостойное —
Всё отжени.
О провидение,
Благословение
Нам ниспошли!
К благу стремление,
Счастье, смирение,
В скорби терпение
Дай на земли!

Всегда со мной моя Россия. Музыка С. Туликова, слова В. Лазарева

Тебе, тебе, мой край любимый,
Я песню сердца вновь отдам,
И вновь пойду к твоим рябинам,
К твоим берёзам и снегам.

ПРИПЕВ:
Родной простор, омытый синью,
Глаза полей, глаза друзей…
Всегда со мной моя Россия
В моей судьбе, в душе моей.

Взлечу я ввысь, где звёзды дышат!
В туманах ночи, в свете дня —
Всю боль твою я сердцем слышу,
Всю радость сердцем слышу я.

ПРИПЕВ

Люблю идти в полях широких,
Встречаясь с добрыми людьми.
И нет конца у той дороги,
И нет конца у той любви…

ПРИПЕВ

Гимн Родине. Музыка К. Молчанова, слова Н. Доризо

Отчизна моя,
Родная моя!
Земля моя милая,
Самая мирная,
Дом мой, судьба моя —
Всё это ты!

Отчизна моя,
Родная моя,
Ты знаменем Ленина
Ярко овеяна…
Родина, Родина, —
Ты — это мы!

Отчизна моя,
Родная моя,
Пути твои грозные,
Светлые, звёздные,
Подвиг твой, жизнь твоя —
Всё это мы!

Гимн Российской Федерации. Музыка А. Александрова, слова С. Михалкова

Россия — священная наша держава.
Россия — любимая наша страна.
Могучая воля, великая слава —
Твоё достоянье на все времена.

ПРИПЕВ:
Славься, Отечество наше свободное,
Братских народов союз вековой!
Предками данная мудрость народная,
Славься, страна, мы гордимся тобой!

От южных морей до полярного края
Раскинулись наши леса и поля.
Одна ты на свете, одна ты такая,
Хранимая богом родная земля!

ПРИПЕВ

Широкий простор для мечты и для жизни
Грядущие нам открывают года.
Нам силу даёт наша верность Отчизне.
Так было, так есть и так будет всегда!

ПРИПЕВ

Гимн Советского Союза. Музыка А. Александрова, слова С. Михалкова и Г. Эль-Регистана

Союз нерушимый республик свободных
Сплотила навеки великая Русь.
Да здравствует созданный волей народов
Единый, могучий Советский Союз!

ПРИПЕВ:
Славься, Отечество наше свободное,
Дружбы народов надёжный оплот!
Партия Ленина — сила народная
Нас к торжеству коммунизма ведёт!

Сквозь грозы сияло нам солнце свободы,
И Ленин великий нам путь озарил:
На правое дело он поднял народы,
На труд и на подвиги нас вдохновил!

ПРИПЕВ

В победе бессмертных идей коммунизма
Мы видим грядущее нашей страны,
И Красному знамени славной Отчизны
Мы будем всегда беззаветно верны!

ПРИПЕВ

Гляжу в озёра синие. Музыка Л. Афанасьева, слова И. Шаферана

Из т/ф «Тени исчезают в полдень»

Гляжу в озёра синие, в полях ромашки рву,
Зову тебя Россиею, единственной зову.
Спроси, переспроси меня — милее нет земли.
Меня здесь русским именем когда-то нарекли.
Гляжу в озёра синие, в полях ромашки рву,
Зову тебя Россиею, единственной зову.
Не знаю счастья большего, чем жить одной судьбой:
Грустить с тобой, земля моя, и праздновать с тобой.

Красу твою не старили ни годы, ни беда,
Иванами да Марьями гордилась ты всегда.
Не все вернулись соколы — кто жив, а кто убит…
Но слава их высокая тебе принадлежит.
Красу твою не старили ни годы, ни беда,
Иванами да Марьями гордилась ты всегда.
Не знаю счастья большего, чем жить одной судьбой:
Грустить с тобой, земля моя, и праздновать с тобой!

Говори мне о России. Музыка В. Плешака, слова И. Баукова

Говори о звёздной ночи,
О берёзах, об осинах,
Говори о чём захочешь,
Лишь бы только о России.

Лишь бы только за беседой
Отдохнул я от чужбины.
Говори о реках наших,
Говори мне о рябине.

Говори мне об угодьях,
О лесных тропинках узких,
О весеннем половодье,
О раздолье нашем русском.

Говори о звёздной ночи,
О рязанском небе синем,
Говори о чём захочешь,
Лишь бы только о России.

Если петь нам о Родине. Музыка А. Долуханяна, слова В. Семернина

Если петь нам о Родине,
Как не петь о весне,
Как не вспомнить о матери,
О цветах полевых на окне…

ПРИПЕВ:
Отдаём мы любимой Отчизне своей
И учёбу и труд.
Пионерское сердце, пионерскую песню,
Пионерский салют!

Если петь нам о Родине,
Как не петь о борьбе,
О своей, только начатой,
Но прекрасной и светлой судьбе!

ПРИПЕВ

Если петь нам о Родине,
Как не петь о друзьях,
Как не петь о товарищах,
О взлетающих в небо кострах…

ПРИПЕВ

Если петь нам о Родине,
О великой земле,
Как не петь нам о Партии,
Как не петь о высоком Кремле!

ПРИПЕВ

Как не любить мне эту землю. Музыка В. Левашова, слова В. Лазарева

Из к/ф «Крестьяне»

Как не любить мне эту землю,
Где мне дано свой век прожить,
И эту синь, и эту зелень,
И тропку тайную во ржи!

Мне хорошо в твоих раздольях,
Моя любовь, моя земля.
Крестьянка русская в ладонях
Весною нянчила тебя.

Как не любить мне эту пашню,
Что битва кровью обожгла,
Как мне забыть, за правду павших,
Крестьян из нашего села!

Земля, под грозами ты мокла,
Сквозь бури шла и ожила,
Скажи, а всё ли сделать смог я,
Чтоб ты любить меня могла?

Когда к тебе я припадаю
В суровой нежности своей,
В твоём тепле я вспоминаю
Ладони матери моей.

Как не любить мне эту землю!..

Как упоительны в России вечера. Музыка А. Добронравова, слова В. Пеленягрэ

Как упоительны в России вечера,
Любовь, шампанское, закаты, переулки,
Ах, лето красное, забавы и прогулки,
Как упоительны в России вечера.
Балы, красавицы, лакеи, юнкера,
И вальсы Шуберта, и хруст французской булки,
Любовь, шампанское, закаты, переулки,
Как упоительны в России вечера.

Как упоительны в России вечера,
В закатном блеске пламенеет снова лето,
И только небо в голубых глазах поэта…
Как упоительны в России вечера.
Пускай всё сон, пускай любовь — игра,
Ну что тебе мои порывы и объятья?
На том и этом свете буду вспоминать я,
Как упоительны в России вечера.

Летят перелётные птицы. Музыка М. Блантера, слова М. Исаковского

Летят перелётные птицы
В осенней дали голубой, —
Летят они в жаркие страны,
А я остаюся с тобой.
А я остаюся с тобою,
Родная навеки страна;
Не нужен мне берег турецкий
И Африка мне не нужна.

Немало я стран перевидел,
Шагая с винтовкой в руке,
И не было горше печали,
Чем жить от тебя вдалеке.
Немало я дум передумал
С друзьями в далёком краю,
И не было большего долга,
Чем выполнить волю твою.

Пускай утопал я в болотах,
Пускай замерзал я на льду,
Но если ты скажешь мне слово,
Я снова всё это пройду.
Желанья свои и надежды
Связал я навеки с тобой —
С твоею суровой и ясной,
С твоею завидной судьбой.

Летят перелётные птицы
Ушедшее лето искать.
Летят они в жаркие страны,
А я не хочу улетать.
А я остаюся с тобою,
Родная моя сторона!
Не нужно мне солнце чужое,
Чужая земля не нужна.

Любимая земля. Музыка А.Зацепина, слова Н. Олева

Посредине земного шара
Есть земля под названьем Русь,
Где рассветов горят пожары,
Где дубрав просветлённая грусть.

ПРИПЕВ:
Россия ты моя,
Любимая земля,
Как судьба, у меня одна!
Россия ты моя,
Любимая земля,
Ты, как жизнь, мне нужна!

Здесь озёра с водой живою,
Соловьиных ночей разлив!
Как я счастлив, что здесь живу я,
Что частица я этой земли!

ПРИПЕВ

Дай упасть мне в траву росинкой,
Стать берёзкой твоих лесов —
Не дано без тебя, Россия,
Не изведать ни боль, ни любовь!

ПРИПЕВ

И ни часу нельзя, наверно,
Мне прожить без тебя вдали,
Потому что оно безмерно —
Притяжение русской земли!

ПРИПЕВ

Любите Россию. Музыка С. Туликова, слова О. Милявского

Колышет берёзоньки ветер весенний,
Весёлой капели доносится звон,
Как будто читает поэму Есенин,
Про землю, в которую был он влюблён.

ПРИПЕВ:
Про белые рощи и ливни косые,
Про жёлтые нивы и взлёт журавлей.
Любите Россию, любите Россию —
Для русского сердца земли нет милей!

Нам русские песни с рождения пели,
Нас ветер России в пути обнимал.
Когда вся Россия надела шинели,
Нередко, бывало, солдат вспоминал —

ПРИПЕВ:
И белые рощи, и ливни косые…
И мысленно детям своим завещал:
Любите Россию, любите Россию,
Россию, которую я защищал!

Кто Русью рождённый, в Россию влюблённый,
Тот отдал ей сердце и душу свою.
Пред ней, величавой, склоняюсь в поклоне,
О ней, о России, я песню пою.

ПРИПЕВ:
Про белые рощи и ливни косые,
Про жёлтые нивы и радость весны.
Любите Россию, любите Россию!
И будьте России навеки верны!

Мой адрес — Советский Союз. Музыка Д. Тухманова, слова В. Харитонова

Колёса диктуют вагонные,
Где срочно увидеться нам.
Мои номера телефонные
Разбросаны по городам.

ПРИПЕВ:
Заботится сердце,
Сердце волнуется,
Почтовый пакуется груз…
Мой адрес — не дом и не улица,
Мой адрес — Советский Союз!

Вы, точки-тире телеграфные,
Ищите на стройках меня.
Сегодня не личное главное,
А сводки рабочего дня.

ПРИПЕВ

Я там, где ребята толковые,
Я там, где плакаты: «Вперёд!»
Где песни рабочие новые
Страна трудовая поёт.

ПРИПЕВ

Моя Родина. Музыка А. Долуханяна, слова М. Лисянского

Великую землю,
Любимую землю,
Где мы родились и живём,
Мы Родиной светлой,
Мы Родиной милой,
Мы Родиной нашей зовём.
Люблю Украину,
Байкальские воды,
Кавказские горы в снегу,
Широкие степи,
Седые вершины
Я в сердце своём берегу.

У Чёрного моря
Прошло моё детство,
В Москве я учился и жил.
Работал на Буге,
Рыбачил на Волге,
В Ростове солдатом служил.
И где бы ни жил я,
И что бы ни делал, —
Пред Родиной вечно в долгу.
Великую землю,
Любимую землю
Я в сердце своём берегу.

Наш край. Музыка Д. Кабалевского, слова А. Пришелца

То берёзка, то рябина,
Куст ракиты над рекой.
Край родной, навек любимый,
Где найдёшь ещё такой!

От морей до гор высоких,
Посреди родных широт
Всё бегут, бегут дороги
И зовут они вперёд.

Солнцем залиты долины,
И куда не бросишь взгляд,
Край родной, навек любимый,
Весь цветёт, как вешний сад.

Детство наше золотое!
Всё светлей ты с каждым днём.
Под счастливою звездою
Мы живём в краю родном!

Песня о далёкой Родине. Музыка М. Таривердиева, слова Р. Рождественского

Из т/ф «Семнадцать мгновений весны»

Я прошу, хоть ненадолго,
Грусть моя, ты покинь меня!
Облаком, сизым облаком
Ты полети к родному дому,
Отсюда к родному дому.
Берег мой, покажись вдали,
Краешком, тонкой линией.
Берег мой, берег ласковый,
Ах, до тебя, родной, доплыть бы,
Доплыть бы хотя когда-нибудь.

ПРИПЕВ:
Где-то далеко, где-то далеко
Идут грибные дожди.
Прямо у реки, в маленьком саду
Созрели вишни, склонясь до земли.
Где-то далеко, в памяти моей
Сейчас, как в детстве, тепло,
Хоть память укрыта
Большими, большими снегами.

Ты, гроза, напои меня
Допьяна, да не до смерти.
Вот опять, как в последний раз,
Я всё гляжу куда-то в небо,
Как будто ищу ответа.
Я прошу, хоть ненадолго,
Грусть моя, ты покинь меня,
Облаком, сизым облаком
Ты полети к родному дому,
Отсюда к родному дому…

Песня о Родине. Музыка И. Дунаевского, слова В. Лебедева-Кумача

Из к/ф «Цирк»

ПРИПЕВ:
Широка страна моя родная,
Много в ней лесов, полей и рек!
Я другой такой страны не знаю,
Где так вольно дышит человек.

От Москвы до самых до окраин,
С южных гор до северных морей
Человек проходит как хозяин
Необъятной Родины своей.
Всюду жизнь привольно и широко,
Точно Волга полная, течёт.
Молодым везде у нас дорога,
Старикам везде у нас почёт.

ПРИПЕВ

Наши нивы взглядом не обшаришь,
Не упомнишь наших городов,
Наше слово гордое «товарищ»
Нам дороже всех красивых слов.
С этим словом мы повсюду дома,
Нет для нас ни чёрных, ни цветных,
Это слово каждому знакомо,
С ним везде находим мы родных.

ПРИПЕВ

Над страной весенний ветер веет,
С каждым днём всё радостнее жить,
И никто на свете не умеет
Лучше нас смеяться и любить!
Но сурово брови мы насупим,
Если враг захочет нас сломать,
Как невесту, Родину мы любим,
Бережём, как ласковую мать!

ПРИПЕВ

Родина. Музыка С. Туликова, слова Ю. Полухина

Родина,
Мои родные края,
Родина,
Весна и песня моя!
Гордою судьбою,
Светлою мечтою
Мы навеки связаны с тобой!
Да будет над страною
Небо голубое
И рассветный луч золотой!

Родина,
Тебе я славу пою,
Родина,
Я верю в мудрость твою.
Все твои дороги,
Все твои тревоги
Я делю с тобой, земля моя!
Дай мне любое дело,
Чтобы сердце пело,
Верь мне, как тебе верю я!

Родина моя. Музыка Б. Терентьева, слова Е. Евтушенко

Я часто брёл по бездорожью,
Но если, чистое тая,
Хранил в ладонях искру божью,
То это Родина моя.

На свете всё небесконечно —
От океана до ручья,
Но если что-то в мире вечно,
То это — Родина моя.

Меня не станет — солнце встанет,
И будут люди и земля,
И если кто меня вспомянет,
То это Родина моя.

Родина наша. Музыка И. Якушенко, слова З. Петровой

Родина наша —
Это страна,
Очень и очень
Большая она.
Здесь очень много
Разных ребят,
И пионеров,
И октябрят.

Родина — это
Лес и поля,
Красная площадь
И звёзды Кремля.
Родина наша —
Это наш дом,
Где мы все вместе
Дружно живём.

Родина — одна. Музыка Б. Терентьева, слова Е. Синицына

Цветенье вишен и ветер мая
Я взял с собою — для жизни всей.
И мне, как сыну, земля родная
Открыла тайны души своей.

ПРИПЕВ:
Моя судьба лишь ей близка,
Понятна и ясна.
Земля безмерно велика,
А Родина — одна.

Нас хлебом-солью она встречает,
И нет на свете её родней!
И в час тревоги, и в час печали,
И в час веселья иду я к ней.

ПРИПЕВ

Когда в пути мне придётся туго,
Когда недолго и до беды —
Она протянет мне руку друга
И даст напиться живой воды.

ПРИПЕВ

Она мне дарит свои рассветы…
Я без неё бы и жить не смог…
И мне не надо чужого ветра,
Чужого неба, чужих дорог.

ПРИПЕВ

Родина слышит. Музыка Д. Шостаковича, слова Е. Долматовского

Родина слышит, Родина знает,
Где в облаках её сын пролетает.
С дружеской лаской, нежной любовью
Алыми звёздами башен московских,
Башен кремлёвских,
Смотрит она за тобою.

Родина слышит, Родина знает,
Как нелегко её сын побеждает.
Но не сдаётся, правый и смелый!
Всею судьбой своей ты утверждаешь,
Ты защищаешь
Мира великое дело!

Родина слышит, Родина знает,
Что её сын на дороге встречает,
Как ты сквозь тучи путь пробиваешь.
Сколько бы чёрная буря ни злилась,
Что б ни случилось,
Будь непреклонным, товарищ!

Россия. Музыка Д. Тухманова, слова М. Ножкина

Я люблю тебя, Россия,
Дорогая наша Русь,
Нерастраченная сила,
Неразгаданная грусть…
Ты размахом необъятна,
Нет ни в чём тебе конца,
Ты веками непонятна
Чужеземным мудрецам.

Много раз тебя пытали —
Быть России иль не быть,
Много раз в тебе пытались
Душу русскую убить.
Но нельзя тебя, я знаю,
Ни сломить, ни запугать, —
Ты мне, Родина родная,
Вольной волей дорога.

Ты добром своим и лаской, —
Ты душой своей сильна,
Нерассказанная сказка,
Синеокая страна!..
Я в берёзовые ситцы
Нарядил бы белый свет,
Мне всю жизнь тобой гордиться,
Без тебя мне счастья нет!

Россия — буря! Музыка С. Туликова, слова В. Харитонова

Когда из искры
Родилось пламя,
Над головою
Взметнулось знамя.

ПРИПЕВ:
Россия — ветер,
Россия — буря!
Одну на свете
Люблю такую!

К родной берёзке
Найду дорогу,
Безлунной ночью
Дойду к порогу.

ПРИПЕВ

В реке широкой,
В потоке быстром
Здесь сердцу вольно,
Просторно мыслям.

ПРИПЕВ

С чего начинается Родина? Музыка В. Баснера, слова М. Матусовского

Из к/ф «Щит и меч»

С чего начинается Родина?
С картинки в твоём букваре,
С хороших и верных товарищей,
Живущих в соседнем дворе.
А может, она начинается
С той песни, что пела нам мать,
С того, что в любых испытаниях
У нас никому не отнять.

С чего начинается Родина?
С заветной скамьи у ворот,
С той самой берёзки, что во поле,
Под ветром склоняясь, растёт.
А может, она начинается
С весенней запевки скворца
И с этой дороги просёлочной,
Которой не видно конца.

С чего начинается Родина?
С окошек, горящих вдали,
Со старой отцовской будёновки,
Что где-то в шкафу мы нашли.
А может, она начинается
Со стука вагонных колёс
И с клятвы, которую в юности
Ты ей в своём сердце принёс.
С чего начинается Родина?

Сын России. Музыка С. Туликова, слова В. Харитонова

Упал я на границе в первый бой,
Закрыв ладонью рану на груди.
Сама земля стонала подо мной,
И жизнь уже казалась позади.

ПРИПЕВ:
И только твёрже выходила из огня
Суровая, доверчивая Русь.
— Ну, как ты обходилась без меня?
А я вот без тебя не обойдусь!

Настойчиво звала меня труба,
Пылали обожжённые края.
Под гусеницы падали хлеба,
В ружьё вставала Родина моя!

ПРИПЕВ

Мою, товарищ, рану не жалей,
Мы отжал ел и боль родной земли.
Под окна полевых госпиталей
Берёзы забинтованные шли.

ПРИПЕВ

И если буду вынужден опять
Надеть шинель и сквозь огонь шагать,
И если в битве сердце опалю,
Я снова, как и прежде, повторю:

ПРИПЕВ

Я в весеннем лесу пил берёзовый сок. Музыка и слова М. Ножкина

Из к/ф «Ошибка резидента»

Я в весеннем лесу пил берёзовый сок,
С ненаглядной певуньей в стогу ночевал.
Что имел — не сберёг, что любил — потерял.
Был я смел и удачлив, но счастья не знал.

И носило меня, как осенний листок.
Я менял города, я менял имена.
Надышался я пылью заморских дорог,
Где не пахнут цветы и не светит луна.

И окурки я за борт швырял в океан,
Проклинал красоту островов и морей,
И бразильских болот малярийный туман,
И вино кабаков, и тоску лагерей.

Зачеркнуть бы всю жизнь и с начала начать,
Улететь к ненаглядной певунье своей, —
Да вот только узнает ли Родина-мать
Одного из пропавших своих сыновей?..

Я люблю свою землю. Музыка Е. Птичкина, слова В. Харитонова

Над колхозным над полем
Зори рано встают.
Золотое раздолье,
Вольно дышится тут.

ПРИПЕВ:
Я люблю свою землю,
Родные края.
Земля — моя радость,
Земля — моя радость,
Любимая песня моя.

Покрывались закаты
Чёрным дымом в бою.
Закрывали солдаты
Грудью землю свою.

ПРИПЕВ

Свежий утренний воздух
Напоил синеву.
Здесь, под небом под звёздным,
Я счастливо живу.

ПРИПЕВ


Рубрика: Русская песня, Советская песня | Метки: , , , , , , , | Добавить комментарий

Стихи Пушкина, ставшие песнями

6 июня 2019 года Александру Сергеевичу Пушкину (1799—1837) исполняется 220 лет.


Пушкин и русская народная песня

художник Кипренский. Портрет Пушкина

Александр Сергеевич Пушкин (1799—1837). Портрет работы Ореста Кипренского (1827)

Русский композитор Александр Николаевич Серов написал как-то следующие строки: «Пушкин — неисчерпаемый родник для русской музыки». И с этим утверждением трудно не согласиться, учитывая тот факт, что практически все крупные произведения Александра Сергеевича получили музыкально-сценическое воплощение.

Это оперы «Руслан и Людмила» (1842) М. И. Глинки; «Евгений Онегин» (1878) и «Пиковая дама» (1890) П. И. Чайковского; «Моцарт и Сальери» (1898), «Сказка о царе Салтане» (1900), «Золотой петушок» (1907) Н. А. Римского-Корсакова; балеты «Бахчисарайский фонтан» Б. В. Асафьева (1932) и «Медный всадник» Р. М. Глиэра (1948) и многие другие произведения русских и зарубежных авторов.

Что же касается малых жанров музыкальной пушкинианы, то, наверное, трудно найти русского композитора, который бы не писал песен или романсов на стихи нашего национального поэта номер 1.

При жизни Пушкина появилось около 70-ти вокальных произведений, написанных современниками поэта, среди которых — композиторы А. Н. Верстовский, М. И. Глинка, А. А. Алябьев, А. С. Даргомыжский и многие другие.

Однако музыкальный пушкинский фонд пополнялся не только благодаря усилиям композиторов-профессионалов: многие стихотворения поэта, как говорится, «уходили в народ» и нередко становились русскими песнями.

Этот процесс можно назвать вполне закономерным, потому что творчество Пушкина было и остаётся значимым и доступным для всех без исключения представителей российского общества, а главное, неразрывно связано с фольклором.


Пушкин был первым русским поэтом, — писал профессор И. Н. Розанов, — который сам начал записывать и собирать народные песни. Его собственные песни могут быть разделены на две категории: те, где он являлся поэтом-этнографом и подражал русской народной лирике: «Девицы-красавицы…», «Песни о Стеньке Разине», и те, в которых он использовал мотивы песни какого-либо другого народа. Стихотворений первой группы у него меньше; за редкими исключениями, он их не опубликовал, и они не приобрели популярности. Для Пушкина характерен интерес к фольклору разных народов, особенно народов, живших в России. У него есть и черкесская песня «В реке бежит гремучий вал…», и молдавские «Старый муж, грозный муж…» и «Черная шаль», и песни других народов.

Своеобразие Пушкина в области песенного фольклорного творчества, заключается, между прочим, в том, что, в то время как другие поэты (в том числе Дельвиг, Цыганов) вдохновлялись главным образом «протяжными», грустными песнями и игнорировали плясовые и веселые, Пушкин поступал как раз наоборот: его больше всего привлекали оптимизм и жизнерадостность, присущие народной поэзии.

Знаменательно, что лицеист Пушкин уже обращался к фольклору. Показательна судьба двух его стихотворений. Его «Казак» 1814 года стал песней еще до опубликования. Его романс «Под вечер, осенью ненастной…», не включенный Пушкиным в собрание стихотворений, также стал широко популярен в фольклоре.

Из стихотворений, которые Пушкин счел достойными включения в собрание своих стихотворений, наибольший успех в фольклоре имели два — «Черная шаль» (1820, музыка А. Н. Верстовского и др.) и «Узник» (1822, положено на музыку А. А. Алябьевым, А. Т. Гречаниновым, А. Г. Рубинштейном). Первое сейчас же вызвало подражания. Самое удачное из них — «Уральский казак» С. Т. Аксакова — тоже проникло в фольклор, и даже гораздо прочнее, чем пушкинская «Черная шаль»; оно бытует и сейчас и вызвало в свою очередь ряд подражаний. Но самым популярным из стихотворений Пушкина стал в фольклоре «Узник».


Стоит сказать об одной особенности фольклорного бытования пушкинских текстов. За редким исключением, мы можем только догадываться, на какой мотив исполнялось то или иное произведение в народной среде: фольклористы, как правило, проходили мимо таких песен, считая авторскими. Поэтому до наших дней дошли в основном мелодии, написанные профессиональными композиторами.

Другой особенностью бытования пушкинских текстов вне сферы профессионального романса является их сокращение или изменение.

Это хорошо видно на примере двух ранних лицейских стихотворений поэта, не включенных им в собрание стихотворений, «Казак» (1814, музыка Э. Ф. Направника) и «Романс» («Под вечер, осенью ненастной…», 1814), проникших в народ и ставших песнями. В «Казаке» выброшен конец об измене: «Был ей верен две недели, в третью изменил». В «Романсе» стих «Ко груди не прильнешь моей» поется: «Ты не прильнешь к груди моей». Подобным изменениям нередко подвергались и более поздние тексты: например, из семи четверостиший «Зимней дороги» (1826, музыка А. А. Алябьева) три последних всегда опускаются.

За «Казаком» и романсом «Под вечер, осенью ненастной…» последовали и другие произведения Пушкина, вызвавшие отклик в народном творчестве: «Черкесская песня» из поэмы «Кавказский пленник» (1821, музыка А. Алябьева, Ц. Кюи и др.); «Старый муж, грозный муж…» — песня Земфиры из поэмы «Цыганы» (1824, положено на музыку А. А. Алябьевым, С. В. Рахманиновым, А. Г. Рубинштейном); «Воротился ночью мельник. . .» — песня Франца в «Сценах из рыцарских времен» (1835, музыка А. С. Даргомыжского); «Девицы-красавицы…» (1824), положенная на музыку П. И. Чайковским; «Зимний вечер» (1826) с музыкой А. С. Даргомыжского, Э. Ф. Направника; «Зимняя дорога» (1826) — А. А. Алябьева, Ц. А. Кюи; «Ворон к ворону летит…» (1828) — А. А. Алябьева, А. Н. Верстовского, А. С. Даргомыжского, А. Г. Рубинштейна, Н. А. Римского-Корсакова и др.

Говоря о вокальных произведениях на стихи Пушкина, стоит упомянуть и те романсы, которые не соприкасались с фольклором, но пользовались неизменной популярностью в городской среде. Это «Заздравный кубок» (1816, музыка М. И. Глинки), «Я помню чудное мгновенье» (1825, музыка М. Глинки), «Вакхическая песня» (1826, музыка А. Алябьева, А. Глазунова), «Не пой, красавица, при мне» (1828, музыка М. Глинки), «Я вас любил» (1829, музыка А. Даргомыжского, А. Алябьева, Б. Шереметева); а также «Песни о Стеньке Разине» (1826), которые по цензурным соображениям были опубликованы только в 1881-м году.

Эта публикация сразу же вызвала живой отклик музыкально-литературной общественности, а ровно два года спустя — в 1883-м году — на пушкинский сюжет о Стеньке появилось стихотворение Дмитрия Садовникова. Стихотворение это, распетое народом, вошло в золотой фонд русской песни, став одним из её символов. Вот его начальные строки:

Из-за острова на стрежень,
На простор речной волны…


Стихотворения Пушкина, ставшие русскими народными песнями

Казак

Раз полунощной порою.
Сквозь туман и мрак,
Ехал тихо над рекою
Удалой казак.

Черна шапка набекрене,
Весь жупан в пыли,
Пистолеты при колене.
Сабля до земли.

Верный конь, узды не чуя.
Шагом выступал;
Гриву долгую волнуя,
Углублялся вдаль.

Вот пред ним две-три избушки,
Выломан забор;
Здесь — дорога к деревушке,
Там — в дремучий бор.

«Не найду в лесу девицы, —
Думал хват Денис,—
Уж красавицы в светлицы
На ночь убрались».

Шевельнул донец уздою,
Шпорой прикольнул,
И помчался конь стрелою,
К избам завернул.

В облаках луна сребрила
Дальни небеса;
Под окном сидит уныла
Девица-краса.

Храбрый видит красну деву,
Сердце бьется в нем;
Конь тихонько клеву, клеву —
Вот уж под окном.

«Ночь становится темнее,
Скрылася луна.
Выдь, коханочка, скорее,
Напои коня». —

«Нет! к мужчине молодому
Страшно подойти,
Страшно выйти мне из дому,
Коню дать воды». —

«Ах, небось, девица красна,
С милым подружись!» —
«Ночь красавицам опасна».—
«Радость! не страшись!

Верь, коханочка, пустое!
Ложный страх отбрось.
Тратишь время золотое;
Милая, небось!

Сядь на борзого; с тобою
В дальний еду край;
Будешь счастлива со мною:
С другом всюду рай!»

Что же девица? Склонилась,
Победила страх,
Робко ехать согласилась,
Счастлив стал казак.

Поскакали, полетели,
Дружку друг любил;
Был ей верен две недели,
В третью изменил.

1814

Романс

Под вечер, осенью ненастной.
В далеких дева шла местах
И тайный плод любви несчастной
Держала в трепетных руках.
Всё было тихо — лес и горы,
Всё спало в сумраке ночном;
Она внимательные взоры
Водила с ужасом кругом.

И на невинное творенье,
Вздохнув, остановила их…
«Ты спишь, дитя, мое мученье,
Не знаешь горестей моих.
Откроешь очи и, тоскуя,
Ко груди не прильнешь моей,
Не встретишь завтра поцелуя
Несчастной матери твоей.

Ее манить напрасно будешь!..
Стыд вечный мне — вина моя, —
Меня навеки ты забудешь;
Тебя не позабуду я;
Дадут покров тебе чужие
И скажут: «Ты для нас чужой!»
Ты спросишь: «Где ж мои родные?»
И не найдешь семьи родной.

Мой ангел будет грустной думой
Томиться меж других детей!
И до конца с душой угрюмой
Взирать на ласки матерей;
Повсюду странник одинокий,
Предел неправедный кляня,
Услышит он упрек жестокий…
Прости, прости тогда меня!

Ты спишь — позволь себя, несчастный,
К груди прижать в последний раз
Закон неправедный, ужасный
К страданью присуждает нас.
Пока лета не отогнали
Беспечной радости твоей —
Спи, милый! горькие печали
Не тронут детства тихих дней!»

Но вдруг за рощей осветила
Вблизи ей хижину луна…
С волненьем сына ухватила
И к ней приближалась она;
Склонилась, тихо положила
Младенца на порог чужой,
Со страхом очи отвратила
И скрылась в темноте ночной.

1814

Черная шаль

(Молдавская песня)

Гляжу, как безумный, на черную шаль,
И хладную душу терзает печаль.

Когда легковерен и молод я был,
Младую гречанку я страстно любил;

Прелестная дева ласкала меня,
Но скоро я дожил до черного дня.

Однажды я созвал веселых гостей;
Ко мне постучался презренный еврей.

«С тобою пируют (шепнул он) друзья;
Тебе ж изменила гречанка твоя».

Я дал ему злата и проклял его,
И верного позвал раба моего.

Мы вышли; я мчался на быстром коне;
И кроткая жалость молчала во мне.

Едва я завидел гречанки порог,
Глаза потемнели, я весь изнемог…

В покой отдаленный вхожу я один…
Неверную деву лобзал армянин.

Не взвидел я света; булат загремел…
Прервать поцелуя злодей не успел.

Безглавое тело я долго топтал
И молча на деву, бледнея, взирал.

Я помню моленья… текущую кровь…
Погибла гречанка, погибла любовь!

С главы ее мертвой сняв черную шаль,
Отер я безмолвно кровавую сталь.

Мой раб, как настала вечерняя мгла,
В дунайские волны их бросил тела.

С тех пор не целую прелестных очей,
С тех пор я не знаю веселых ночей.

Гляжу, как безумный, на черную шаль,
И хладную душу терзает печаль.

1820
Впервые обуликовано в апреле 1821 г. в журнале «Сын отечества». В 1823 г. была написана музыка А. Верстовского.

Черкесская песня

В реке бежит гремучий вал;
В горах безмолвие ночное;
Казак усталый задремал,
Склонясь на копие стальное.
Не спи, казак: во тьме ночной
Чеченец ходит за рекой.

Казак плывет на челноке,
Влача по дну речному сети.
Казак, утонешь ты в реке,
Как тонут маленькие дети,
Купаясь жаркою порой:
Чеченец ходит за рекой.

На берегу заветных вод
Цветут богатые станицы;
Веселый пляшет хоровод.
Бегите, русские певицы,
Спешите, красные, домой:
Чеченец ходит за рекой.

1821
Из поэмы «Кавказский пленник» (1821). Музыка А. Алябьева, Ц. Кюи и др.

Узник

Сижу за решеткой в темнице сырой.
Вскормленный в неволе орел молодой,
Мой грустный товарищ, махая крылом,
Кровавую пищу клюет под окном.

Клюет, и бросает, и смотрит в окно,
Как будто со мною задумал одно.
Зовет меня взглядом и криком своим
И вымолвить хочет: «Давай улетим!

Мы вольные птицы; пора, брат, пора!
Туда, где за тучей белеет гора,
Туда, где синеют морские края,
Туда, где гуляем лишь ветер… да я!..»

1822
«Стихотворения А. С. Пушкина», ч. 3, 1832 г. Музыка А. Алябьева, А. Рубинштейна, А. Гречанинова.

Цыганская песня

Старый муж, грозный муж,
Режь меня, жги меня:
Я тверда; не боюсь
Ни ножа, ни огня.

Ненавижу тебя,
Презираю тебя;
Я другого люблю,
Умираю любя.

Режь меня, жги меня;
Не скажу ничего;
Старый муж, грозный муж,
Не узнаешь его.

Он свежее весны,
Жарче летнего дня;
Как он молод и смел!
Как он любит меня!

Как ласкала его
Я в ночной тишине!
Как смеялись тогда
Мы твоей седине!

1824
Из поэмы «Цыганы» (1827). Музыка А. Верстовскоео, А. Алябьева и др.

Песня девушек

Девицы, красавицы,
Душеньки, подруженьки,
Разыграйтесь, девицы,
Разгуляйтесь, милые!
Затяните песенку,
Песенку заветную,
Заманите молодца
К хороводу нашему.
Как заманим молодца,
Как завидим издали,
Разбежимтесь, милые,
Закидаем вишеньем,
Вишеньем, малиною,
Красною смородиной.
Не ходи подслушивать
Песенки заветные,
Не ходи подсматривать
Игры наши девичьи.

1824
Из третьей главы «Евгения Онегина». Музыка П. Чайковского.

Зимний вечер

Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя:
То, как зверь, она завоет,
То заплачет, как дитя,
То по кровле обветшалой
Вдруг соломой зашумит,
То, как путник запоздалый,
К нам в окошко застучит.

Наша ветхая лачужка
И печальна, и темна.
Что же ты, моя старушка,
Приумолкла у окна?
Или бури завываньем
Ты, мой друг, утомлена,
Или дремлешь под жужжаньем
Своего веретена?

Выпьем, добрая подружка
Бедной юности моей,
Выпьем с горя; где же кружка?
Сердцу будет веселей.
Спой мне песню, как синица
Тихо за морем жила;
Спой мне песню, как девица
За водой поутру шла.

Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя.
То, как зверь, она завоет,
То заплачет, как дитя.
Выпьем, добрая подружка
Бедной юности моей,
Выпьем с горя; где же кружка?
Сердцу будет веселей.

1825
«Северные цветы на 1830 г.». Музыка М. Яковлева, А. Даргомыжского и др.

Сквозь волнистые туманы

Сквозь волнистые туманы
Пробирается луна,
На печальные поляны
Льет печально свет она.

По дороге зимней, скучной
Тройка борзая бежит,
Колокольчик однозвучный
Утомительно гремит.

Что-то слышится родное
В долгих песнях ямщика:
То разгулье удалое,
То сердечная тоска…

Ни огня, ни черной хаты…
Глушь и снег… Навстречу мне
Только версты полосаты
Попадаются одне.

1826
Из стихотворения Пушкина «Зимняя дорога» («Московский вестник» 1826 г., март).

Как по Волге-реке, по широкой…

Как по Волге-реке, по широкой
Выплывала востроносая лодка,
Как на лодке гребцы удалые,
Казаки, ребята молодые.
На корме сидит сам хозяин,
Сам хозяин, грозен Стенька Разин,
Перед ним красная девица,
Полоненная персидская царевна.
Не глядит Стенька Разин на царевну,
А глядит на матушку на Волгу.
Как промолвил грозен Стенька Разин:
«Ой, ты гой еси, Волга, мать родная!
С глупых лет меня ты воспоила,
В долгу ночь баюкала, качала,
В волновую погоду выносила,
За меня ли, молодца, не дремала,
Казаков моих добром наделила.
Что ничем еще тебя мы не дарили».
Как вскочил тут грозен Стенька Разин,
Подхватил персидскую царевну,
В Волгу бросил красную девицу,
Волге-матушке ею поклонился.

1826
Песня написана Пушкиным в 1826 г. Впервые напечатана в журнале «Русь», 1881 г., № 13. Прототип известной песни на стихи Дмитрия Садовникова «Из-за острова на стрежень».

Талисман

Там, где море вечно плещет
На пустынные скалы,
Где луна теплее блещет
В сладкий час вечерней мглы,
Где, в гаремах наслаждаясь,
Дни проводит мусульман,
Там волшебница, ласкаясь,
Мне вручила талисман.

И, ласкаясь, говорила:
«Сохрани мой талисман:
В нем таинственная сила!
Он тебе любовью дан.
От недуга, от могилы,
В бурю, в грозный ураган,
Головы твоей, мой милый,
Не спасет мой талисман.

И богатствами Востока
Он тебя не одарит,
И поклонников пророка
Он тебе не покорит;
И тебя на лоно друга,
От печальных чуждых стран,
В край родной на север с юга
Не умчит мой талисман…

Но когда коварны очи
Очаруют вдруг тебя
Иль уста во мраке ночи
Поцелуют не любя —
Милый друг, от преступленья,
От сердечных новых ран,
От измены, от забвенья
Сохранит мой талисман!»

1827
«Альбом северных муз на 1828 г.». Музыка Н. С. Гатова.

Два ворона

(Шотландская песня)

Ворон к ворону летит,
Ворон ворону кричит:
«Ворон, где б нам отобедать?
Как бы нам о том проведать?»

Ворон ворону в ответ:
«Знаю, будет нам обед:
В чистом поле под ракитой
Богатырь лежит убитый.

Кем убит и отчего,
Знает сокол лишь его,
Да кобылка вороная,
Да хозяйка молодая.

Сокол в рощу улетел,
На кобылку недруг сел.
А хозяйка ждет милого,
Не убитого, живого».

1828
«Северные цветы на 1829 г.». Музыка А. Алябьева, А. Рубинштейна.

Бесы

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Еду, еду в чистом поле;
Колокольчик дин-дин-дин…
Страшно, страшно поневоле
Средь неведомых равнин!

«Эй! пошел, ямщик!..» — «Нет мочи:
Коням, барин, тяжело;
Вьюга мне слипает очи,
Все дороги занесло;
Хоть убей, следа не видно;
Сбились мы. Что делать нам!
В поле бес нас водит, видно,
Да кружит по сторонам.

Посмотри: вон, вон играет,
Дует, плюет на меня;
Вон — теперь в овраг толкает
Одичалого коня;
Там верстою небывалой
Он торчал передо мной;
Там сверкнул он искрой малой
И пропал во тьме пустой».

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Сил нам нет кружиться доле;
Колокольчик вдруг умолк;
Кони стали… «Что там в поле?»
«Кто их знает? пень иль волк?»

Вьюга злится, вьюга плачет;
Кони чуткие храпят;
Вот уж он далече скачет;
Лишь глаза во мгле горят;
Кони снова понеслися;
Колокольчик дин-дин-дин…
Вижу: духи собралися
Средь белеющих равнин.

Бесконечны, безобразны,
В мутной месяца игре
Закружились бесы разны,
Будто листья в ноябре…
Сколько их! куда их гонят?
Что так жалобно поют?
Домового ли хоронят,
Ведьму ль замуж выдают?

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Мчатся бесы рой за роем
В беспредельной вышине,
Визгом жалобным и воем
Надрывая сердце мне…

1830

Воротился ночью мельник

Воротился ночью мельник…
«Женка! Что за сапоги?» —
«Ах ты, пьяница, бездельник!
Где ты видишь сапоги?
Иль мутит тебя лукавый?
Это ведра».— «Ведра? Право?
Вот уж сорок лет живу,
Ни во сне, ни наяву
Не видал до этих пор
Я на ведрах медных шпор».

1835
«Современник», 1837 г., т. V. Музыка А. Даргомыжского. Песня Франца. («Сцены из рыцарских времен»).


Рубрика: Народная песня, Русская музыка | Метки: , , , , , , , , | Добавить комментарий

Сказания русского народа. Месяцеслов. Июнь

Русский месяцеслов. Июнь

Июнь — шестой месяц года, первый месяц весны и десятый месяц по церковному календарю. С июнем связано множество русских обычаев, обрядов, традиций, поверий, примет, пословиц и поговорок, собранных в книге Ивана Петровича Сахарова — «Сказания русского народа».


20 мая (1 июня). Огуречники1.

В Рязанской губернии на день святого Филиппа начинают садить огурцы. Там эти дни известны под именем огуречников.


21 мая (2 июня). Посев льна

художник Левитан. Июньский день

Левитан Исаак Ильич (1860—1900). Июньский день (Лето). 1890-е гг.

На день св. Елены поселяне начинают сеять лен. Этот день они называют: длинные льны. В надежде на хороший урожай льна старушки с каждой бабы собирают по паре печеных куриных яиц и кладут их тихонько в мешок с семенами. Мужик-сеяльщик, хотя бы и знал об этом заранее, но должен молчать — иначе ему не будет житья от баб и на все село прослывет озорником. Выезжая на поле, он прежде всего принимается за завтрак и домой привозит одни только скорлупки.

В Костромской губернии поселяне говорят: «Лен с ярью не ладит». Потому-то самому они никогда на льнищах не сеют ярового хлеба, будто другое ничто не родится на них.


23 мая (4 июня). Приметы

В Тульской губернии на день св. Леонтия садят огурцы. Там наблюдают, чтобы первую посадку никто не видал, и потому всегда скрывают первую гряду и первый выросший огурец. Этот первенец тут же зарывается. Огородники думают, что по его только милости могут расти огурцы. Ветви желтые, поблекшие на грядах считают зазозренными от постороннего глаза, подсмотревшего на росту первый огурец.


25 мая (6 июня). Приметы

художник Мещерин. Майское утро. Перед рассветом (В июньскую ночь)

Мещерин Николай Васильевич (1864—1916). Перед рассветом (В июньскую ночь). 1905 г.


Поселяне замечают, что с этого дня будто появляются худые, вредные росы. Заболит ли скотина, и они говорят: «Верно напали на медяную росу». Заблекнут ли на сухом дереве листья, считают, что завелась медяная роса. Заболит ли ребенок, думают наверное, что он бегал по медяной росе. От медяной росы не скоро избавляется больной: надобно знахаря, да знахаря. В этот день замечают рябину. Если на ней бывает много цветов, то полагают, что будет хороший урожай овса. При малом цвете говорят: «Знать рябину на цвету, что идет к мату».


29 мая (10 июня). Колосяницы

По замечанию поселян, на день св. Феодосии начинает рожь колоситься. От этого самого и сей день у них известен под именем колосяницы. Старики поселяне говорят: рожь две недели зеленится, две недели колосится, две недели отцветает, две недели наливает, две недели подсыхает. В Архангельской губернии говорят: «Хлеб поспевает из закрома в закром в восемь недель».

С этого дня начинают скотину кормить печеными сочнями и хлебными баранками с надеждою, чтобы она более плодилась.


30 мая (11 июня). Приметы

художник Волков. Поле ромашек

Волков Ефим Ефимович (1844—1920). Поле ромашек

В селениях Тульской губернии замечают, что с этого дня будто бродят змеи по лесам станицами и что их тогда убивать очень опасно. Поселяне думают, что змеи тогда идут поездом на свои свадьбы и что каждому встречному готовы мстить без милосердия, и что от укушения змеи в этот день ни один колдун не может заговорить.

На этот день начинают садить бобы. Дальновидные старушки иначе не приступают к сажанию бобов, как наперед не вымочивши их в озимой воде. Озимую воду для этого собирают в лесных оврагах, где долго лежит снег. При сажании бобов они приговаривают: «Уродитесь, бобы, и крупны и велики, на все доли, на старых и малых, на весь мир крещеный».


Месяц июнь

русский народный календарь. Название месяцев

Русский народный календарь. Древнее и современное название месяцев.

Слово: июнь, или иуний, — не русское; оно зашло к нашим отцам из Византии. Коренные, славянские названия сего месяца были другие. Наши предки называли его: изок, поляки: червец, чехи и словаки: червень, иллирийцы: липань, кроаты: розенцвет, иванчак, клисень, сорабы: смазник, розовой, карниольцы: розенцвет, кресник, венды: шестник, прашник, кресник. В старой русской жизни месяц июнь был четвертым. Когда год начинали считать с сентября, он был десятым; а с 1700 года он приходится, по счету, шестым.

Замечания старых людей в июне месяце


1 июня (13 июня). Приметы

В селениях Тульской губернии замечают старики восход солнца. Если солнце восходит на чистом небе, ясно освещает поля, то полагают, что будет хороший налив ржи. По дождливому и мрачному дню старушки угадывают о добром урожае льна и конопель.


3 июня (15 июня). Наблюдения

В Владимирской, Ярославской и Тверской губерниях поселяне наблюдают течение ветров: ветер московский или южный приносит с собою скорый рост яровым хлебам; ветер северо-западный предвещает сырую погоду и приносит болезни; ветер восточный, по их замечаниям, всегда уже влечет за собою наносные болезни.

В Тульской губернии поселяне более всего опасаются северо-восточного ветра, который будто бы приносит с собою беспрерывные дожди, вредные при наливании ржи.


8 июня (20 июня). Наблюдения

художник Васильев. Перед грозой

Васильев Федор Александрович (1850—1873). Перед грозой. 1867—1869 гг.

Гром и молния, появляющиеся с этого дня, по замечанию поселян Тульской губернии, предвещают худую уборку сена. Старушки с этого дня наблюдают восход льна и конопель по утренним росам. Они замечают, что если утренниками появляются большие росы, хотя бы лето было и сухое, урожай будет хороший и выгодный для сбыта.

Колодезники, особенный класс народа на Руси, выводящие начало своего искусства из Вологодской и Пермской губерний, считают сей день важным в своих работах. С вечера под этот день они кладут сковороды на места, назначенные для колодезей. На другое утро, при солнечном восходе, они снимают их и, по отпотевшей сковороде, выводят свои наблюдения: сковорода, покрытая водяными струями, указывает на обильные водяные жилы; сковорода, слегка отпотевшая, обещает маловодный колодезь; сковорода, совершенно сухая, ничего не обещает хорошего; сковорода, облитая дождем, предвещает все невыгоды их летних занятий.


10 июня (22 июня). Поверья

По замечаниям поселян, будто к голодному году на этот день бывают разные знамения: то по гумнам бегают вереницами мыши, что никакой глаз сосчитать их не может; то по полям во все утро бродят голодные волки стадами, что ужас нападает и на самого бесстрашного; то вороны стадами летят из-за лесов, что и свету божьего не видно; то будто самая земля стонет и так жалобно, что у крепкого мужика текут слезы от надсады; то будто яровой и озимый хлеб играет от межи до межи, что православному человеку и глядеть страшно на такие ужасти; то будто весь скот ходит по полю избитым и изломанным, что у мужика опускаются с горя руки. Всего этого вдруг будто в одном месте не бывает: одно знамение покажется в одном месте, другое в другом. Зато в селах знают все, что делается в других местах. Стоит только одному мужику съездить на базар, так уж к вечеру верно будут знать в десяти деревнях, что делается и было доброго и худого у соседей.


12 июня (24 июня). Приметы

художник Кустодиев. После грозы

Кустодиев Борис Михайлович (1878—1927). После грозы. 1921 г.

Наблюдательные поселяне говорят, что на день св. Петра Афонского солнце укорачивает свой ход, а месяц на прибыль идет. Это будто происходит оттого, что солнце поворачивает-ся на зиму, а лето на жары.

Огородники производят на этот день последний посев огурцам и рассаживают последнюю рассаду. (Тот день у них известен под именем: запоздалого капустника).


13 июня (25 июня). Гречишницы

художник Левитан. Летний вечер. Река

Левитан Исаак Ильич (1860—1900). Летний вечер. Река. 1890—1896 гг.

В степных губерниях поселяне начинают сеять гречиху, смотря по погоде. Обыкновенный срок сеяния гречихи, по их замечаниям, наступает «или за неделю до Акулин, или спустя неделю после Акулин». Наши поселяне сохранили о гречихе свои наблюдения в поговорках: гречиху сей, когда рожь хороша. — Или: не ровна гречиха, не ровна и земля: в иную и воз бросишь, да после зерна не сберешъ. — Или: холь гречиху до посева, да сохни до покоса. — Или: осударыня гречиха ходит боярыней, а как хватит морозу, веди на калечий двор. — Не верь гречихе на цвету, а верь закрому.

По старому русскому обычаю, наши степные поселяне варили в этот день мирскую кашу для нищей братии.На такой радушный привет сходились нищие и слепые со всех сторон. После небогатого, но сытного стола нищия братия благодарила хозяев ласковым словом: «Спасибо вам, хозяин с хозяюшкой, со малыми детками и со всем честным родом — на хлебе, на соли, на богатой каше! Уроди боже вам, православным, гречи без счету. Без хлеба, да и без каши ни во что и труды наши».

Наши слепцы из нищей братии сохранили народную сказку о переселении гречи на Русь. Вот она:

Сказка о переселении гречи на Русь

«За синими морями, за крутыми горами жил-был царь с царицей. На старость послал им Господь на утеху единое детище, дочь, красоты несказанныя. Вот они, царь с царицей, и думают думу крепкую: как бы им назвать свое нарожденное детище? И молвит царь: а кабы так назвать? А царица молвит: а и то-то имя есть у боярина. И молвит царь на инако? А царица молвит: а и то-то имя есть у княжича. И молвит царь: ну ин так звать? А царица молвит: а и то-то имя есть у посадского. Думали, думали и придумали: пошлем, де, посла на встречного спрошать по имени и по изотчеству, и во то имя наречем нарожденное детище. И ту свою думу крепкую оповедали князьям и боярам. И князья и бояре приговорили: быть делу так! Снарядили посла.

По слову царскому, по приговору боярскому идет посол искать встречного, спрошать его по имени и по изотчеству, чем бы можно наречи нарожденную дочь у царя с царицей. Сидит посол на перекресице день, сидит и другой. На третий день ко вечеру идет навстречу старая старуха во Киев град Богу молитися. Вот и молвит ей посол думу царскую: «Бог на помочь, стар человек! Скажи всю правду, не утай: как тебя звать по имени, да и как величать по изотчеству?» И молвит в отповедь ему старая старуха: «Осударь, ты мой боярин милостивой! Как народилась я волею божьею на белый свет, и туто, де, отец с матерью нарекли меня: Крупеничкою», а как звали батюшку родимого, то она во своем сиротстве не помнит. И учал посол пытать старую старуху: «Али ты, старая, из ума выжила, али на те, старую, дурь нашла — что невесть что говоришь? Да такого имя слухом не слыхать, видом не видать, как белый свет стоит. Буде ты, старая, на правду не идешь, ино не ходить тебе на сырой земле. Спокайся и молви без утайки». И взмолилась старая старуха: «Осударь, ты мой боярин милостивой! Не вели казнить, вели слово вымолвить. Оповедала я тебе, боярину, всю правду со истиной, молвила все дело без утайки. А во всем во том кладу порукою всех святых и угодников. Умилосердись, осударь, ты мой боярин милостивой! Пусти душу на покаяние, не дай во грехах умереть». И думает боярин сам с собой: «А и что? Никак, старая правду молвила? А и что старую до пытки доводить? Быть делу так, как молвила старая». Отпускал боярин старую старуху во Киев-град Богy молитися, а на отпуске наделял золотой казной, да и крепко наказывал: молитися за царя с царицей, да и за их нарожденное детище. С диву дивовалася старая, что с нею содеялось, а со того дива еле душа во теле осталася. Идет посол ко князьям и боярам оповедати содеянное. Входит он, посол, во палату боярскую, посередь пола становится, на все стороны поклоняется, а сам и молвит им, боярам, речь посольскую: «По слову царскому, по приговору боярскому, правил я посольство на перекресице на встречного, а на том посольстве было дело так: сидел я на перекресице три дня с места не сходючи, ни едину ночь не всыпаючи, а на третий день идет встречная старая старуха, а ей-то молвил: скажи всю правду, не утай: как звать тебя по имени, да и как величать по изотчеству? И на ту речь посольскую молвит в отповедь старая старуха: как народилась она волею божьею на белый свет, и туто, де, отец с матерью нарекли ее: Крупеничкой, а как звали ее батюшку родимого, про то она, старая, во своем сиротстве не помнит. И он, де, посол, выслушавши такие речи небывалые, пытал старую старуху крепко-накрепко, да и с угрозою. И она, де, старая, крепко стояла на своем слове: оповедала, де, всю правду со истиной, молвила, де, все дело без утайки. И он, де, посол, принял те речи за правдивые, отпустил старую старуху во Киев-град богу помолитися, а на отпуске наделял золотой казной, да и крепко наказывал: молитися за царя с царицей, да за их нарожденное детище». А опосле того он, посол, клал на стол статьи писанные, что деялось во посольстве. От тоя речи посольские все князья и бояре с диву дивовалися, что содеялось. И приговорили бояре: оповедать царю все дело посольское, а на челобитье поднесть статьи писаные всему делу посольскому.

Идут князья и бояре во терем княженецкой со словом посольским, со статьями писаными. Как взошли они, князья и бояре, во терем ко своему осударю царю, били челом, о сыру землю кланялись, а на челобитьице молвили всю речь и подносили статьи писаные всему делу посольскому. Слушает осударь царь речь посольскую, читает статьи писаные всему делу посольскому, да и возговорит опослей того: быть делу тому так, как содеялось.

И нарекали царь с царицей свое нарожденное детище, но имя встречного, Крупеничкой. Вырастает та царская дочь Крупеничка не по дням, а по часам, спознавает всякую мудрость книжную болей старых стариков, а на возрасте печаловалась о старом и о малом. Вот и задумали царь с царицей: кабы свое детище замуж отдать? И опосылают послов во все царства и государства, да и по всем королевствам искать себе зятя, а своему детищу мужа.

Не думано, не гадано подымалась Золота орда бесерменская на его, осударя царя, войной воевать, его царство полоном полонить, его слуг верных сгубить. Выходил осударь царь на Золоту орду бесерменскую войной воевать со всеми князьями и боярами, со всем своим царством, опричь баб и ребят и старых стариков. На той войне ему, осударю царю, не посчастливилось: положил он, осударь царь, свою голову со всеми князьями и боярами, со всем своим воинством. А и та Золота орда бесерменская полонила полоном всех баб и ребят, всех старыих стариков. А и того царства кабы не бывало.

Доставалась та царская дочь Крупеничка злому татарину во полон. И он ли, злой татарин, нудил Крупеничку во свою веру бесерменскую. Я, де, тебя, Крупеничка, молвит он, собака, за то наряжу во наряд оксамитной, во монисто с ожерельицем. Будешь ты, Крупеничка, молвит он, окаянной, ходить в чистом золоте, будешь спать на хрустальчатой кроватушке, будешь есть яства лебединые, будешь пить питья медвяные. Его-то речам бесерменским она, Крупеничка, веры неймет; его-то словам окаянным она, Крупеничка, и отповеди не дает. А и думает он, злой татарин: «Ай, постой ты, Крупеничка, аи, погоди ты, упрямая! А я те во работу отдам, а я те во неволю пошлю». И мучал он, окаянной, Крупеничку работою великою, неволею тяжкою ровно три года; а на четвертый год нудить стал во свою веру бесерменскую. И стояла она, Крупеничка, крепко на своей Православной вере.

Во те поры проходила старая старуха из Киева через Золоту орду бесерменскую. Вот и видит она, старая, Крупеничку в работе великой, во неволе тяжкой. И стало жаль ей, старой, Крупеничку. И оборачивает она, старая, Крупеничку во гречневое зернышко и кладет то гречневое зернышко во свою калиту. Идет она, старая, путем, дорогой немалою на святую Русь. И в те поры возговорит ей Крупеничка: «Сослужила ты для меня службу немалую, спасла меня от работы великие и тяжкие; сослужи еще службу последнюю: как придешь на святую Русь, на широки поля, привольные, схорони меня в землю». Старуха по сказанному, как по писаному, все сделала, что заповедала ей Крупеничка. Как схоронила она, старуха, гречневое зернышко на святой земле Русской, на широком поле, привольном, и учало то зернышко в рост идтить, и выросла из того зернышка греча о семидесяти семи зернах. Повеяли ветры со всех со четырех сторон, разнесли те семьдесят семь зерн на семьдесят семь полей. С той поры на святой Руси расплодилась греча. А то старина, а то и деянье добрым людям во услышанье».

Поселяне Нерехотского уезда день 13 июня называют: бызы. По их замечаниям, в этот день нападают мухи на скотину, которая с беспокойством отмахивается от них хвостом и бегает взад и вперед. Глядя на тревогу скотины, они говорят: «Пошли бызы на скотину».


16 июня (28 июня). Приметы. — Толока

Поселяне думают, с этого дня начинают затихать певчие птицы, кроме соловья, который будто только поет до Петрова дня.

В белорусских селениях на этот день отправляется толока, пир для тружеников, собранных на помочь унавоживать поля. Избранных охотников угощают обедом, вином и брагою; песни и игры оканчивают пиршество толоки. В Вятской и Пермской губерниях удобрение полей начинается с Петрова дня. Там вместо толоки весь сбор рабочих называется помочи. Смоленские толоки описал Кельхен в своей Лифляндской истории и говорит, что слово толоки происходит от древнего эстского слова Talek, означающего работу за питье и кушанье. Русские помочи заведены с другою целью — обеспечить бедные семейства, и самые увеселения, отправляемые рабочими, называются: в назьмы играть.


Примечания

1 здесь и далее все даты приводятся по старому стилю (юлианскому календарю). В скобках указывается дата по новому стилю (григорианскому календарю).


Рубрика: Древняя Русь, Народный календарь | Метки: , , , , , , | Добавить комментарий

Песни о городе Ленина. Ноты. Тексты. Скачать

Сегодня, 27 мая 2019-го года, исполняется 316 лет со дня основания Санкт-Петербурга, который в советское время назывался Ленинградом.


Сборник «Песни о городе Ленина»

Сборник «Песни о городе Ленина»

Нотный сборник «Песни о городе Ленина». Обложка

Музыкальная история Петербурга начинается с самого момента его основания императором Петром I в начале XVIII века, когда в жизни русского человека появляются первые произведения светской музыкальной культуры.

В дальнейшем Петербургу довелось стать одним из центров европейской музыки, связанных с творчеством всемирно известных зарубежных и отечественных исполнителей и композиторов.

Новый период в музыкальной истории города открывает Октябрьская революция.

В этот период, называемый сейчас советское время или советская эпоха, особое распространение и поддержку государства получил жанр массовой песни. И это не удивительно.

Популярная песня, написанная талантливо и профессионально, имела безграничные возможности для пропаганды основных исторических образов советской идеологии, которые оставались неизменными от произведения к произведению: большевики, Ленин, Смольный, Великая Октябрьская социалистическая революция, революционные матросы, крейсер «Аврора»…

Музыкальный сборник «Песни о городе Ленина», предлагаемый Вашему вниманию, полон таких идеологических клише, которые как нельзя лучше позволяют понять, как в советское время воспринимался Петербург, имевший тогда совсем другое имя — Ленинград.

Сборник имеет одну интересную особенность: тексты песен представлены с параллельным переводом на немецкий (перевод В. Семёновой) и французский (перевод Р. Коротковой) языки. Поэтому люди, владеющие данными языками, смогут оценить не только музыкальный уровень советской песни, но и мастерство советских филологов.

Сборник «Песни о городе Ленина». Скачать


Сборник «Песни о городе Ленина». Список песен. Тексты на русском, немецком и французском языках

Музыка Н. Червинского, слова С. Гурзо. Бессмертный Ленин. Русский текст

Немецкий текст
Французский текст

Музыка Б. Киянова, слова Н. Глейзарова. Матросы Октября. Русский текст

Немецкий текст
Французский текст

Музыка В. Соловьева-Седого, слова А. Чуркина. Вечер на рейде. Русский текст

Немецкий текст
Французский текст

Музыка В. Соловьева-Седого, слова А. Фатьянова. Наш город. Русский текст

Немецкий текст
Французский текст

Музыка Ю. Зарицкого, слова Г. Гоппе и Л. Шишко. За невскою заставою. Русский текст

Немецкий текст
Французский текст

Музыка В. Соловьева-Седого, слова А. Чуркина. Вечерняя песня. Русский текст

Немецкий текст
Французский текст

Музыка Г. Портнова, слова Е. Гвоздева. Белые ночи. Русский текст

Немецкий текст
Французский текст

Музыка А. Петрова, слова С. Фогельсона. Здравствуй, Нева! Русский текст

Немецкий текст
Французский текст

Музыка Д. Прицкера, слова С. Фогельсона. Разговор с «Авророй». Русский текст

Немецкий текст
Французский текст


Бессмертный Ленин. Музыка Н. Червинского, слова С. Гурзо

Каждый камень здесь дышит тобой,
Опустились дворцы на колени,
И рассветом плывет над Невой
Имя — Ленин, Ленин!

И горит негасимым огнем
Твое слово в сердцах поколений.
В коммунизм как святыню несем
Имя — Ленин, Ленин, Ленин!

И растет коммунистов отряд,
Смена к смене спешит в пополненье.
И на всех языках говорят
Имя — Ленин, Ленин!

В космос вырвался век наш земной.
Мы напишем, и в том нет сомненья,
На планетах советской рукой
Имя — Ленин, Ленин, Ленин!

Предрассветные зори горят,
В небе флаги плывут, пламенея.
Гордо город несет Ленинград
Имя — Ленин! Бессмертное — Ленин!

Unsterblicher Lenin. Musik: N. Tscherwinski, Worte: S. Gurso

Jeder Stein atmet hier nur mit Dir,
Alle Schlösser vor Dir niederknien.
Über Newa fliegt als Morgenröte
Name Lenin, Lenin!

Brennt mit ewigem Feuer Dein Wort
in den Herzen der Gererationen.
Tragen wir heilig in Kommunismus
Namen Lenin, Lenin, Lenin!

Heute wächst neue Generation,
Wächst der neue Nachwuchs Kommunisten.
Und man spricht jetzt in allen Weltsprachen
Über Lenin, Lenin!

In den Kosmos kam unser Jahrhundert,
Und wir sind überzeugt, daß wir schreiben
auf sowjetisch auf allen Planeten
Namen Lenin, Lenin, Lenin!

Scheint das Morgenrot unserer Zukunft,
Wehn die Fahnen im Himmel als Flamme.
Und sehr stolz trägt die Stadt Leningrad
Namen Lenin! Unsterblichen Lenin!

L’immortel Lenine. Musique de N. Tschervinski, paroles de S. Gurzo

Nous chantons la Néva et ses ponts,
Les maisons, les palais, les usines,
Dont les pièrres murmurent un nom,
C’est le nom — Lénine!

Et dans toutes les générations,
Devant lui tout’s les âmes s’inclinent,
Et ce nom, c’est la Révolution.
C’est Lénine, c’est Lénine!

Et ce nom, l’univers éclairant,
Tous les autr’s sur la terre domine.
Sa parole fait croître nos rangs
Car c’est lui — Lénine!

Dans le noir des cosmiques lointains
Sa parole les nuits illumine.
Et sur d’autres planètes, nos mains
Ecriront le nom — Lénine!

Et ce nom comm’ drapeau nous portons,
Par les quais, par les ru’s, les usines,
Car le nom Leningrad — c’est son nom.
C’est le nom immortel de Lénine!

Матросы Октября. Музыка Б. Киянова, слова Н. Глейзарова

Город спит, а над Невой далече
Светит новая заря.
Но не спит, не спит матрос-ракетчик,
Внук матросов Октября,
Боевых матросов Октября.

ПРИПЕВ:
Нева, Нева,
В нашей славе ты всегда жива!
Нева, Нева,
В нашей славе ты всегда жива!

Как всегда, на ленточках крылатых
Золотились якоря.
Строем шли в тельняшках и бушлатах,
Шли матросы Октября,
Шли на штурм матросы Октября.

ПРИПЕВ

И на вcex фронтах войны гражданской
Был знаком матросский клеш,
И звучало крепко, по-кронштадтски,
Слово флотское «даешь!»
Боевое флотское «даешь!»

ПРИПЕВ

Город спит, а над Невой далече
Светит новая заря.
Но не спит, не спит матрос-ракетчик,
Внук матросов Октября,
Внук матросов Октября.

Matrosen des Großen Oktobers. Musik: B. Kijanow, Worte: N. Gleisarow

Schläft die Stadt und über Newa weithin
Neue Morgenröte scheint.
Schläft nicht aber, schläft nicht ein Matrose —
Enkel des Oktobers, so berühmt.
Enkel des berühmten Oktobers.

REFRAIN:
Die Newa, Newa bleibst auf ewig,
Du in uns’rem Ruhm!
Die Newa, Newa bleibst auf ewig,
Du in uns’rem Ruhm!

Gold’ne Bänder und die Anker auch
An den Seemannsmützen wehn.
Die Matrosen des Oktobers stürmen,
Die Oktobermatrosen,
Die Oktobermatrosen — voran!

REFRAIN

An den Fronten war bekannt für alle.
War berühmt Matrosensctvnitt.
Und das Wort, das klang sehr fest für alle —
Das Kronstadter Wort: “Vorwärts”!
Das berühmte Kompfwortr “Nur Vorwärts”!

REFRAIN

Schläft die Stadt und über Newa weithin
Neue Morgenröte scheint.
Schläft nicht aber, schläft nicht ein Matrose —
Enkel des Oktobers, so berühmt.
Enkel des berühmten Oktobers.

Les matelots de l’Octobre. Musique de B. Kiyanov, paroles de N. Gleizarov

C’est la nuit et tout’s les ru’s sommeillent,
Tout’s les ru’s ou nous passons.
Les mat’lots sur notre ville veillent.
Fils de la Révolution,
Les mat’lots de la Révolution.

REFRAIN:
Néva, Néva,
Notre gloire est aussi à toi!
Néva, Néva,
Notre gloire est aussi à toi!

Chaque nuit, quand les maisons s’endorment,
Les rubans, flottant au vent,
On les voit passer en uniforme,
On les voit serrer les rangs,
Les rubans flottants, flottants au vent.

REFRAIN

Les héros de notre guerr’ civile
Mont’nt la gard’ sur la Néva.
De nouveau ils passent dans la ville,
Les marins, disant: “Ça va”.
Comme on dit dans le combat: “Ça va!”

REFRAIN

C’est la nuit et tout’s les ru’s sommeillent,
Tout’s les ru’s ou nous passons.
Les mat’lots sur notre ville veillent.
Fils de la Révolution,
Les mat’lots de la Révolution.

REFRAIN

Вечер на рейде. Музыка В. Соловьева-Седого, слова А. Чуркина

Споемте, друзья, ведь завра в поход
Уйдем в предрассветный туман.
Споем веселей, пусть нам подпоет
Седой боевой капитан.

ПРИПЕВ:
Прощай, любимый город!
Уходим завтра в море.
И ранней порой мелькнет за кормой
Знакомый платок голубой.

А вечер опять хороший такой,
Что песен не петь нам нельзя.
О дружбе большой, о службе морской
Подтянем дружнее, друзья!

ПРИПЕВ

На рейде большом легла тишина,
А море окутал туман,
И берег родной целует волна,
И слышен далекий баян.

ПРИПЕВ

Abend an der Reede. Musik: W. Solowjew-Sedoi, Worte: A. Tschurkin

Wir sind heute da, so sing’ mal, mein Freund —
Doch stechen in See morgen früh.
Sing’ fröhlicher Freund, mit uns Kapitän,
Der Kampfkapitän singt mit uns.

REFRAIN:
Leb’ wohl, du Stadt — du bleibst hier,
Wir gehn ins Meer am Morgen.
Und flimmert im Dunst ein blaues Tuch —
Ein Mädchen bleibt winkend zurück.

Ringsum ist es schön — nur Abend und Meer,
Wir singen wie früher unser Lied
Von Freundschaft und Meer, vom Dienst, der so schwer.
So, singen wir alle, mein Freund.

REFRAIN

Die Reede liegt still, die Sterne und Wind
Und Meer sind vom Nebel eingehüllt.
Nur Wildwelle schlägt ans Ufer einsam,
Ich hör’ der Harmonika Klang.

REFRAIN

Le soir sur la rade. Musique de V. Soloviev-Sédoï, paroles de A. Tschourkine

Chantons, mes amis, demain nous quittons
La rade qui luit à nos yeux.
Partons, mes amis, mais nous reviendrons,
Mais nous reviendrons dans ces lieux.

REFRAIN:
Adieux, la vill’ cherie!
Adieux, ma jeune amie!
Au clair du matin s’en vont les marins,
Ils partent dans le lointain.

La rade s’endort, le flot bat le bord,
Chantons l’amitié des marins.
Dans toutes les eaux, où vont nos vaisseaux.
Amis, répétons ce refrain:

REFRAIN

Chantons, mes amis, demain nous partons,
La brume s’élève vers les cieux.
Et montent les sons, de l’accordéon —
Ce sont les derniers adieux.

REFRAIN

Наш город. Музыка В. Соловьева-Седого, слова А. Фатьянова

За заставами ленинградскими
Вновь бушует соловьиная весна.
Где не спали мы в дни солдатские, —
Тишина кругом, как прежде, тишина.

ПРИПЕВ:
Над Россиею небо синее,
Небо синее над Невой.
В целом мире нет, нет красивее
Ленинграда моего.
В целом мире нет, нет красивее
Ленинграда моего.

Две последние строчки припева повторяются два раза

Нам всё помнится: в ночи зимние
Над Россией, над родимою страной,
Весь израненный, в снежном инее,
Гордо высился печальный город мой.

ПРИПЕВ

Славы города, где сражались мы,
Никому ты, как винтовки, не отдашь.
Вместе с солнышком пробуждается
Наша песня, наша слава, город наш!

ПРИПЕВ

Unsere Stadt. Musik: W. Solowjew-Sedoi, Worte: A. Fatjanow

Trat in uns’re Stadt wieder Frühling ein,
Singt wie früher ihre Lieder Nachtigall.
An die schweren Tage — Soldatenzeit
Uns erinnert nur die Stille in dem Wald.

REFRAIN:
Über Rußland ist immer der Himmel blau,
Über Newa ist er Himmel blau.
In der ganzen Welt bist Du schönste Stadt,
Leningrad, mein Leningrad.
In der ganzen Welt bist Du schönste Stadt,
Leningrad, mein Leningrad.

Wir vergessen nie die Vergangenheit,
War das ganze Land, das Rußland wie in Brand.
Und erhob sich stolz als ein Kampfsoldat
Schwer verwundet, unser liebes Leningrad.

REFRAIN

Teuer ist für uns als Gewehr Dein Ruhm,
Immer wirst von uns verteidigt, Leningrad.
Zu dem neuen Leben erwacht und ruft
Unser Lied und Ruhm und uns’re liebe Stadt.

REFRAIN

Notre ville. Musique de V. Soloviev-Sédoï, paroles de A. Fatianov

Quand vient le printemps Léningrad attend
Les chansons des rossignols dans les jardins.
Et du temps passé, des anciens combats
De nouveau dans le silence on se souvient.

REFRAIN:
Notre ciel est bleu et couleur des cieux
La Néva étale ses eaux.
Dans le monde entier et pour tous les yeux,
Léningrad est le plus beau.
Dans le monde entier et pour tous les yeux,
Léningrad est le plus beau.

Le blocus glacé et les murs blessés
Pour toujours dans la mémoire sont gravés,
Et le froid brûlant et le givre blanc
Où fier’ment ma chère ville s’élevait.

REFRAIN

Léningrad est tien est c’est ton soutien,
Comme une arme qu’on ne lach’ pas de ses mains.
Et ses quais aimés et ses clairs quartiers,
Le soleil radieux reveille chaqu’ matin.

REFRAIN

За невскою заставою. Музыка Ю. Зарицкого, слова Г. Гоппе и Л. Шишко

За Невскою заставою
Дымок над трубами плывет,
За Невскою заставою
Семья моя живет.
Трудом единым спаяна
И верной дружбою сильна
Рабочая окраина,
Родная сторона!

ПРИПЕВ:
Живет здесь славная, славная,
Славная рабочая семья!
Здесь в жизни главная, главная
Главная проходит улица моя!

Отсюда с Красной гвардией
Мой дед шел Зимний брать дворец.
На фронт по зову Партии
Отсюда шел отец.
Теперь дорогой славною,
С моей рабочею семьей,
И я, по праву равного,
Шагаю к проходной!

ПРИПЕВ

В дворцы и парки города
И я, друзья мои, влюблен.
Но больше всех мне дорог он,
Рабочий мой район.
За Невскою заставою
Дымок над трубами плывет,
За Невскою заставою
Семья моя живет!

ПРИПЕВ

Die Arbeiter des Newski-Bezirkes. Musik: J. Sarizki, Worte: G. Goppe u. L. Schischko

Es gibt in meiner lieben Stadt
Den neuen Arbeiterbezirk.
Dort ist mein Haus, mein Betrieb, meine Familie.
Du bist auf einheitliche Arbeit,
Auf echte Freundschaft stolz.
Berühmter Arbeiterbezirk,
Berühmter mein Betrieb.

REFRAIN:
Hier lebt und arbeitet, arbeitet,
Arbeitet meine Familie.
Hier ist der wichtigste, wichtigste
Herzenschlag, des ganzen Lebens Herzenschlag.

Von hier aus ging als Rotgardist
Mein Großvater zum “Winterschloß”.
Von hier aus ging mein Vater auch
Als Kommunist zur Front.
Jetzt trägt schon neue Generation,
Die friedliche Stafette hoch.
Und mein Betrieb setzt heute noch
Die Tat der Väter fort.

REFRAIN

Ich bin in Dich meine liebe Stadt,
In Deine Schlösser, Parks verliebt.
Und meinem Herzen teuer ist
Mein Arbeiterbezirk.
Es gibt in meiner lieben Stadt
Den neuen Arbeiterbezirk.
Dort ist mein Haus, mein Betrieb,
Meine Familie.

REFRAIN

A la barrière nevskaya. Musique de Y. Zaritzki, paroles de G. Goppe et de L. Schischko

A la barrière Nevskaya
Commencent toutes nos maisons:
“Et moi je suis de Nevskaya”.
Fièr’ment que nous disons.
De cett’ banlieu’ les ouvriers
Vont á l’usine chaqu’ matin.
Et le travail et l’amitié
Se sont donnés la main.

REFRAIN:
Toujours le ciel est bleu, il est bleu,
Il est bleu, le ciel de ma banlieu’.
Elle est pour les heureux, les heureux,
Les heureux, la grande ru’ de mes aïeux.

Et c’est d’ici que mon aïeul
Marcha à l’assaut du palais.
Et tout ce qu’il me raconta
Jamais je n’oubli’rai.
C’est par cette rue, que mon pèr’
Pendant la guerr’, marcha au front.
Et le matin avec nos pèr’s
Chaqu’ jour nous y passons.

REFRAIN

Les ru’s, les parcs, vous me souriez.
J’aim’ tant ma ville et ses jardins.
Mais la banlieu’ des ouvriers —
Mon coeur lui appartient.
A la barrière Nevskaya
Commencent toutes nos maisons:
“Et moi je suis de Nevskaya!”
Fièr’ment que nous disons.

REFRAIN

Вечерняя песня. Музыка В. Соловьева-Седого, слова А. Чуркина

Город над вольной Невой,
Город нашей славы трудовой,
Слушай, Ленинград, я тебе спою
Задушевную песню свою.

Здесь проходила, друзья,
Юность Комсомольская моя.
За родимый край с песней молодой
Шли ровесники рядом со мной.

С этой поры огневой
Где бы вы ни встретились со мной,
Старые друзья, в вас я узнаю
Беспокойную юность свою.

Песня петит над Невой,
Засыпает город дорогой.
В парках и садах липы шелестят:
«Доброй ночи, родной Ленинград!»

Две последние строчки куплета повторяются два раза

Abendlied. Musik: W. Solowjew-Sedoi, Worte: A. Tschurkin

Stadt an der Newa ist schön,
Meine Stadt der Arbeit und des Ruhms.
Hör’ mich, liebe Stadt, mein herzliches Lied,
Ich bin ewig mit Dir, Leningrad.

Mein ganzes Leben ist hier,
Hier die Komsomoljugend verging.
Und für uns’re Stadt kämpften mehrmals wir,
Zeitgenossen sind immer mit Dir.

Seit jener Zeit — Feuerzeit
Jahre sind vorbei, wir sind schon alt.
Du erinnerst uns, ewig junge Stadt
An die Jugendzeit in Leningrad.

Fliegt über Newa mein Lied,
Schläft ein meine liebe, schöne Stadt.
Rauschen im Park. Lindenbäume still:
“Gute Nacht, liebe Stadt Leningrad!”

La chanson du soir. Musique de V. Soloviev-Sédoï, paroles de A. Tschourkine

Ville où s’étend la Néva,
D’où le grand Octobre se lèva,
Léningrad aimé, veux tu l’écouter
Ma chanson, que je vais te chanter.

Et ma chanson se souvient
De mon temps, de temps Komsomolien,
On allait au front, on serrait les rangs,
Et ma vill’ bénissait ses enfants.

Quand mes copains je revois.
Quand j’entends le son des chères voix,
Dans les yeux amis je vous reconnais,
Ma jeuness’ , mon passe qui renaît.

Et, quand s’éteint le couchant,
La Néva écoute notre chant.
Et dans les jardins le feuillage bruit:
“Bonne nuit, Leningrad, bonne nuit”.

Белые ночи. Музыка Г. Портнова, слова Е. Гвоздева

Ночь плывет над Невой, только мне не до сна.
Разве можно уснуть, если ночь так ясна?
Если ты с малых лет в Ленинграде живёшь,
Ты поймешь меня, друг, ты поймешь.

Мелкий дождь моросит, до чего ж он хорош!
Я по лужам брожу без пальто, без галош.
Если ты с малых лет в Ленинграде живешь,
Ты поймешь меня, друг, ты поймешь.

В эту белую ночь мне не нужен покой.
Посмотри-ка вокруг — не один я такой,
Если ты с малых лет в Ленинграде живешь,
Ты поймешь меня, друг, ты поймешь.

Две последние строчки куплета повторяются два раза

Helle Nachte. Musik: G. Portnow, Worte: E. Gwosdew

Schläft sehr fest meine Stadt, bin allein in der Nacht.
Jemand spricht über Dich — lockt mich Deine Gestalt.
Wenn Du von Kindheit auf nur in Leningrad lebst,
Du verstehst mich, mein Freund, Du verstehst!

Diese Nacht ist so hell, ringsum — Ruhe und still
Säuselt etwas der Wind und verschwindet weit von hier
Wenn Du von Kindheit auf nur in Leningrad lebst.
Du verstehst mich, mein Freund, Du verstehst!

Tag und Nacht bist Du schön, liebe Stadt Leningrad,
Bleib’ auf ewig mit mir, was so schön ist, zu sein!
Wenn Du von Kindheit auf nur in Leningrad lebst,
Du verstehst mich mein Freund, Du verstehst!

Les nuits blanches. Musique de G. Portnov, paroles de E. Gvozdev

Léningrad — c’est la vill’ du printemps lumineux,
Quand la nuit le soleil nous rayonne des cieux.
Et si toi-tu es n né dans la vill’ du printemps,
Je sais bien, que ton cœur me compend.

On ne sait s’il est tard, on ne sait s’il est tôt,
On va sur le boul’vard, sous la plui’, sans manteau,
Et si toi-tu es né dans la vill’ du printemps,
Je sais bien, que ton coeur me comprend.

Et l’on suit pas à pas le sommeil qui s’en va,
Pour aller dans bs ru’s, pour longer la Néva,
Et si toi-tu es né dans la vill’ du printemps,
Je sais bien, que ton coeur me comprend.

Здравствуй, Нева! Музыка А. Петрова, слова С. Фогельсона

С моря дует ветерок,
Подгоняет катерок.
Не во сне, а наяву
Входим мы в Неву.
Здравствуй, Нева! Здравствуйте, мосты!
Где взять слова для вашей красоты?

ПРИПЕВ:
Всю планету обойдешь, все равно ты не найдешь
Города, чтоб был бы так хорош, как этот,
Где над вольною Невой, словно верный часовой,
Встал навечно крейсер боевой.

Хоть жишем мы у реки,
Все душою моряки.
Рядом Балтика у нас —
Чайкам лету час.
Так и летят чайки а Ленинград,
Через Кронштадт прямо в Летний сад.

ПРИПЕВ

Где б мы ни были в гостях
В замечательных краях,
Отовсюду мы спешим
К берегам родным.
Здравствуй, Heвa! Здравствуйте, мосты!
Где взять слова для вашей красоты?

ПРИПЕВ

Gruß’ dich, die Newa! Musik: A. Petrow, Worte: S. Fogelson

Unser Kutter läuft vom Wind,
Der so lustig ist und flink.
Nicht im Traum, sondern wach —
Ist die Newa da.
Die Newa grüß’ ich, grüß’ die Brücken dort,
Wo finde ich für Ihre Schönheit Wort’?

REFRAIN:
Um das ganze Weltall geh’,
Aber nirgendwo kannst sehn
Eine solche schöne Stadt wie diese schöne Stadt,
Wo liegt auf der freien Newa als ob eine treue Wache —
Das verankerte berühmte Schiff.

Wohnen wir so schön beim Fluß,
Streben wir bei uns zum Meer,
Ist nicht weit von uns Ostsee —
Möwen fliegen schnell.
Die Möwen fliegen grad’ nach Leningrad,
Hinter — Kronstadt, vor uns — die schöne Stadt.

REFRAIN

Viele Städte auf der Welt
Haben wir schon kenn’gelernt.
Doch die Heimat bleibt bestehen
Möcht’ Sie immer sehen.
Die Newa grüß’ ich, grüß’ die Brücken dort,
Wo finde ich für Ihre Schönheit Wort’?

REFRAIN

Bonjour, Néva! Musique de A. Petrov, paroles de S. Foguelsone

Glisse, glisse notr’ canot.
La Néva nous tends ses flots,
Tout’ clarté et tout’ beauté,
En realité.
Bonjour, Néva, et bonjour, les ponts!
C’est la Néva tout comm’ nous la rêvions!

REFRAIN:
Des miracles d’outremer, des beauté de l’univers
Léningrad pour nous est le plus cher au monde.
Et l’«Auror’» c’est arrêté, dans les eaux de la cité
Pour veiller à sa sécurité.

Et que Leningrad est beau
Chantent même tes oiseaux.
Les mouett’s passant Cronschtadt
Volent à Leningrad.
Sans s’arrêter, car c’est à côté,
Viennent légères au Jardin d’Eté.

REFRAIN

Glisse, glisse, notr’ canot.
La Néva nous tends ses flots.
On revient, revient, toujours
Aux premier’s amours.
Bonjour, Néva, et bonjour, les ponts!
C’est la Néva tout comm’ nous la rêvions!

REFRAIN

Разговор с «Авророй». Музыка Д. Прицкера, слова С. Фогельсона

Жалко, что мы поздно родились, «Аврора»,
И без нас те годы пронеслись, «Аврора»,
Годы, когда Зимний услыхал в упор
Твой, «Аврора», грозный разговор!..
Твой, «Аврора», грозный разговор!..

Связана с Невой твоя судьба, «Аврора»,
Город наш немыслим без тебя, «Аврора»,
И всегда средь памятных его примет
Гордый твой трехтрубный силуэт.
Гордый твой трехтрубный силуэт.

Слава Революции в тебе, «Аврора»,
Ты живая память о борьбе, «Аврора»,
И сверкает на груди твоей не зря
Самый высший орден Октября!
Самый высший орден Октября!

Ничего, что юны мы сейчас, «Аврора»,
Хватит еще дела и для нас, «Аврора»,
И с пути отцовского мы не свернем,
Знай, «Аврора», мы не подведем!
Мы не подведем!

Gesprach mit „Aurora”. Musik: D. Prizker, Worte: S. Fogelson

Wir sind spät geboren, tut uns leid, “Aurora”!
Deine stürmische Zeit ist vorbei, “Aurora”!
Zeit als “Winterschloss” zum ersten Mal Dein Wort,
Drohend Wort “Aurora” hat gehört.
Drohend Dein “Aurora” Wort gehört.

Viel hast Du mit Newa schon gesehn, “Aurora”,
Die Geschichte uns’rer Stadt in Dir, “Aurora”.
Und erhebt sich Deine Silhouette weit
Als die größte Sehenswürdigkeit.
Uns’re größte Sehenswürdigkeit.

Du bist der Revolution Symbol, “Aurora”,
Du erinnerst immer an den Kampf, “Aurora”.
Höchsten Orden hast Du der Sowjetunion —
Orden der Octoberrevolution.
Orden der Octoberrevolution.

Wir sind heute noch sehr jung — macht nichts, “Aurora”,
Haben wir noch viel zu tun, glaub’ uns, “Aurora”.
Uns’rer Väter Heldentat wir schätzen auch,
Glaub’, “Aurora”, wir sind stolz darauf!
Wir sind stolz darauf!

Entretien avec l’„Aurore”. Musique de D. Pritzkère, paroles de S. Foguelsone

C’est dommag’ que nous somm’s nés trop tard, “Aurore”.
Ton image attire nos regards, “Aurore”.
Et voudrait revoir chacun, chacun de nous
Le Palais d’Hiver mis à genoux.
Le Palais d’Hiver mis à genoux.

Léningrad et toi — vous ne fait’s qu’un, “Aurore”.
Et l’éternité c’est votr’ destin, “Aurore”.
Là, sur la Néva, t’admirent les nations
Et ton nom, c’est la Révolution.
Et ton nom, c’est la Révolution.

Tous nos jeunes rêves sont pour toi, “Aurore”.
Ma chanson se lève — c’est toi, “Aurore”,
Et ton ordre jette des rayons dorés,
C’est le peuple qui t’a décoré
C’est le peuple qui t’a décoré.

Tu nous as ouvert les horizons, “Aurore”.
C’est avec fierté que nous disons: “Aurore”.
Le soleil éclaire notre lendemain,
Et nos pèr’s nous montrent le chemin.
Montrent le chemin!


Рубрика: Октябрьская революция, Советская песня | Метки: , , , , , , , , , , , , , , | Добавить комментарий

Битва за гитару. Александр Иванов-Крамской

В 2012-м году к столетию со дня рождения замечательного гитариста Александра Михайловича Иванова-Крамского (1912—1973) был создан документальный фильм, который рассказывает о жизни и творчестве одного из самых известных мастеров советского гитарного искусства.


Фильм «Битва за гитару. Александр Иванов-Крамской»

советский гитарист Александр Иванов-Крамской

Александр Михайлович Иванов-Крамской (1912—1973)

В 1926-м году в Большом зале Консерватории был объявлен очередной концерт. И всё бы ничего, если бы концерт этот не был целиком и полностью посвящён гитаре. Вот это для москвичей стало сюрпризом.

В Консерватории — Храме Искусства бренчат на гитаре! Ну ладно бы ещё дома, среди своих… Глядишь, скоро в Большой зал и цыган запустят!

Нет, гитару в России любили, но особою любовью.

Поговори же ты со мной, подруга семиструнная…

Вот именно подруга, а никак уж не инструмент для большой сцены. С наступлением XX столетия сентиментализм вышел из моды, и знаменитая русская семиструнка из подруги превратилась в атрибут дружеских застолий, а значит, ещё дальше отошла от высокого искусства.

Гитарист, осмелившийся завоевать Большой зал Консерватории, был испанцем. И звали его Андрес Сеговия. Играл он совсем на другой — шестиструнной гитаре. И исполнял не песни и романсы, а Баха и самую высокую классику. Да как исполнял!

— Закроешь глаза — и слышишь оркестр, — вспоминали позже очевидцы.

В общем, после концерта Андреса Сеговии вопросы о цыганах и домашних застольях отпали сами собой.

Сеговия не только открыл глаза московской публике на гитару как на концертный инструмент, но и перевернул судьбу одного из слушателей — четырнадцателетнего Александра Иванова. Тот мгновенно охладел к скрипке, играть на которой учился не первый год, и заболел гитарой.

Так начинается документальный фильм «Битва за гитару», посвящённый жизни и творчеству замечательного советского гитариста — Александра Михайловича Иванова-Крамского (1912—1973), которому удалось не только стать одним из мэтров отечественного гитарного искусства, но и создать множество переложений мировой классической музыки, русских народных песен, а также собственных оригинальных произведений, вошедших в золотой репертуар гитариста.

В фильме «Битва за гитару. Александр Иванов-Крамской», созданном к 100-летию со дня рождения мастера, своими воспоминаниями об Александре Михайловиче делятся его дочь — профессор по классу гитары Наталия Иванова-Крамская и один из учеников — известный гитарный мастер Феликс Акопов. В исполнении А. М. Иванова-Крамского звучат фрагменты сочинений М. Джулиани, Х. Малатса, Х. Виньеса, М. Высотского, А. Варламова, А. Иванова-Крамского, русских народных песен (в обработке А. Иванова-Крамского), а также музыка И. С. Баха, А. Вивальди, Ф. Граньяни, Ф. Сора, Ф. Тарреги, Х. Родриго, А. Иванова-Крамского, Д. Бородаева в исполнении современных гитаристов: Дмитрия Илларионовна, Виктории Налетовой, Дмитрия Бородаева, Василия Морозова, Михаила Корнишина.


Фильм «Битва за гитару. Александр Иванов-Крамской». Смотреть онлайн

Автор сценария: Татьяна Слюсаренко. Режиссёр: Игорь Калядин. Звукорежиссёр: Ольга Пожалова. Администраторы: Дмитрий Офицеров, Никита Соколов. Текст читает: Андрей Покатилов. В фильме использованы материалы Гостелерадиофонда и личного архива Н. А. Ивановой-Крамской. 2012 г.


Рубрика: Гитара, Русская музыка | Метки: , , , , , , , , , , , , , | Добавить комментарий