1 мая 2014 года

Первомай в Советском Союзе

Известно, что с незапамятных времён многие народы праздновали 1 мая, однако только в конце XIX века Первомай стал ассоциироваться с политикой, став после Октябрьской революции 1917 года одним из главных государственных праздников Советского Союза.

Праздник 1 мая в современной России

Один из участников первомайской демонстрации в современной России. Фото В. Пятинина.

Первомай. Общие сведения

Первомай известен у многих народов: древних славян, древних кельтов и германцев, которые вплоть до XVIII века верили в то, что в этот день (точнее, в ночь на 1 мая — Вальпургиеву ночь) на горе Брокен собираются ведьмы, чтобы поклониться своему повелителю — Сатане.

Верование это возникло в процессе вытеснения язычества христианством, когда старые языческие боги, которым был посвящён день 1 мая, стали ассоциироваться в народном сознании с нечистой силой — демонами и бесами, а порой и с самим Князем Тьмы.

Сейчас Первомай имеет совсем другой смысл. Но своё современное значение праздник приобрёл лишь в XIX веке.

В июле 1889 года Парижский конгресс II Интернационала, в память о разгоне рабочей демонстрации в Чикаго, объявил 1 мая следующего года Днём солидарности рабочих всего мира, предложив провести в этот день демонстрации с требованием 8-часового рабочего дня и другими социально-политическими требованиями.

Успех демонстраций 1890 года способствовал тому, что отныне Первомай стал неофициальным рабочим праздником во многих странах мира, в том числе и в Российской империи. Впервые в России его отметили в 1890-м, а начиная с 1897 года праздник значительно политизировался, т.к. на майских демонстрациях стали выдвигать не только социальные, но и политические требования.


После Октябрьской революции. Первомай в СССР

После победы Октябрьской революции 1917 года Первомай стал российским государственным праздником, который отмечали ежегодно с 1918 по 1991 год. И стоит сказать, что первомайские демонстрации, например, времён Брежнева были организованы весьма внушительно.

Многотысячные колонны трудящихся, шествующие к центральным площадям своих населённых пунктов. Марши, советские патриотические песни и политические лозунги из громкоговорителей. Приветствия руководителей ЦК КПСС с трибуны Мавзолея Ленина на Красной площади. Теле- и радиотрансляция из Москвы и других крупных городов по всем каналам страны…

Конечно, участие в первомайской демонстрации было добровольно-принудительным: не придёшь — взгреют по партийной линии. Но были и свои плюсы. Например, вожделенные отгулы, которые давали тем, кто брал на себя обязанность нести портрет того или иного вождя. Но дело вовсе не в этом.

Дело в том, что народу было действительно и от души весело. Раз уж обязали тебя поучаствовать в мероприятии, отчего не повеселиться? С вечера запасались «горючим», которое с песнями под гитару, порой заглушавшими музыкальный официоз, «уничтожалось» по мере приближения колонны трудящихся к трибунам центральной площади. А дома садились за праздничный стол, редко вспоминая о политике. Праздник есть праздник.

В современной Российской Федерации 1 мая тоже является праздником. И его даже пытаются отмечать. О том, как это происходит, смотрите нижеследующую фотогалерею.


1 мая 2013 года. Фотогалерея

Рубрика: История, Наша жизнь, Октябрьская революция, Советская песня | Метки: , , , , , , , , , , | Добавить комментарий

144 года со дня рождения Ленина

Образ Ленина в нашей жизни

22 апреля 2014 года исполняется 144 года со дня рождения Владимира Ильича Ленина.

современный образ Ленина. Ленин-хиппи в пионерском галстуке

Один из примеров современной интерпретации образа Ленина. Ленин-хиппи в пионерском галстуке. Фото В. Пятинина.

Я не знаю, как это сделать,
Но, товарищи из ЦК,
уберите Ленина с денег,
так цена его высока!
Понимаю, что деньги — мера
человеческого труда.
Но, товарищи, сколько мерзкого
прилипает к ним иногда…
Я видал, как подлец
мусолил по Владимиру Ильичу.
Пальцы ползали малосольные
по лицу его, по лицу!
В гастрономовской бакалейной
он хрипел, от водки пунцов:
«Дорогуша, подай за Ленина
два поллитра и огурцов».
Ленин — самое чистое деянье,
он не должен быть замутнён.
Уберите Ленина с денег,
он — для сердца и для знамён.

Эти строчки, написанные во времена СССР, принадлежат известному поэту Андрею Вознесенскому (1933—2010).

Конечно же, «товарищи из ЦК» к его словам не прислушались, и требование Вознесенского — убрать изображение вождя Октябрьской революции с денежных купюр Советского Союза — было исполнено, только когда данное государство прекратило своё существование. Ленина убрали с денег. Убрали его и с идеологических знамён. А вот с сердцами…

Безусловно, если говорить об образе Владимира Ильича только со знаком «плюс» в советском понимании, получится, что такого Ленина в сердце большинства наших соотечественников давно не существует. За годы перестройки и постсоветской истории имя вождя мирового пролетариата утратило ореол исторической святости, а с ним, казалось бы, и право остаться в анналах русской истории.

Но народ Ленина не забыл. Точнее говоря, не забыл тот образ, который кропотливо создавала советская пропаганда и который на разные лады пародировала традиция советского фольклора (вспомним хотя бы бесчисленные анекдоты о Ленине). Традиция эта продолжается по сей день, приобретая, новые, подчас совершенно неожиданные, характеристики. В общем, Владимир Ильич уже давно стал одной из мифологем нашей повседневной жизни, существуя во многих своих воплощениях. Для кого-то он — святой, для кого-то — упырь, для кого-то — шут гороховый. Как и Пушкин, Ленин у каждого свой. Серьёзный, комичный, человечный, людоедский… Но в любом случае безмерно далёкий от того, который был на самом деле.


Ленин в нашей жизни. Фотогалерея

Рубрика: История, Наша жизнь, Октябрьская революция | Метки: , , , , , , , , , | Комментарии (2)

20 апреля 2014. Пасха

Празднование православной Пасхи. Краткие сведения

Пасха в 2014 году отмечается Православной церковью в воскресенье 20 апреля. В этом году дата православного праздника совпадает с датой католической и протестантской Пасхи.


Самый большой праздник в году

икона «Спас Нерукотворный»

Православная икона «Спас Нерукотворный». Великий Новгород. Вторая половина XII века. Государственная Третьяковская галерея.

Пасха считалась у русских самым большим празд­ником в году, сверхпраздником, праздником всех праздников, великим днем, светлым воскресеньем.

Христианская религия определяет Пасху как день воскресения из мертвых Иисуса Христа. Пасха — праздник подвижный, высчитывающийся по лунному календарю, он приходится всегда на седьмой день недели — воскресенье. Неделя, предшествующая Пасхе, называется страстной неделей в память о последних трагических днях жизни Иисуса Христа. Неделя после Пасхи — святая неделя, пасхальная.

Подготовка к Пасхе начиналась с первых дней Великого поста, усиливалась в страстную неделю. Само празднование происходило в Пасху и светлую неделю. Оно состояло из посещения церкви, засто­лий, гуляний на улицах, общего веселья, сопровож­далось множеством развлечений для молодежи и взрослых.

Обрядовых действий, носивших языческий характер, к Пасхе приурочено было очень мало. Можно сказать только об обычае красить яйца и выпекать обрядовый хлеб — кулич. Следует также отметить, что с Пасхи начинались весенне-летние гулянья молодежи, продол­жавшиеся до Петрова дня (29.VI/12.VII).


Обрядовая пасхальная еда

Обрядовой едой у русских на Пасху были крашеные яйца, кулич — пшеничный хлеб, пасха — блюдо из сладкого творога. По обычаю все это должно было освятиться в страстную субботу в церкви. Освящение придавало дополнительную святость ри­туальным блюдам, усиливало заложенные в них магические свойства.

Яйца, кулич и пасху съедали утром после возвра­щения с пасхальной службы. Трапеза обычно начи­налась с яиц. Первое яйцо делилось на несколько частей, соответствующих количеству членов семьи. Совместная еда одного яйца, по мнению крестьян, должна была укрепить семью, сохранить в ней дружеские отношения, поддержать во всех ее членах любовь друг к другу.


Пасхальные яйца

Окрашенное в красный цвет яйцо занимало цент­ральное место в пасхальной обрядности, став своего рода символом праздника. Освященному яйцу при­писывались магические свойства. Так, пасхальное яйцо, по поверью, могло прекратить пожар в деревне, если бросить его в горящий дом. Оно могло помочь хозяйке найти потерявшуюся корову, излечить скот от повальных болезней. Яйцо, положенное в севалку, могло способствовать повышению будущего урожая. Катая в Пасху его по земле, можно, как считали, пробудить землю от зимнего сна.

Все эти поверья объяснялись древними, еще до­христианскими представлениями о яйце как символе, знаке и средстве воскресения и обновления жизни.


Изготовление пасхи

Пасха делалась из творога с добавлением масла, сметаны, сахара, изюма. Творог закладывался в па­сочницу — специальную форму для пасхи, проложенную внутри тонкой льняной тря­почкой, сверху укладывался камень, выдавливавший сыворотку. Через несколько часов пасочница разби­ралась на дощечки и на блюде появлялась творожная пирамидка с пасхальными символами по сторонам.

В русской деревне пасха приготавливалась редко. Ей предпочитали кулич из теста, который зачастую называли пасхой. Пасха приготавливалась в основном в городах.


Источник: Шангина И. И. Русские традиционные праздники. СПб., 1997.

Рубрика: История | Метки: , , , , | Добавить комментарий

13 апреля 2014 года. Вербное воскресенье

Вербное воскресенье в царствование Алексея Михайловича

Сегодня один из двунадесятых праздников православной церкви — праздник Входа Господня в Иерусалим. В этот день вспоминается торжественный вход Иисуса Христа в иудейскую столицу накануне своей смерти и воскресения. В западной церкви он называется Пальмовое воскресенье (англ. Palm Sunday), в православной — Вербное воскресенье, т.к. упоминаемые в Евангелии пальмовые ветви, которыми устилали дорогу Иисуса, наша традиция заменила ветвями более привычного для северного климата дерева — вербы.

Кваренги. Московский Кремль. Соборная площадь

Соборная площадь Московского Кремля. Акварель Д. Кваренги (1797). Слева — Архангельский собор, справа, за колокольней Ивана Великого, Успенский собор.

В новостях Яндекса промелькнуло сообщение о том, что в Петербурге собираются возродить знаменитый обряд «шествия на осляти», который некогда совершался в неделю Ваий (Вербное воскресенье) и отличался не меньшей торжественностью, чем другие церковные праздники с участием царя и патриарха.

Любопытное начинание. Однако, если речь идёт о возрождении старинной традиции, не помешает вспомнить то, как всё происходило в Древней Руси. Обряд «шествия на осляти» во второй половине семнадцатого века проводился следующим образом.


Выход государя в Успенский собор

После ранней обедни государь выходил в Успенский собор в праздничном выходном платье, в сопровождении бояр, окольничих, думных дворян и прочих чинов. Из собора совершался крестный ход, в нем участвовали духо­венство всей Москвы и окрестных монастырей и многие иногородние игумены и священники; несли хоругви, крес­ты, иконы, рипиды. С одной стороны патриарха несли Евангелие, с другой — золотой, украшенный жемчугом, крест. Духовенство было в богатейшем облачении. Вслед за патриархом открывалось царское шествие в том же порядке, как и в Богоявление.


Из Успенского собора к храму Василия Блаженного

Шествие направлялось из Успенского собора через Спасские ворота к храму Покровского собора (церкви Василия Блаженного), здесь останавливались лицом к востоку. Государь и патриарх шли в соборный придел Входа Господня в Иерусалим, государя сопровождали только знатнейшие сановники, прочие же становились у Лобного места по чинам. В соборе патриарх совершал молебствие и облачался, государь также возлагал на себя торжественный царский наряд. В то же время на Лобном месте, убранном бархатом и сукнами, ставили налой, покрытый зеленой бархатной пеленой, на налой клали Евангелие и иконы. Путь от Лобного места к Спасским воротам был огражден и тут стояли кадки с вербами для народа. Стрельцы и народ наполняли площадь. На кровле одной из близких к собору лавок становился служилый человек со знаменем, чтобы давать сигналы во время церемонии.


Осля и верба

Близ Лобного места стояло осля. Это был конь, который покрывался с головой белым суконным покрывалом (каптуром) с длинными ушами, что придавало ему некоторое подобие осла. При коне был патриарший боярин и пять человек дьяков, тут же стояла нарядная верба, большое дерево, украшенное искусственно зеленью, плодами и цветами. Ставилась она на богато украшенных санях (обыкновенно на колесах), в которые запряжено было шесть коней в цветных бархатных попонах.

Когда государь и патриарх выходили из Покровского собора, образа и кресты направлялись к Успенскому собо­ру. Патриарх, поднявшись на Лобное место, подавал царю сначала вайю (пальмовую ветвь), а затем вербу, ствол которой был обшит бархатом. Подобные же ваий и вербы раздавал он духовным и светским сановникам, а меньшим людям и народу митрополиты и епископы раздавали только вербу.

Затем архидиакон читал Евангелие о входе Спасителя в Иерусалим и когда доходил до слов: «и посла два от ученик», тогда соборный протопоп с ключарем подходили к патриарху, он благословлял их «по осля идти». Они шли к лошади и отвязывали ее. При этом патриарший боярин спрашивал: «Что отрешаете осля сие?» А посланные отве­чали: «Господь требует». Затем, покрыв лошадь коврами, подводили ее к патриарху, который, взяв в одну руку Евангелие, а в другую крест, благословлял государя и садился на лошадь.


Шествие от Лобного места

Шествие открывалось младшими государевыми чинами, за ними везли нарядную вербу; на санях, под деревом, стояли и пели патриаршие певчие. За вербой следовало духовенство с иконами, за ними — ближние люди, думные дьяки и окольничие в богатых уборах, потом государь в большом царском наряде, поддерживаемый под руки ближ­ними, вел «осля» за конец повода; середину повода держал за государем один из важнейших бояр, кроме того, лошадь вели под уздцы два дьяка. Перед государем стольники и ближние люди несли царский жезл, государеву свечу и пр. По обе стороны шли бояре, окольничие и думные дворяне с вайями. Патриарх на всем пути благословлял народ крестом. За ним шло в огромном числе духовенство в блистающих ризах. Шествие заключали гости (именитые купцы).

На всем пути дети, мальчики лет 10—15, постилали перед государем и патриархом куски сукна разных цветов, суконные однорядки и кафтаны. Медленно и торжественно вступала процессия в Спасские ворота, тогда начинался звон не только в Кремле, но по всем московским церквам и не прекращался до вступления царя и патриарха в Успенский собор.

Здесь архидиакон доканчивал чтение Евангелия, пат­риарх принимал у государя вайю, государь получал от него благословение и шел к обедне в одну из дворцовых церквей, а патриарх служил литургию в соборе и, по отпуске, шел к нарядной вербе и благословлял ее. Затем от вербы отсекали сук и относили его в алтарь, после того отрезали ветви и часть их посылали на серебряных блюдах наверх, т.е. во дворец, а другую раздавали духовным сановникам и боярам. Остатки же вербы и убранство саней доставались на долю народа.

Обряд шествия на осляти справлялся и по другим большим русским городам, в них патриарха заменял архи­ерей, а царя — воевода.

Источник: Домашний быт русских царей в XVI—XVII вв.
По Забелину, Ключевскому, Карновичу и др. М., 1992.

Рубрика: Древняя Русь, История | Метки: , , , | Добавить комментарий

Сказания русского народа. Месяцеслов. Апрель

Русский месяцеслов. Апрель

Апрель — четвёртый месяц года, второй месяц весны и восьмой месяц по церковному календарю. С апрелем связано множество русских обычаев, обрядов, традиций, поверий, примет, пословиц и поговорок, собранных в книге  Ивана Петровича Сахарова — «Сказания русского народа».

Исаак Левитан. Весна. Большая вода

Исаак Ильич Левитан (1860—1900). Картина «Весна. Большая вода». Государственная Третьяковская галерея, Москва (1897).

19 марта (1 апреля). Приметы1.

Дарьи грязные пролубницы.— Оклади пролуби.— Стели красны по замерзам. С увеличением солнечной теплоты на прорубях рек и прудов делается грязно. Тогда поселяне говорят: «Вот пришли и Дарьи грязные пролубницы».


22 марта (4 апреля). Замечания.

В селениях Тульской губернии поселяне выходят утром смотреть вокруг солнца красных кругов. Эти круги, по их замечанию, обещают всегда плодородие.


25 марта. Освобождение птиц.— Капуста.— Сожигание постелей.— Приметы.

На Благовещение и ворон гнезда не свивает.— На Благовещение на суровую пряжу не глядят.— Каково Благовещение, таково и Светлое Воскресенье.— На Благовещение дождь, родится рожь.— На Благовещение весна лето поборала.— До Благовещения зимним путем либо неделю не доедешь, либо переедешь.

Исстари на Руси заведено, чтобы в этот день освобождать птиц на волю. В Москве этот обряд доселе совершается против Охотного ряда. Сюда с утра приходит народ, покупает птиц и своими руками выпускает их из клетки на волю. Прежде на исполнение этого обычая стекались со всех сторон, и только одна темная ночь прекращала сборище.

Под Благовещенский вечер наши поселяне приходят в подвалы с кочаном капусты и кладут на землю, скрытно от всех. Этот кочан должен быть первый, сорванный осенью с гряды. На другой день, возвращаясь от обедни, рассматривают кочан. Говорят, что будто счастливцы находят в нем семена, от которых родившуюся капусту никакой мороз не убивает.

Во многих селениях Тульской губернии осталось верование в огонь. Поселяне под Благовещение, ночью, сожигают свои соломенные постели, скачут чрез огонь и окуривают свои платья. Постелю, говорят они, будто для того сжигают, чтобы истребить болезни; скачут чрез огонь для того, чтобы избавить себя от призора2; окуривают платья для того, чтобы предостеречь себя от обаяния3. С сего вечера молодые поселяне переселяются с новыми постелями в холодные клети; в избах остаются старики, больные и дети.

Пожилые женщины находят нужным в этот день пережигать соль в печи. Эта соль, по их мнению, оказывает чудеса в разных болезнях. С этой солью они из хлебного теста пекут бяшки, небольшие булки, назначаемые ими для излечения скота.

Если на Благовещение будет день красный, то наши поселяне предполагают, что этот год будет пожарный. Если пойдет дождик, поселяне думают, что год будет грибной, а рыболовы надеются на удачный лов рыбы. Если на этот день будет мороз, то они ожидают несколько утренников. В Шенкурске и Ваге насчитывают от сего мороза еще сорок утренников.

У наших поселян есть странное понятие о птицах, свивающих гнезда в сей день. Они полагают, что такие птицы за свой поступок теряют силу в крыльях и в наказание осуждаются ходить по земле. Не отсюда ли произошло замечание: «на Благовещение и ворон гнезда не свивает».


26 марта (8 апреля). Приметы.

Поселяне замосковных селений, заметив на этот день светлый восход солнца, убирают всю санную сбрую и говорят: «выверни оглобли». Между тем женщины на этот день оканчивают последнюю пряжу. Если же которые продолжают еще прясть после сего дня, тем говорят: «не пойдет впрок».


27 марта (9 апреля). Наставицы.— Полурепницы.

Слово наставицы имеет двойное значение. Пиголки4, птицы, прилетающие к этому дню в Нерехту и Кострому, называются там наставицами. Поверхность снега, замерзаемая утренниками после больших оттепелей, называется: наст. В это время поселяне наши говорят: «пойдем по настам — иди по наставице».

В селениях Рязанской губернии этот день называется: полурепницы. В этот день они отбирают годные репы для семян, что составляют у них отдельную, неприкосновенную половину.


30 марта (12 апреля). Беды с домовым.

Многие из наших суеверных поселян, верующие в домовых, боятся в этот день и вечером ходить по двору. Они думают, что домовой в те поры бесится и не узнает своих домашних. С заходом солнца запирают весь домашний скот и птиц, а сами боятся уже подойти и к окну во всю ночь. Вот их рассказы об этом странном положении домового.

Домовой, как и всякая нечистая сила, сумеет сотворить беду православным людям, если против него не будут приняты предосторожности. Ровно целый год он, окаянный, живет смирно, радеет о хозяйском добре пуще заботливого мужика, бережет скот, холит лошадей, смотрит за огородом, не даст потешиться в саду пешему, не даст в обиду злой ведьме коров изуродовать. У доброго домового все в доме исправно, во всем спорина5, от всего прибыль, всем сытно. Вдруг встоскуется он, окаянный, невесть почему. В те поры он на всех злится, всех бы рад известь, готов сокрушить весь дом. Одного только за ним не водится: не наложит рук на себя. Зато уж всем домашним от него приходит жутко: лошадей забьет под ясли, у коров отобьет охоту от еды, перекусает со зла всех собак, раскидает по всему двору сани и телеги, хозяину подкатывается под ноги. И все это бывает 30 марта, с ранней утренней зари, до полуночи, как запоют петухи. Много ходит толков по миру крещеному о такой беде с домовым. Одни говорят, что у него в начале весны спадает старая шкура и от этой боли он бесится. Другие думают, что на него находит чума, вот хоть бы как на собак или на коров, и оттого он так проказит по всему двору. Третьи считают наверное, что в этот день бывает им расправа от нечистой силы за целый год. Хоть он и домовой, а все-таки набьют ему спину не хуже виноватого мужика. Ведь тут нечистая сила не дает пощады и своему брату: отваляет на обе корки по-своему. А иначе отчего бы и взбеситься домовому? Четвертые рассказывают за тайну, что хозяин когда-то поссорился с знахарем не шутя и что за такую обиду знахарь и удружил ему лихим домовым. Бывают же такие беды с мужиком: все ладит с знахарем, так вдруг и завеличается: «Я, дескать, и сам не хуже его сумею сделать». Известное дело, где мужику стоять против знахаря? Хоть бы он был и посадский человек: так разве достанет силы тягаться с знахарем? Пятые, люди дальние и посторонние, уверяют со всею правотою, что в этот день приходит домовому смертная охота жениться на ведьме. Известное дело на Руси, что нечистая сила весь свой век живет неженатая; да и где им, бездомовым, будет поселиться с своей семьей, когда шатаются где день, где ночь? Уж и по всему видно, что это неправда. Вот как думают и поговаривают мои земляки об этой беде с домовым; а вы, люди православные, потрудитесь сами добиться правды, если у вас есть охота заниматься с домовым.


Месяц апрель.

Слово: апрель, или априллий — не русское; оно зашло к нашим отцам из Византии. Коренные славянские названия сего месяца были другие. Наши предки назвали его: березозоль, малоруссы и поляки: кветень, цветень, чехи и словаки: дубень, сорабы: налетний, ячман, венды: чтерник (четвертый), мал-травен, кроаты: травен и джюджревчак (Юрьев день), иллирийцы: травяный. В старой русской жизни апрель считался вторым пролетним месяцем; а когда год стали считать с сентября, то он был восьмым. С 1700 года он приходится по счету уже четвертым.


Замечания старых людей в апреле месяце

Наши поселяне говорят: с апреля земля преет.— Ни в марте воды, ни в апреле травы.— Апрель всех напоит.— Дождались полой водицы, ай да батюшка апрель.— Апрель сипит да дует, бабам тепло сулит, а мужику что-то будет.— Играй, матушка Ока, пока апрель на дворе.— Не ломай печи, еще апрель на дворе.


1 апреля (14 апреля). Приметы.

В замосковских селениях замечают, что если на этот день разольется полая вода, то будет большая трава и ранний покос.

«Захотел ты в апреле кислых щей». Зимний запас капусты у наших поселян всегда оканчивается в марте. Апрельские щи у них называются пустыми. Почему они и говорят тогда: «Пришли на Марью пустые щи».


3 апреля (16 апреля). Приметы.— Угощение водяного.

Рыболовы на Оке замечают: если лед не пройдет в этот день, то рыбный лов будет самый худой.

Многие суеверные рыболовы приходят в полночь полакомить гостинцами водяного дедушку. Это угощение водяного происходит у них следующим порядком.

Покупают у цыган самую негодную лошадь, не торгуясь, ровно за три дни. В эти три дни они стараются откормить ее хлебом и конопляными жемыхами6. В последний вечер вымазывают у лошади голову медом с солью, в гриву вплетают множество красных лент, ноги спутывают веревками, на шею навязывают два старых жернова. Ровно в полночь отправляются к реке. Если еще лед не прошел, то связанную лошадь опускают в прорубь; если же река очистилась от льда, то сами, садясь на лодки, стараются утопить лошадь середь реки. В то время старший из рыболовов находится на берегу реки, прислушивается к воде и дает знак другим, когда можно утопить лошадь. Большое несчастье бывает для рыболовов, если водяной не желает угощения или он перешел на другую усадьбу. По их замечанию, водяной всю зиму лежит в воде и спит крепким сном. С 1-го апреля он просыпается голодным, сердитым. С досады и голода он ломает лед, замучивает мелкую рыбу до смерти, а большие сами убегают в другие реки. Когда же рыболовы задобрят его добрым гостинцем, лошадкою, то он смиряется, стережет рыбу, переманивает к себе больших рыб из других рек, спасает рыболовов от бури и потопления, не рвет неводов и бредней. Во время своего гнева и голода водяной три дня дожидается гостинца, и если рыболовы не поспеют с приносом, то он, по истреблении рыбы, удаляется в соседнюю усадьбу. Желание водяного получить гостинец узнается по сильному колыханию воды и глухому подземному стону. Когда наделят водяного гостинцем, то старший рыболов, выливая в реку масло, говорит: «вот тебе, дедушка, гостинцу на новоселье. Люби да жалуй нашу семью». Возвращаясь с этой тризны7, рыболовы с радостью проводят всю ночь в пьянстве.


5 апреля (18 апреля). Приметы.

По замечаниям поселян, в этот день начинают дуть теплые, весенние ветры. Тогда они говорят: «пришел Федул, теплый ветер подул». Или: «на Федула растворяй оконницу8».

С первым весенним ветром, говорят поселяне, прилетают сверчки и расселяются по огородам.


8 апреля (21 апреля). Приметы.

В селениях Тульской губернии есть старинная примета, что на этот день солнце встречается с месяцем. По их замечаниям, эти встречи бывают добрые и худые. Добрая встреча обозначается ясным солнцем и светлым днем. Из этого выводят они предположения о хорошем лете. Худая встреча обозначается туманным и пасмурным днем и остается худым предзнаменованием на все лето. По рассказам поселян, солнце и месяц с первого мороза расходятся в дальние стороны: один на восток, другой на запад, и с той поры не встречаются друг с другом до самой весны. Солнце не знает, не ведает, где живет месяц и что он делает; а месяц не более того знает о солнце. Когда же они весною повстречаются, то долго рассказывают о своем житье-бытье, где были, что видели, что поделывали. Часто случается, что месяц с солнцем на этой встрече доходят до ссоры; а это всегда оканчивается землетрясением. Наши поселяне в этой ссоре обвиняют более всего месяц, называя его гордым и задорным.


11 апреля (24 апреля). Водополы.

В замосковной стороне полагают, что с этого дня должны реки вскрываться и вода выходить из берегов. Из этого наблюдения они выводят свои замечания: вскрытие рек к этому дню обещает хороший урожай, благополучное лето. Позднее вскрытие — всегда обещает худое.


12 апреля (25 апреля). Приметы.

Наблюдательные поселяне говорят: на день св. Василия весна землю парит.— На день св. Василия выверни оглобли, закинь сани на поветь9.

Охотники утверждают, что на этот день медведь выходит из берлоги и прячется в кустах. Между тем об зайцах говорят: «заяц, заяц, выскочи из куста».


14 апреля (27 апреля). Приметы.

По приметам охотников, на этот день будто лисицы переселяются с старых гнезд на новые и что в первые три дня своего переселения они бывают слепы и глухи. Они пробуждаются из этого усыпления не иначе, как вороны начнут их клевать. Слепота лисиц, по рассказам поселян, происходит от куричьей слепоты.

На этот день старожилы из поселян замечают, что ворон купает своих детей и отпускает в отдел, на особное семейное житье.


15 апреля (28 апреля). Пчелы.

Пчельники на этот день осматривают пасеки и амшеники10. Когда бывает ранняя весна, то они вынимают ульи из амшеника. Наш народ сохранил поговорку, вероятно занесенную с юга: «на день св. Пуда вынимай пчел из-под спуда».


16 апреля (29 апреля). Рассадницы.

Поселяне Московской и Ярославской губерний на этот день сеют рассаду на особенных приготовленных насадах, или срубах. Между тем на севере этот посев, в Шенкурской, Вельской и Важской областях, совершают 5 мая.

По замечанию сибиряков, на этот день вскрывается Иртыш-река.


17 апреля (30 апреля). Пчелы.

Вынутых пчел из амшеника пчельники выставляют в пасеках; а набожные наши поселяне не принимаются за это дело, как по совершении молебствий святым Зосиме и Савватию.


Примечания

1 здесь и далее все даты приводятся по старому стилю (юлианскому календарю). В скобках указывается дата по новому стилю (григорианскому календарю).
2
призор — сглаз.
3
обаяние — колдовская сила.
4
пиголка (или пигалица) — небольшая луговая птица семейства ржанковых; чибис.
5
спорина — рост, прибыль.
6
жемыхи (или жмыхи) — остатки семян масличных растений после выжимания из них масла, избоина.
7
тризна — часть погребального обряда у древних славян до и после похорон (поминки).
8
оконница — оконная рама со стёклами.
9
поветь — навес в крестьянском дворе для хранения хозяйственного инвентаря; помещение под кровлей нежилой постройки.
10
амшеник — амбар с закромом для муки и другого хлебного запаса.

Рубрика: Древняя Русь, История, Народный календарь | Метки: , , , | Добавить комментарий

Русский народный календарь. Апрель

Апрель. Народный календарь, пословицы, поговорки, приметы, обычаи, традиции

Наступил четвёртый месяц 2014 года и второй месяц весны — апрель. Слово «апрель» пришло к нам из Древнего Рима. В древнерусском календаре этот месяц назывался совсем по-другому.


Имя месяца

русский народный календарь. Название месяцев

Русский народный календарь. Древнее и современное название месяцев.

Слово «апрель» пришло к нам из Древнего Рима. Второй месяц весны древние римляне посвящали Венере и называли Aprilis. Публий Овидий ут­верждал, что имя этого месяца восходит к латинскому глаголу aperire — «открывать, отворять», то есть апрель, по мнению знаменитого римского поэта,  — месяц «весеннего открыва­ния природы», когда на деревьях распускаются почки, давая жизнь листьям и цветам, а на земле появляются первые ростки.

Древнерусское название апреля — березень. Связано оно с обычаем заготавливать в эту пору соковицу — сладкий березовый сок, делая глубокие надрезы на стволе деревьев. Поэтому и называли апрель не только березень, но и березозол — злой для берез.

В русских говорах, а также в Болгарии и Сербии этот теплый ме­сяц величали «цветнем» — по началу цветения растений. Сходное с этим название «квитень» сохранилось за ним до сих пор на Украине и в Польше. За первые яркие весенние краски в Белоруссии он — «красавик», за первую зелень в Хорватии — «травань», в Чехии — «дубен».

За изменчивый характер апрель на Руси получил много народных прозвищ: «капризник» и «обманщик», «плут» и «лукавец». В апреле, куда ни посмотри, везде вода, а отсюда новые имена: «водолей», «водопад», «снегогон» и «месяц живой воды». Апрель-парильник землю парит, также он — «пролетень», потому что в это время перелетные птицы возвращаются из теплых краев на родину.


Силуэты месяца. Апрель-снегогон, водолей и моросей

Арельские ручьи землю будят — говорят в на­роде.

В этом месяце все первое: первые птицы, пер­вые проталины, первая зелень. Каждый день апреля дарит нам что-то новое. От снега до листа — таков он, апрель, в краю среднерусском. Белый покров зимы, рыжие пятна проталин, неж­ная зелень сборчатых листочков. Торопится весна, с каждым днем прибавляются в природе новые краски — зеленые, желтые, голубые. На смену мартовским снегопадам приходят мелкие затяжные дожди — моросей. Снег поч­ти стаял. Отходят жесткие утренники. Все чаще озаряет солнце синий небосвод. Дольше задерживаются в наших краях теплые, южные ветры.

За тридцать суток апреля день намного прибавится, и в конце месяца продолжительность его составит более 15 часов.

Апрель водою славен

Апрель издревле известен в народе и как «водолей», оттого, что куда ни кинь взгляд,— кругом вода. Проворные ручьи кло­кочут, поблескивают на солнце, сбегая в лощины и овраги. Сколько безудержной мощи, ярости, грохота! Укрепления зимы рассыпаются под ве­сенним напором. Апрель водою славен. Апрель открывает ключи к водам.

Ночами, на утренних зорях, в сумерках шу­мит над разливом перелет — свистит и хлопает крыльями, крякает, щебечет, звенит и гогочет, курлыкает и каркает птичьими голосами. Теряя голову, носятся многоцветные селезни. Цапли, чайки, чибисы, черныши, луни, дрозды, бекасы, скворцы, вороны — кого тут только нет! Для этих половодье — раздолье, радость, жизнь.

Для природы вода — тоже необходимость.

Недаром народом подмечено, что апрельская вода на пользу — она пригодится растениям еще до лет­ней суши, в майскую пору, когда с дождями заминка выходит.

Но это торжество стихии — беда для всех четве­роногих, даже для тех, кто живет рядом с водой. На что кабан — прекраснейший пловец, и то пани­кует перед всесильной природой. Лишь только лось легко и смело переплывает многокилометровые раз­ливы.

Все сметая на пути, идет вешняя вода. А у бере­гов, чуть осядет муть, поднимаются на поверхность зеленые листья первоцветов. Недаром народ говорит: «Была бы водица, а зелень народится».

Апрельский лес

Красив апрельский лес! Оживает береза. Все клетки ее переполнены живительным соком земли. Не доверяет пока белоствольная красавица мимолетным ласкам солнца — ждет устойчивого тепла, не распускает почек. От солнечных ожогов белая береста защитит ее. В зеле­ный же наряд одевается быстро, в одну ночь. Нежные листочки похожи на севших на ветки мотыльков.

Шумит солнечный апрель. В ростепель с поднебесья можно услышать голоса птиц, напоминающие звуки се­ребряных труб. Гуси-лебеди летят на север. Туда же тянутся косяки длинноногих журавлей. Ничто не может остановить перелетных птиц, любая стихия — не помеха. Они спешат на гнездовья.

В середине апреля из мест зимовки выходят ящерицы, ужи, гадюки. Греются на пнях, полянах и южных скло­нах, где солнце припекает больше. Под вечер в зарослях можно увидеть и колючего ежа, который обычно проти­рает глаза после зимнего сна. Когда стемнеет, в воздухе бесшумно, планирующим полетом, как тень, маячат ле­тучие мыши. Они питаются насекомыми, которые к это­му времени под вечер появляются в большом количестве. А в весенних водоемах уже устраивают «концерты» лягушки, выползают из укромных мест жабы — верные по­мощники садоводов.

В конце месяца можно услышать, как «отсчитывает годы» кукушка, увидеть быстрый полет ласточек, которые в средней полосе России появляются одними из послед­них.

А в небе словно кто подвесил колокольчик. Жур­чит, переливается, сверлит высь неба так, что сердце заходит от радости. А попробуй разыщи солиста! Мелькает за пределами видимости жаворонок, и над полями несется переливчато-раздольная песенка о го­лубом небе и ярком солнце.

Апрель. Только у него, единственного в семье братцев-месяцев, хранятся ключи к теплому сезону: как откроет — так и будет.


Апрель. Пословицы и поговорки

Февраль богат снегом, апрель — водой.
Ни холоднее марта, ни теплее мая не бывал.
Не ломай печи, еще апрель на дворе.
Где в апреле река, там в июле лужица.
Апрельские ручьи землю будят.
Апрель обманет, под май подведет. А месяц май, ай, ай,— и тепел, да холоден.
В апреле земля преет.
Ни в марте воды, ни в апреле травы.
Снег в апреле — внучек за дедушкой пришел.
В апреле земля преет.
Мокрый апрель — хорошая пашня.
Апрель — водолей.
Апрель — месяц живой воды.
Апрельский скворец — весны гонец.
Солнце, звени, снег гони.
Весна водой богата.
Апрель — птичий месяц.
Кулик невелик, а весну принес.
Одна ласточка весны не делает.
Весной часом отстанешь — неделей не догонишь.
Апрель с водой, май с травой.
Апрель-снегогон всех напоит.
Апрельский цветок ломает ледок.
Апрель водою славен, почками красен.
Февраль снегом насорит — апрель водой смоет.
С крыш сосульки — с елок чешуйки.
Как третья хвоя с елок падет, две недели и — ледоход.
Ярись, половодье, льдины ломай!
Днем вёдро, утром мороз — яри (яровые) бодро ринутся в рост.
Апрель сипит да дует, бабе тепло сулит; а му­жик глядит: что-то еще будет.

Рубрика: Древняя Русь, История, Народный календарь | Метки: , , , | Добавить комментарий

Обряд окликания весны

Заклички весны. Песни-веснянки

22 марта (9 марта по старому стилю) русские крестьяне праздновали вторую встречу весны. В этот день выпекали из теста булочки в виде жаворонков, скворцов и куликов, а также исполняли специальные обрядовые песни — веснянки.

Исаак Левитан. Картина «Март»

Исаак Ильич Левитан (1860—1900). Март (1895). Москва. Государственная Третьяковская галерея.

По астрономическому календарю весна начи­нается в день весеннего равноден­ствия (20 марта) и заканчивается в день лет­него солнцестояния (21 июня). В народном же календаре весна упоминается задолго до этого времени: на Сре­тенье (2/15 февраля), когда «зима с летом встретилась», и на Власьев день (11/24 февраля), когда «весна сшибает зиме рог».

У многих народов, в том числе древних и современных славян, существовал и поныне существует обычай встречать весну. В Древней Руси приход весны отмечали три раза: в день Евдокии Плющихи (1/14 марта), на Благовещенье (25 марта/7 апреля) и на Сороки (9/22 марта) — самый близкий к весеннему равноденствию день.

«При­летел кулик из заморья, принес весну из неволья», — говорили в народе. Считалось, что в этот день из тёплых стран, из-за далёких морей прилетают первые жаворонки, принося на крыльях весну. На Сороки сорок птиц прилетают, сорок пичуг на Русь пробираются.

С этим народным представлением связан обычай окликания весны и зазывания птиц. Для этого выпекали «жаворонки» — булочки из теста в виде жаворонков, скворцов и куликов. Крестьяне, взрослые и дети, выходили с ними на улицу, забирались на крыши, подбрасывали вверх, вешали на колья, нанизывали на вилы и поднимали ввысь. Данный обряд сопровождался исполнением специально предназначенных для этого песен — веснянок.

Веснянки — песни, которыми встречали — «гу­кали» — весну. По своим мелодическим характе­ристикам, по манере исполнения они близки к древним языческим заклинаниям, произносившимся при ритуальных действиях. Эти песни эмоциональны, жизнерадостны, несут в себе идею возрождения мира, обновления жизненных сил.


Веснянки. Примеры песен-веснянок

1. Благослови, Боже

Благослови, Боже,
Благослови, Христос,
Нам весну зачати,
А зиму проклясти!
Ой весна красна,
Тепло летечко!
Что нам вынесла?
— Короб житушка,
Два — пшеничушки,
Малым детушкам —
По яичишку,
Красным девушкам —
По перстенечку,
Молодым молодушкам —
По детёнышку,
Старым старушкам —
По рублевику.

2. Ох и дай, Боже, добрые годы!

Ох и дай, Боже, добрые годы!
Годы добрые, хлебородные.
Зароди, Боже, жито густое,
Жито густое, колосистое,
Колосистое, ядренистое,
Чтобы было с чего пиво варити,
Пиво варити, робят женити, —
Робят женити, девок отдавати!

3. Лето, лето

Лето, лето,
Поди сюда!
А ты, зима,
Ступай на моря!
Надоела нам,
Надоскучилася,
Э, рученьки
Приморозила,
Все суставчики
Перезнобила,
Метель глазки все
Повыхлестала,
Метель-вьюга
Все повымела.

Уж вы жавороночки,
Жавороночки,
Прилетите вы к нам,
Принесите вы нам
Лето теплое,
Весну красную!
Хоть под крылышком,
Под бутылышком!

А соха-борона,
Ступай на поля,
Вспаши, взборони
Хлебца новенького,
Хлебца новенького,
Посолёненького!

4. Кулики, кулики

Кулики, кулики,
Куликали,
Весну красную
Закликали:
«Весна красна,
На чем пришла?»

«На сохе, на бороне,
На кривой кочерге,
На жердочке,
На бороздочке,
На ржаном колоску,
На пшеничном пирожку».

Источники:
Мустаев Н. А. Народные приметы. Казань, 1987.
Рыбаков Б. В. Народный календарь. Свердловск, 1980.
Шангина И. И. русские традиционные праздники. Санкт-Петербург, 1997.

Рубрика: Древняя Русь, История, Народная песня, Народный календарь, Русская музыка, Русская песня | Метки: , , , , , | Добавить комментарий

175 лет со дня рождения Мусоргского

Мусоргский и национальная русская болезнь

21 марта исполняется 175 лет со дня рождения великого русского композитора Модеста Петровича Мусоргского (1839—1881).

Илья Репин. Портрет композитора Мусоргского

Илья Ефимович Репин (1844—1930). Портрет композитора М. П. Мусоргского. Москва, Государственная Третьяковская галерея (1881).

Мусоргскому было суждено прожить совсем недолгую жизнь — 42 года (скончался композитор спустя ровно неделю после дня своего рождения — 28 марта). Причиной смерти стала болезнь, которой страдали многие деятели русской культуры, и которая свела в могилу не одно дарование, — пристрастие к зелёному змею. Но вот что интересно. Говоря о Мусоргском, многие, образованные и даже обладающие художественным вкусом, люди очень часто упоминают данный биографический факт, оставляя в стороне вопросы творчества как второстепенные: мол, вытащат Модеста Петровича из какой-нибудь канавы, отмоют, накормят и посадят сочинять божественную музыку. Одним словом, талантливый забулдыга.

Как представляется, такая точка зрения мало соответствует действительности. Ещё менее соотносится она с масштабом личности и композиторского таланта Мусоргского. Впрочем, чтобы не плодить бессмысленной болтовни и домыслов, можно обратиться к авторитетному свидетельству  — воспоминаниям Н. А. Римского-Корсакова.


Н. А. Римский-Корсаков. Из воспоминаний о Мусоргском

<…> со времени постановки «Бориса» Мусоргский стал появляться между нами несколько реже прежнего, и в нем заметна стала некоторая перемена: явилась какая-то таинственность и, пожалуй, даже надменность. Самолюбие его разрослось в сильной степени, и темный и запутанный способ выражаться, который и прежде ему был до некоторой степени присущ, усилился до величайших размеров. Часто невозможно было понять его рассказов, рассуждений и выходок, претендовавших на остроумие. К этому времени относится начало его засиживания в «Малом Ярославце» и других ресторанах до раннего утра над коньяком в одиночку или в компании вновь приобретенных знакомых и приятелей, нам в то время неизвестных. Обедая у нас и у других общих знакомых, Мусоргский обыкновенно почти совсем отказывался от вина, но вечером, попозже, его уже тянуло в «Малый Ярославец». Впоследствии один из его тогдашних компаньонов, некто Вердеревский, знакомый мне по Тервайоки, рассказывал однажды, что на языке компании, в которой пребывал в то время Мусоргский, существовало специальное выражение «проконьячиться», что и осуществлялось ими на практике. Со времени постановки «Бориса» началось постепенное падение его высокоталантливого автора. Проблески сильного творчества еще долго продолжались, но умственная логика затемнялась медленно и постепенно. Выйдя в отставку и сделавшись композитором по ремеслу Мусоргский, стал писать медленнее, отрывочно, теряя связь между отдельными моментами и разбрасываясь при этом в стороны.

<…>

Что было причиной нравственного и умственного падения Мусоргского? Сначала успех «Бориса Годунова», а после — его неуспех, так как оперу сначала посократили, выкинув превосходную сцену под Кромами, а года через 2, бог знает почему, перестали давать, хотя успехом она пользовалась постоянным и исполнение ее Петровым, а по смерти его Ф. И. Стравинским, Платоновой, Коммиссаржевским и другими было прекрасное. Ходили слухи, что опера не нравилась царской фамилии; болтали, что сюжет ее неприятен цензуре, что мало вероятно по нынешним временам. В результате оказалось, что оперу, шедшую 2—3 года на сцене и имевшую успех, с репертуара сняли. А между тем, авторское честолюбие и гордость разрастались; поклонение людей, стоявших несравненно ниже автора, но составлявших приятельскую собутыльническую компанию, все-таки нравилось. С одной стороны, восхищение В. Стасова пред яркими вспышками творчества и импровизаций Мусоргского поднимали его самомнение. С другой стороны, поклонение приятелей-собутыльников и других, восхищавшихся его исполнительским талантом и не отличавших действительный проблеск от удачно выкинутой шутки, раздражали его тщеславие. Буфетчик трактира знал чуть не наизусть его «Бориса» и «Хованщину» и почитал его талант, в театре же ему изменили, не переставая быть любезными для виду, а Русское музыкальное общество его не признавало. Прежние товарищи: Бородин, Кюи и я, любя его по-прежнему и восхищаясь тем, что хорошо, ко многому отнеслись, однако, критически. Печать с Ларошем, Ростиславом и другими бранила его. Вот при таком-то положении вещей страсть к коньяку и заполуночным сидениям в трактире развивалась у него все более и более. Для новых его приятелей «проконьячиться» было нипочем, его же нервной до болезненности натуре это было сущим ядом.

Источник: Римский-Корсаков Н. А. Летопись моей музыкальной жизни. М., 1980. С. 112—114.

Рубрика: История, Русская музыка | Метки: , , , , , , | Добавить комментарий

430 лет со дня смерти Ивана Грозного

Как выглядел Иван Грозный

18 марта исполняется 430 лет со дня смерти первого русского царя и предпоследнего правителя династии Рюриковичей — Ивана Васильевича Грозного (1530—1584).

портрет царя Ивана Грозного

Первый русский царь Иван Васильевич Грозный (1530—1584). Скульптурный портрет работы М. М. Герасимова (1963)

Об эпохе и личности Ивана Грозного написано очень много. Причём не только серьёзных исторических, научно-популярных и публицистических, но и художественных произведений. Поэтому сегодня любой человек, которого интересует личность Ивана IV, может составить его психологический портрет. А в 60-е годы прошлого века появилась возможность представить себе и внешность московского царя. Дело в том, что в 1963 году в связи с реставрационными работами в Архангельском соборе Московского Кремля была вскрыта гробница Ивана Грозного. После чего известным советским археологом, антропологом и скульптором, автором уникальной методики восстановления внешнего облика человека на основе скелетных остатков, М. М. Герасимовым (1907—1970) был создан скульптурный портрет царя Ивана.

Однако закономерно встаёт вопрос: можно ли доверять такой реконструкции? Ответ на него дал известный советский историк, доктор исторических наук, специалист по истории России XV—XVI веков — Владимир Борисович Кобрин (1930—1990) в своей книге «Иван Грозный» (М., 1989).


История одного бюста

Двадцать пять лет тому назад, в 1964 году, в обычной московской квартире я пил чай в обществе… Ивана Грозного. Я встретил царя у Михаила Михайловича Герасимова, археолога, антрополога и скульптора, разработавшего методику восстановления черт лица по черепу. Во время чаепития моим визави оказался царь Иван, вернее его бюст, но до того живой и достоверный, что казалось, царь сидит с нами за столом.

Бюст Ивана IV — один из многих документальных портретов, созданных профессором Герасимовым. Их точность неоспорима — в свое время была устроена не одна проверка: Герасимову давали черепа современных людей, фотографии которых сохранялись в тайне от ученого, а потом изображения сличали. За помощью к Михаилу Михайловичу обращалось даже такое серьезное учреждение, как уголовный розыск. Среди людей, внешний облик которых благодаря Герасимову нам известен с достоверностью, хотя они и умерли задолго до изобретения фотографии, — Ярослав Мудрый и Тимур, Андрей Боголюбский и Фридрих Шиллер, великий таджикский поэт IX—Х веков Рудаки и адмирал Ушаков…

И вот — царь Иван. В 1963 году в связи с реставрационными работами в Архангельском соборе Московского Кремля были вскрыты четыре гробницы: Ивана Грозного, двух его сыновей (царевича Ивана Ивановича и царя Федора Ивановича) и полководца начала XVII века князя Михаила Васильевича Скопина‑Шуйского. Сохранились только черепа Ивана IV и царя Федора, да и то не слишком хорошо: их разрушили почвенные воды, насыщенные кальцием из камня саркофагов. Ниже речь пойдет лишь об останках Грозного.

Перед самой кончиной по обычаю времени умирающий царь Иван был пострижен в схиму — высшую степень монашества. В облачении схимника он и был похоронен.

В каменном гробу лежал скелет крупного мужчины ростом около 179—180 сантиметров. Как выяснилось при исследовании, он в последние годы жизни располнел, вес его должен был составлять не менее 85—90 килограммов. Возле головы покойного стоял изящный кубок из синевато‑голубоватого венецианского стекла: в него при погребении было положено миро — душистая маслянистая смесь, освященная в церкви.

Удивило членов комиссии положение правой руки царя: она была согнута в локте и поднята прямо вверх, прижата к ключице. Точно в таком же положении находилась правая рука Скопина‑Шуйского. В чем дело? М.М. Герасимов предположил, что «это какой‑то особый обряд, до сих пор нам неведомый». Однако В. А. Кучкин тщательно проанализировал все данные о русском средневековом погребальном обряде и установил, что в Древней Руси руки покойников всегда складывали на груди и только крестообразно. Отсюда он сделал вывод, что руки царя Ивана и Скопина‑Шуйского сдвинулись уже после погребения из‑за небольшого наклона саркофагов. Но Герасимов предвидел эту гипотезу и, заранее возражая, писал: «Время тут не могло оказать своего влияния: погребенные были плотно спеленуты покровом и поверх повязаны жгутом». Итак, за четверть века разгадка так и не найдена.

На позвоночнике царя были обнаружены многочисленные остеофиты  — соляные отложения. М. М. Герасимов, обследовавший много скелетов, отмечал, что не видел таких остеофитов и у самых глубоких стариков.

Естественно, возник вопрос о причинах смерти царя, учитывая слухи о его насильственной смерти. Герасимов решительно отверг версию об удушении: ведь у царя хорошо сохранились хрящи гортани. Но ведь это как будто не противоречит удушению подушкой? Версия же об отравлении исследованием скелета не подтверждена, но и не опровергнута. Количество мышьяка в костях всех четырех погребенных было примерно одинаково и не превышало, по словам М. М. Герасимова, «естественного содержания его в человеческом организме». Однако иначе обстояло дело со ртутью. В костях Ивана IV и царевича Ивана Ивановича ее количество было значительно выше нормы. Отравление? Не будем торопиться. Содержащие ртуть лекарственные препараты были широко распространены. Применялись они, в частности, и для лечения венерических болезней. Царь Иван был развратником, а некоторые сообщения иностранцев дают основания заподозрить, что грозный государь нуждался в таком лечении.

Опытный антрополог, М. М. Герасимов дал и четкую антропологическую характеристику расового облика царя: «По своему антропологическому типу он ближе всего к динарскому, то есть типу очень характерному для западных славян. Однако в его черепе есть черты, как‑то: очень высокие округлые орбиты, резко выступающий тонкий нос. Эти черты больше соответствуют средиземноморскому типу».

Динарский тип царь Иван должен был унаследовать от мaтepи: среди ее предков по мужской линии были и поляки и белорусы. Мать же ее Анна была сербкой, а динарский тип также характерен для южных славян. Средиземноморский тип Иван IV унаследовал, должно быть, от другой бабки — византийской принцессы Софьи (Зои) Палеолог, второй жены Ивана III.

Существовало подозрение, что Иван IV не был сыном Василия III. Основания для него вроде имелись: хотя с первой женой Василий III развелся из‑за бесплодия, у второй жены первенец родился лишь через четыре года. А после смерти мужа Елена Глинская была, по слухам, в интимных отношениях с князем Овчиной‑Телепневым‑Оболенским. Не начались ли эти отношения раньше? Не был ли отцом царя князь Оболенский? Антропологическая характеристика черепа опровергает эти слухи и подтверждает законность происхождения грозного царя: в его облике проявились гены бабки‑гречанки. Да и на портрете Василия III ясно виден тот же «нос протягновен»,  что и у его сына.

Впрочем, смешанность этносов у царя Ивана была еще большей. Вспомним, что его прапрадед Василий I был женат на дочери великого князя литовского Витовта, его дальний предок Владимир Мономах был внуком византийского императора и правнуком шведского короля… Такая генетическая мешанина — не исключение; она была характерна для любого европейского монарха: ведь большинство браков были династическими.

Документальность портрета, восстановленного по черепу, естественно, ограничивается чертами лица. Волосы, борода, усы, одежда — все это уже приходилось домысливать на основании прижизненных изображений вроде копенгагенского портрета (древнерусский портрет царя, хранящийся в Копенгагене и воспроизведенный на обложке этой книги) и письменных источников.

Сначала Герасимов вылепил лицо Грозного без волосяного покрова. Сам автор реконструкции справедливо писал, что на этом этапе работы лицо было «как бы обнажено, и в нем ничего не скрыто; спокойная брезгливость плотно сжатого рта, мрачная настороженность глаз». «Губы сжаты как бы в напряженной брезгливой гримасе», — отмечает Герасимов в другой статье. И подчеркивает: «Эта форма рта воспроизведена не с расчетом усиления какого‑то эмоционального выражения в лице Грозного, а в строгом подчинении индивидуальным признакам черепа». Для воспроизведения волос автор бюста воспользовался «копенгагенской парсуной». Думается, справедливо, ибо достоверность деталей этого портрета не вызывает сомнений. Так, вряд ли художник XVI века рискнул бы придумать царю обширную лысину.

По окончании работы кости всех погребенных аккуратно, в анатомическом порядке были помещены в саркофаги. В гробницу царя Ивана вложили также запечатанную капсулу с выполненным на пергамене подробным протоколом вскрытия и изучения гробниц с подписями всех членов комиссии.

Такова краткая история документального портрета царя Ивана. Благодаря М. М. Герасимову сегодня мы можем с фотографической точностью представить себе внешний облик грозного властелина России.

Рубрика: Древняя Русь, История | Метки: | Добавить комментарий

170 лет со дня рождения Н. А. Римского-Корсакова

Николай Андреевич Римский-Корсаков. Краткая биография

18 марта исполняется 170 лет со дня рождения Николая Андреевича Римского-Корсакова (1844—1908) — русского композитора, педагога, дирижёра, музыкального критика и общественного деятеля.

русский композитор Римский-Корсаков

Русский композитор Николай Андреевич Римский-Корсаков (1844—1908). Фотография 1897 года.

Для всех тех, кому русская музыка не пустая забава, не праздное препровождение времени, а один из самых важных, художественных интересов жизни, 19 декабря нынешнего года будет не про­стой день буден, а день праздника и торжества. 25 лет тому назад, в этот самый день, впервые вы­ступил пред русскою публикою с первым своим произведением один из значительнейших представите­лей новой русской музыкальной школы. 19 декабря 1865 года в зале петербургской городской думы, под управлением М. А. Балакирева, дан был концерт Бесплатной музыкальной школы, где первым нуме­ром шла, в первый раз, симфония молодого 22-летнего морского офицера. Этот юноша, до тех пор никому из публики неведомый, сразу глубоко понравился лучшей, интеллигентнейшей доле публи­ки, сразу сделался ее надеждою. Года через два он уж вырос в настоящего мастера и мгновенно стал любимцем той же части русской публики. Прошла с тех пар целая четверть века, и в течение этого вре­мени тот юноша мало того, что рос все более и бо­лее, мало того, что, никогда не переставая, сам шел все в гору, но еще в качестве преподавателя и руководителя стал во главе новой русской талантли­вой молодежи и повел ее с собою вперед, на новые развития и на новые вершины. Ни его талант, ни его энергия, ни беспредельное доброжелательство к ученикам и товарищам, ни великое влияние на рус­скую музыкальную школу никогда не слабели. Слав­ная жизнь и глубоко национальная деятельность такого человека должны составлять нашу гордость и радость. Мы должны торжественно праздновать 25-летие такой жизни. Но на тех, кто был ее сви­детелем, лежит также обязанность рассказать ее хотя в немногих строках тем, кто ее еще не знает.

Так определил место Римского-Корсакова в общественно-музыкальной жизни России известный художественный критик Владимир Васильевич Стасов (1824—1906) на страницах своей монографии «Николай Андреевич Римский-Корсаков», написанной в связи с 25-летием творческой деятельности композитора. Свою работу Стасов заканчивает словами:

Кончая свой очерк, я спрошу: много ли можно указать во всей истории музыки таких высоких натур, таких великих художников и таких необы­чайных людей, как Римский-Корсаков?

Действительно, трудно переоценить значение Римского-Корсакова для русской музыки. Его творческое наследие включает в себя большое количество инструментальных и вокальных произведений, 3 симфонии и 15 опер, многие из которых стали настоящим событием не только в русской, но и в европейской музыкальной жизни того времени.

В день юбилея композитора нелишним будет вспомнить и его биографию. Вот одна из её версий из статьи о жизни и творчестве Н. А. Римского-Корсакова советской «Музыкальной энциклопедии» (1973—1982).


Начало творческой деятельности

Русский композитор, педагог, дирижёр и музыкально-общественный деятель Николай Андреевич Римский-Корсаков [6 (18) III 1844, Тихвин — 8 (21) VI 1908, усадьба Любенск, близ Луги, ныне Псковской области] родился 18 марта (6 марта по старому стилю) в старинной дворянской семье в городе Тихвин. Первоначальное общее и музыкальное образование получил дома. В 1856 поступил в петербургский Морской корпус, по окончании которого участвовал в 3-годичном плавании на клипере «Алмаз» (посетил Северную и Южную Америку, ряд стран Западной Европы). В 1859—60 брал уроки у пианиста Ф. А. Канилле, который руководил также первыми опытами Римского-Корсакова в области композиции. В 1861 познакомился с М. А. Балакиревым, В. В. Стасовым, M. П. Мусоргским, Ц. А. Кюи, позднее — с А. П. Бородиным, стал членом Балакиревского кружка («Могучей кучки»), под воздействием которого сформировались его эстетические взгляды, определились национальная основа и направленность творчества, круг тем, образов и жанров. Под руководством и непосредственным влиянием Балакирева создавались 1-я симфония es-moll (1861—1865), «Увертюра на темы трёх русских песен» (1866), «Сербская фантазия» (1867), некоторые ранние романсы. Творческую индивидуальность Римского-Корсакова выявляют прежде всего программные произведения этих лет — симфоническая музыкальная картина «Садко» (1867) и 2-я симфония «Антар» (1868). Ранний период творчества завершает опера «Псковитянка» (1868—72).


70-е годы XIX века

В 70-е гг. музыкальная деятельность Римского-Корсакова значительно расширилась. Он стал профессором Петербургской консерватории (1871, классы практического сочинения, инструментовки, оркестровый), инспектором Музыкантских хоров (духовых оркестров) Морского ведомства (1873—84), директором Бесплатной музыкальной школы (1874—81), дирижёром симфонических концертов (с 1874) и позднее — оперных спектаклей, участвовал (совместно с Балакиревым и А. К. Лядовым) в подготовке к изданию оперных партитур М. И. Глинки. В середине 70-х гг. интенсивно работал над совершенствованием своей композиторской техники, углублённо изучал гармонию и контрапункт, творения мастеров прошлого. Сочинения этих лет отмечены технической изобретательностью, но в то же время некоторой скованностью творческой фантазии и вдохновения (3-я симфония, 1873; фуги для фортепиано; струнный квартет F-dur, 1875; хоры a cappella и др.).

Новый подъём творчества связан с обращением Римского-Корсакова к народной песне. Он составил сборники «100 русских народных песен» (1875—76), «40 песен» (гармонизовал песни, собранные Т. И. Филипповым, 1875—82). Увлечение фольклором, древнеславянскими мифологическими представлениями, поэзией языческого поклонения солнцу, красотой народных обрядов и картин патриархального быта нашло отражение в опере «Майская ночь» (1878—79) и особенно в «весенней сказке» «Снегурочка» (1880—81) — одном из наиболее поэтичных и вдохновенных сочинений композитора.


80-е годы XIX века

В 80-е гг. Римский-Корсаков возглавил Беляевский кружок, активно участвовал в издательском деле М. П. Беляева и в организованных им «Русских симфонических концертах». Одновременно он был помощником управляющего Придворной певческой капеллой (1883—94), вёл большую работу по редактированию, подготовке к изданию и исполнению произведений своих умерших товарищей — членов «Могучей кучки».

Творчество Римского-Корсакова 80-х гг. связано главным образом с симфоническими жанрами. В эти годы созданы «Сказка» для оркестра (1879—80), ряд сочинений на подлинные русские народные темы, в том числе концерт для фортепиано с оркестром (1882—83), симфониетта (1884—85), фантазия для скрипки с оркестром (1886), а также вершинные творения Римского-Корсакова в области симфонической музыки — «Испанское каприччио» (1887) и «Шехеразада» (1888). Поисками новых оркестровых красок и звучаний отмечена «волшебная опера-балет» «Млада» (1889—90), в которой близкие творчеству Римского-Корсакова ритуально-обрядовые элементы, широко развитые народные сцены и фантастические эпизоды соединяются с обилием внешне декоративных эффектов, рассчитанных на феерически пышную постановку.


90-е годы XIX века

В начале 90-х гг. в творческой деятельности Римского-Корсакова наступил перерыв, вызванный, с одной стороны, тяжёлыми переживаниями (смерть матери и двух детей), с другой — стремлением осмыслить новые тенденции в искусстве конца XIX в. и наметить дальнейшие пути своего творчества. Римский-Корсаков погрузился в изучение философии, задумал собственное музыкально-эстетическое исследование, написал ряд статей, пересмотрел и отредактировал некоторые из своих ранних сочинений. С середины 90-х гг. вновь начался интенсивный подъём творчества. Ведущим жанром этого периода становится опера. Римским-Корсаковым были созданы «быль-колядка» «Ночь перед Рождеством» (1894—95), эпическая «опера-былина» «Садко» (1893—96), камерная опера «Моцарт и Сальери» (посвящённая памяти А. С. Даргомыжского, 1897), одноактная опера «Боярыня Вера Шелога» (музыкально-драматический пролог к «Псковитянке», 1898), драма на историко-бытовой сюжет «Царская невеста» (1898).

Начиная с «Моцарта и Сальери» внимание Римского-Корсакова сосредоточивается главным образом на проблемах внутреннего мира человека, на лирико-психологических и драматических образах. В поисках новой вокально-мелодической выразительности он создал свыше 40 романсов (1897—98), в том числе вокальные циклы «Весной», «Поэту», «У моря». В тот же период написаны 3 кантаты — «Свитезянка» (на текст баллады А. Мицкевича, 1897), «Песнь о вещем Олеге» (на текст А. С. Пушкина, 1899) и позднее — прелюдия-кантата «Из Гомера» (фрагмент неосуществлённой оперы «Навзикая», 1901).


Начало 1900-х годов XX века

В начале 1900-х гг. творчество Римского-Корсакова, соприкасаясь с художественными направлениями, выдвинувшимися в русском искусстве конца XIX — начала XX вв., обогатилось новыми чертами. Характерное для этих направлений тяготение к эстетике чистого созерцания, к любованию красотой и отточенным совершенством формы оказалось во многом близким композитору. Новые тенденции отчётливо проявились в опере «Сказка о царе Салтане» (1899—1900), «осенней сказочке» «Кащей бессмертный» (1901—1902), в которых сказочная тематика приобретает условную, символистско-аллегорическую трактовку. Стремясь освоить новые для себя темы и сюжеты, Римский-Корсаков в те же годы создаёт оперы «Сервилия» (на сюжет из истории Древнего Рима, 1900—1901) и «Пан воевода» (из польской жизни, посвящённую памяти Ф. Шопена, 1901—1903). Крупнейшей работой Римского-Корсакова в этот период явилась опера «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» (1902—1904).

Во время Революции 1905—1907 Римский-Корсаков, преподававший в Петербургской консерватории, выступил с активной поддержкой требований бастующих студентов и открыто осудил действия реакционной администрации. В ответ дирекция РМО приняла решение об увольнении Римского-Корсакова из консерватории, вызвавшее волну возмущения и протеста по всей стране. Лишь после предоставления консерватории частичной автономии и смены руководства (директором стал А. К. Глазунов) Римский-Корсаков смог вернуться в консерваторию. Творческим откликом композитора на революционные события было создание в 1905 симфонической обработки песни «Дубинушка», а также замысел оперы-песни «Стенька Разин» (не осуществлён). Творческий путь Римского-Корсакова завершает опера «Золотой петушок» («небылица в лицах», 1906—1907), в которой дана острая, беспощадная сатира на царское самодержавие, лишь слегка завуалированная формой условной оперы-сказки и приёмами старинного театра масок.

Рубрика: Искусство, Русская музыка, Театр | Метки: , , , | Добавить комментарий