60 лет со дня смерти Сталина

Сталин в оценке творческой интеллигенции

советский государственный и партийный деятель Иосиф Виссарионович Сталин

Советский государственный и партийный деятель Иосиф Виссарионович Сталин (1879—1953) в своём кабинете

Сегодня исполняется 60 лет со дня ухода в мир иной Иосифа Виссарионовича Сталина (1879—1953), советского государственного и партийного деятеля, фактического руководителя Советского Союза с конца 1920-х годов до момента смерти в 1953 году, отношение к которому как среди интеллигенции, так и среди простого народа, мягко говоря, неоднозначное. Для одних это — злодей, тиран и убийца, для других — великий реформатор и государственник типа Петра Первого, для третьих — последний русский царь и даже святой.

Да, да, именно святой. И в прямом, и в переносном смысле. О святости Сталина говорят не только некоторые православные священники (подробнее здесь), но и люди, которые в силу своих жизненных обстоятельств, как некоторым кажется, не могли и не должны были говорить о Сталине ничего хорошего. Вспомним в этой связи Маршала Советского Союза Константина Рокоссовского (1896—1968), исключённого в 1937 году из ВКП(б) «за потерю классовой бдительности», уволенного из РККА «по служебному несоответствию» и проведшего три года (с 1937 по 1940) во Внутренней тюрьме НКВД в Ленинграде под следствием по обвинению в связях с польской и японской разведками.

Так вот, по версии главного маршала авиации Александра Голованова, в 1962 году в ответ на предложение Н.С. Хрущёва написать статью о Сталине «почерней и погуще» Рокоссовский произнёс следующие слова: «Никита Сергеевич, товарищ Сталин для меня святой!»

Споры вокруг имени Сталина не утихают до сих пор, и что самое интересное, любая свободная от истерических эмоций точка зрения имеет какую-либо аргументацию и, следовательно, право на существование.

Не осталась в стороне от этих споров и творческая интеллигенция, мнения которой по поводу личности Сталина и его роли в истории России также резко поляризованы.

Приведём некоторые примеры.


Михаил Исаковский и Юз Алешковский

советский поэт Михаил Васильевич Исаковский

Известный советский поэт и классик советской песни Михаил Васильевич Исаковский (1900—1973)

Советский поэт и классик советской песни Михаил Васильевич Исаковский (1900—1973) посвятил Сталину немало своих стихотворений. Вспомним хотя бы такие произведения как «Песню о Сталине» («Шумят плодородные степи, Текут многоводные реки») на музыку Даниила и Дмитрия Покрасс, «Величальную И. В. Сталину» («А кому ж мы песню, Друзья, посвящаем?»), на музыку Владимира Захарова, «Два сокола» («На дубу зелёном Да над тем простором»), свои музыкальные версии которого представили аж три советских композитора: Владимир Захаров, Константин Массалитинов и  Любовь Штрейхер. Но, наверное, самым неоднозначным произведением Исаковского, посвящённым Сталину является стихотворение «Слово к товарищу Сталину», которое было написано после окончания Великой Отечественной войны в 1945 году. В отличие от казённых песен, прославлявших Отца всех народов, стихотворение написано под влиянием искреннего чувства и, на мой взгляд, вполне отвечает на вопрос, почему Иосиф Виссарионович пользовался да и до сих пор продолжает пользоваться такой популярностью в народе. Потому что народ в него ВЕРИТ: «Мы так Вам верили, товарищ Сталин, Как, может быть, не верили себе»; т.е. испытывает к нему религиозное чувство, на что, кстати говоря, указывает и последняя строфа стихотворения, точнее, строка «За то, что Вы повсюду с нами вместе», которую можно вполне соотнести со словами Иисуса Христа: «Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Матфея 18: 20).

Михаил Исаковский. Слово к товарищу Сталину

Оно пришло, не ожидая зова,
Пришло само — и не сдержать его…
Позвольте ж мне сказать Вам это слово,
Простое слово сердца моего.

Тот день настал. Исполнилися сроки.
Земля опять покой свой обрела.
Спасибо ж Вам за подвиг Ваш высокий,
За Ваши многотрудные дела.

Спасибо Вам, что в годы испытаний
Вы помогли нам устоять в борьбе.
Мы так Вам верили, товарищ Сталин,
Как, может быть, не верили себе.

Вы были нам оплотом и порукой,
Что от расплаты не уйти врагам.
Позвольте ж мне пожать Вам крепко руку,
Земным поклоном поклониться Вам

За Вашу верность матери-отчизне,
За Вашу мудрость и за Вашу честь,
За чистоту и правду Вашей жизни,
За то, что Вы — такой, какой Вы есть.

Спасибо Вам, что в дни великих бедствий
О всех о нас Вы думали в Кремле,
За то, что Вы повсюду с нами вместе,
За то, что Вы живете на земле.

Источник: М. Исаковский. Сочинения. Т. II. М., 1956. С. 109

известный литератор Юз Алешковский

Известный литератор Юз Алешковский (р. 1929). Фотография на советский паспорт

Иосиф Ефимович Алешковский, известный как писатель, поэт и бард Юз Алешковский (р. 1929), не отличается особой терпимостью ни по отношению к советскому строю, ни, тем более, по отношению к его апологетам. Скорее, наоборот. Произведения Алешковского, пронизанные характерной иронией и сарказмом, высмеивают различные пороки советской действительности. И, конечно же, таким образом настроенный литератор не мог пройти мимо личности главного создателя советской системы.

Песня Юза Алешковского «Товарищ Сталин, Вы — большой учёный» периода хрущёвской оттепели диаметрально противоположна по оценке личности Сталина стихотворению Исаковского. Но стоит обратить внимание на тот факт, что Алешковский берёт это стихотворение в качестве отправной точки для своего иронико-трагического послания генсеку, т.е. по сути дела «Песня о Сталине» является литературной пародий. На это указывает очень многое: идентичный размер и рифмовка, использование собирательного «мы», иронические, в отличие от слов Исаковского, слова благодарности лирического героя своему адресату, а также многочисленные цитаты и аллюзии не только на «Слово к товарищу Сталину», но и на многие афоризмы, связанные с русской революцией и революционным движением.

Например, у Исаковского:

Мы так Вам верили, товарищ Сталин,
Как, может быть, не верили себе.

Спасибо ж Вам за подвиг Ваш высокий,
За Ваши многотрудные дела.

Спасибо Вам, что в дни великих бедствий
О всех о нас Вы думали в Кремле

У Алешковского:

Мы верили Вам так, товарищ Сталин,
Как, может быть, не верили себе.

Вам тяжелей, Вы обо всех на свете
Заботитесь в ночной тоскливый час,
Шагаете в кремлевском кабинете,
Дымите трубкой, не смыкая глаз.

«Я это все, конечно, понимаю, как обостренье классовой борьбы» — аллюзия на утверждение Сталина о том, что по мере продвижения вперёд по пути к социализму сопротивление капиталистических элементов будет возрастать, и классовая борьба будет обостряться.

«Вы здесь из искры разводили пламя, Спасибо Вам, я греюсь у костра» — аллюзия на строки из стихотворения «Струн вещих пламенные звуки» (другое название — «Ответ декабристов», 1828; опубликовано в 1857) ссыльного поэта-декабриста Александра Ивановича Одоевского (1802—1839), написанного в ответ на пушкинское стихотворение «Не пропадет ваш скорбный труд…» (или «Послание декабристам», 1826):

Наш скорбный труд не пропадет:
Из искры возгорится пламя,
И просвещенный наш народ
Сберется под святое знамя!

Строка «Из искры возгорится пламя» стала эпиграфом ленинской подпольной газеты «Искра», которая печаталась в 1900—1903 годах за границей.

«Мы рубим лес по-сталински, а щепки, А щепки во все стороны летят!» — аллюзия на любимую поговорку Сталина «Лес рубят — щепки летят».

О генетической связи «Песни о товарище Сталине» со стихотворением Исаковского также свидетельствует не исполняемая Алешковским и, по всей видимости, присочинённая неизвестными соавторами строфа:

Для Вас открыт в Москве музей подарков,
И Исаковский пишет песни Вам.
А у костра читает нам Петрарку
Фартовый парень Ося Мандельштам.

Юз Алешковский. Песня о товарище Сталине («Товарищ Сталин, Вы — большой учёный»). Текст

Товарищ Сталин — Вы большой ученый,
В языкознанье знаете вы толк,
А я простой советский заключенный
И мне товарищ — серый брянский волк.

За что сижу, воистину, не знаю,
Но прокуроры, видимо, правы.
Сижу я нынче в Туруханском крае,
Где при царе сидели в ссылке Вы.

В чужих грехах мы сходу сознавались,
Этапом шли навстречу злой судьбе.
Мы верили вам так, товарищ Сталин,
Как, может быть, не верили себе.

И вот сижу я в Туруханском крае,
Где конвоиры, словно псы, грубы,
Я это все, конечно, понимаю
Как обостренье классовой борьбы.

То дождь, то снег, то мошкара над нами,
А мы в тайге с утра и до утра.
Вы здесь из искры разводили пламя,
Спасибо Вам, я греюсь у костра.

Вам тяжелей, Вы обо всех на свете
Заботитесь в ночной тоскливый час,
Шагаете в кремлевском кабинете,
Дымите трубкой, не смыкая глаз.

И мы нелегкий крест несем задаром,
Морозом дымным и в тоске дождей.
Мы, как деревья, валимся на нары,
Не ведая бессонницы вождей

Вы снитесь нам , когда в партийной кепке
И в кителе идёте на парад…
Мы рубим лес по-сталински, а щепки,
А щепки во все стороны летят!

Вчера мы хоронили двух марксистов,
Тела одели ярким кумачом.
Один из них был правым уклонистом,
Другой, как оказалось, ни при чем.

Он перед тем как навсегда скончаться
Вам завещал последние слова.
Велел в евоном деле разобраться
И тихо вскрикнул: «Сталин – голова!»

Дымите тыщу лет, товарищ Сталин,
И пусть в тайге придется сдохнуть мне,
Я верю будет чугуна и стали
На душу населения вполне.

Источник: фонограмма с концерта Юза Алешковского

Юз Алешковский. Песня о товарище Сталине («Товарищ Сталин, Вы — большой учёный»). Слушать онлайн


Юз Алешковский. Песня о товарище Сталине («Товарищ Сталин, Вы — большой учёный»)


Смотрите также:

Запись опубликована в рубрике Авторская песня, Блатная песня, История, Наша жизнь, Советская музыка, Советская песня с метками , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

4 комментария: 60 лет со дня смерти Сталина

  1. Astvik говорит:

    Трудно сопоставлять эти два стихотворения. Одно написано от обобщенного образа, человека из народа на основе огромного события, которым завершилась время народного бедствия.
    Другое сочинение от образа, которому исторический фон исходных стихов по фигу. Он не только его не чувствует его, но им пренебрегает.
    В пику Исаковскому он пишет от лица заключенного, хладнокровно переиначивая и передразнивая стихи, написанные от сердца.
    При столкновении высокого стиля и пародии низкое часто кажется более смелым и понятным. Потому, что в низости и подлости все равны и все одинаковы, а на высоту забраться удается редким.
    Да и хлопотное это дело – покорять вершины, а нужник более близок и приятен .
    Пиная умершего Сталина, Алешковский, оказывается в роли Осла из крыловской басни «Лев и Осел», завершающейся словами:
    «Так души низкие, будь знатен, силен ты,
    Не смеют на тебя поднять они и взгляды;
    Но упади лишь с высоты:
    От первых жди от них обиды и досады.»

    • Да, согласен, художественная ценность этих стихотворений неодинакова. Но для меня исходным пунктом был факт популярности песни Алешковского. Конечно, он пинает Сталина, напоминая крыловского Осла, и глумится над Исаковским, но, как мне кажется, такие умонастроения были у немалой части нашей интеллигенции времён хрущёвской оттепели и позднего СССР.

  2. Astvik говорит:

    Интеллигенция всегда проявляла свою оппозиционность. Независимо от того, кто обладает властью – царь, коммунисты, диктатор или Временное Правительство. Это родовое качество интеллигенции. Испытав и осуществив свою волю в создании художественного произведения или изобретения, автор ( или мыслящая личность !! О, да, безусловно!) переносит свой успех на более крупные цели – на Власть, и ему начинает казаться, что он так же легко мог бы управлять страной. А люди у власти кажутся недоумками ( ворами, коррупционерами, вредителями – это уж какой в обществе в то время язык).

    И тогда вываливается ворох прожектов, обличений, придумок, в которых реальность перемешивается с фантазиями , домыслами, слухами.
    А если все это происходит в салоне, клубе или на советской кухне, то возникает атмосфера заговора, фронды. Это будоражит кровь и повышает самооценку, что тоже приятный и полезный результат. Но он, пожалуй, единственный.
    # Безответственное самоутверждение в критике власти – самое приятное занятие интеллигенции.

    • Как Вы интеллигенцию-то! Впрочем, по сути — правильно. Но вопрос здесь, как мне кажется, не столько в прожектах, обличениях и придумках, которыми интеллигенция повышает самооценку, а в том, как они воспринимаются остальной частью населения. В советское время (я говорю о 1970-х—80-х годах) произведения, подобные песне Алешковского или сочинениям Солженицына, пользовались большим спросом. В массовом сознании даже сформировалась такая наивная оппозиция: хороший человек — против Сталина (шире — коммунистической власти), плохой — за него. На это были свои причины (объективные и субъективные), но в любом случае это был сигнал для власти: что-то происходит не так, нужно как-то подкорректировать свою идеологию и внутреннюю политику. Но если власть слепа и глуха, то в конечном счёте она заменяется другой. Так произошло в СССР. Есть и другой пример — правление Николая I, когда пресекалось любое (даже воображаемое) поползновение в сторону заговора или фронды. В результате получилось то, что получилось: позорное поражение в Крымской войне, экономический кризис, революционная ситуация.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

CAPTCHA image
*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>