Сказания русского народа. Февраль

Русский месяцеслов. Февраль

Кустодиев. Масленица

Масленица (1919). Художник Борис Кустодиев (1878—1927)

Февраль — третий месяц зимы и последний в календаре древних славян — также имеет свои обычаи, обряды, традиции, поверья, приметы, пословицы и поговорки. Некоторые из них приводятся в книге Ивана Петровича Сахарова «Сказания русского народа».


20 января (2 февраля). Приметы1.

Если в этот день будет метель, то поселяне замечают, что и вся масленица будет метельная. В этом случае они говорят: «Помело метлой, на масленицу; приедет осударыня Масленица метельная».

Если же в полдень будет ясное солнце, то примечают, что весна будет ранняя.


22 января (4 февраля). Тимофеевские морозы. — Полузимники.

Сильные морозы, бываемые в этот день, получили название тимофеевских, по дню, празднуемому в этот день, св. Тимофею. Поселяне говорят: «Пожди тимофеевских морозов! — Каков на дворе мороз-от! слышь, тимофеевский».

В селениях Тульской губернии говорят, что на этот день ровно приходится половина зимы. Тогда говорят они: «Вот и пришли полузимники». Другие же говорят: «Ползимы стане на Тимофея-полузимника».


24 января (6 февраля). Приметы.

В этот день замечают цены разным хлебам. Если цены на хлеб повышаются, то поселяне уверены, что будущий урожай будет скудный и на хлеб дороговизна; если же цены на хлеб понижаются, то они замечают из этого будущий урожай с избытком. Наблюдательные старики говорят: «Коли до Аксиньи-полухлебницы жита хватит, то до новин станет половина, а до корма треть».

По замечаниям стариков, в северных губерниях на этот день приходится ровно половина зимы. Тогда они говорят: «Вот-те Аксиньи полузимницы».

На Ваге, Шенкурске, Вельске замечают, что если в этот день будет хорошая погода, то говорят, что будет и весна красная.


28 января (10 февраля). Кудесы.

В селениях Тульской губернии есть поверье, что в этот день если хозяйка не оставит на ночь гостинца для домового, то будто он из доброго превращается в лихого. С этой переменой во дворе и избе все пойдет на изворот: спорина2 пропадает, скот худеет и чахнет, люди заболевают, беды летят со всех сторон.

Суеверные люди твердо уверены, что болезни и несчастья, появляющиеся с этого дня, происходят от лихого домового. Колдуны и знахари, обольщающие поселян, уверили простодушных, что домового можно унять кудесами3; а чтобы его всегда держать в смирении, то нужно ставить на ночь гостинцы.

Поселяне, для смирения домового, после ужина оставляют на загнетке4 горшок каши, обкладывая его вокруг горячими угольями. Будто ровно в полночь домовой выходит из-под печи и ужинает. С той поры он целый год бывает смирен и услужлив.

Кудесы, унимающие лихого домового, заключаются в следующем: колдун, призванный, во двор, ровно в полночь зарезывает петуха, выпускает кровь на голик5. Этим-то голиком выметает все углы в избе и во дворе, вместе с причитанием разных заговоров. Все это совершается до пения последних петухов. Колдун получает подарки за свои кудесы, а хозяева остаются с уверенностью, что домовой смирится.


Месяц февраль

Слово: февраль, или февруарий — не русское; оно зашло к нашим отцам также из Византии. Коренные славянские названия сего месяца были другие. Наши предки называли его: сечень (по тексту харатейного Вологодского Евангелия) и снежень (по тексту Полотского Евангелия); малоруссы и поляки: лютый, иллирийцы: вельяча, кроаты: свечен и сечень, карниольцы: свичан, венды: свечник, сечан, друиник, т. е. второй, сорабы: свечковний, чехи и словаки: унор. Название февраль в старинных святцах встречается с половины XI века. Поселяне доселе его называют: бокогрей, основываясь на том, что скотина выходит в феврале из хлевов обогревать бока. В наших летописях его называли: свадебным, от зимних свадеб, совершаемых от дня Богоявления до масленицы. Это название доселе удержалось между поселянами Костромской губернии. По новому счету русской годовщины февраль считается вторым, по-старому, когда год считали с марта, он был двенадцатым, а когда с сентября, он был шестым.


Замечания старых людей в феврале месяце

1 февраля (14 февраля). Заклинание.— Приметы.

Есть старое предание у поселян Калужской и Московской губерний, что только на этот день можно заклинать губителей скирдов и стогов — мышей. По их верованию, заклятие не только может сгубить мышей, но и совсем искоренить их из селения. Призванный знахарь вынимает из средины скирда по снопу, со всех четырех сторон, из стогов берет по клоку сена. Все это сносится в печь, зажигается раскаленною кочергою. Зола, оставшаяся от сожжения соломы и сена, всыпается в те места, откуда были вынуты снопы и сено. Знахарь во все время читает заговоры и громко произносит заклятия. Знахаря сопровождает во всех проделках хозяин с хозяйкою с хлебом-солью и чистым полотенцем. Возвращаясь с гумна, знахаря угощают и отдаривают. Для образца мы приводим здесь заклятие знахаря:

«Как железо на воде тонет, так и вам, гадам, сгинуть в преисподнюю, в смолу кипучую, в ад кромешный. Не жить вам на белом свете, не видать вам травы муравой, не топтать вам росы медяной, не есть вам белоярой пшеницы, не таскать вам золотого ячменя, не грызть вам полнотелой ржи, не таскать вам пахнучего сена. Заклинаю вас, мышей, моим крепким словом на веки веков. Слово мое ничем же порушится».

Старики примечают в этот вечер: если покажется на небе много звезд, то уверяют, что зима еще долго продолжится и весна будет поздняя.


2 февраля (15 февраля). Сретенские морозы.— Приметы.— Предания.

Сретенские морозы в Тульской губернии считаются последними, и после их поселяне не решаются пускаться вдаль на санной езде. Там, по преданию, оттепель, появляющаяся в этот день, предвещает худую и гнилую весну.

Приметы, наблюдаемые поселянами в этот день, бывают различны, смотря по местности.

В Костромской губернии, при появлении оттепели, говорят: «На Сретеньев день от воробья стена мокра». С этим вместе они примечают появление ранней весны.

В Рязанской губернии, при выпадении снега, говорят: «На Сретенье снежок, пригонит на весну дожжок». Если появится метель, то говорят: «Коли на Сретенье метель дорогу переметет, то корма-т подберет». С этой приметою у них соединяется понятие о поздней осени, недостатке корма.

В Тульской и Рязанской губерниях есть поверье, что с этого дня в первый раз появляется весенняя теплота. Для этого у них есть поговорка: «На Сретенье зима с летом встретилась».

В Тульской губернии, когда середь дня появится солнце, говорят: «Солнце идет на лето, а зима на мороз».

В Каширском уезде есть предание о погибшем семействе, предпринявшем в этот день поездку вдаль, за рыбою, к масленице.

Жил когда-то, говорят они, старик с семьею сытно и богато. Всего было у него много и во всем ему была спорина. Наградил его господь детками умными и таланливыми. Чего сам старик не додумает, то детки домыслят, а чего детки не сумеют, то отец научит. Поженил старик всех детей на один день, а поженивши, задумал напоить, накормить всех сватов и сватей, а корм для них порядил на широкой масленице. Вот и вздумал старик на промысл: съездить вдаль за рыбою, заработать копейку и гостей удоволить. Старик все сбирался, ждал пути и дороги; глядь, поглядь и Сретенье на дворе, а там и масленица на носу. И собрался старик всей семьей, оприч баб и ребят, а на поезд снарядил семь подвод. Как прочуяли бабы про наряд за рыбою, так и не весть что вышло. И повоют и поплачут бабы вокруг мужей: не тут-то было. Задумали бабы и свои хитрости: и сны-то им недобрые виделись, и тоска-то на них не к добру нападала, и домовой-то их к худу давил. Известно, бабье дело: не спорь с ними. Нет-таки, старик не слушает их. Поеду-таки, поеду за рыбою, накормлю об масленице сватов и сватей, говорит он им. Ведь не что сделаешь с мужиком: упрям живет и отродясь не слушает. Как на беду, на самое Сретенье началась оттепель. Взвыли бабы пуще прежнего от лихой приметы: «Погляди-ко, родимый, на двор: какая стала оттепель? Ведь морозы-то минули; подуло с весны». Не бывать добру, не видать мужей, голосят бабы. Старик-таки все думает: поеду да поеду. Вот и поехал старик за рыбою на семи подводах, а на тех подводах посажал сыновей, да и сам сел. Ждут бабы своих мужей неделю, а об них и слуху нет; ждут и другую, и никто вести не кажет. Вот и пестрая неделя6 наступила, а родимых все нет. Подошли и заговины, а с ними и слухи пошли: вот там-то мужик утонул, а там-то двух мужиков замертво нашли. Воют бабы пуще прежнего. Кому масленица, а бабам великий пост. И прослышали бабы о беде: на Волге, де, их мужья на льду подломились с подводами. Никто-то не спасся. Вестимо дело, у того и беда на носу висит, кто не чтет примет да не слушает старых людей. А и на что было старику ехать на Сретенье, коли на дворе оттепель? Не слушался, так и поминай как звали. Сиротство-то, сиротство какое оставил!


3 февраля (16 февраля). Починки.— Поверье.

В селениях Тульской губернии, после сретенской оттепели, рачительные хозяева начинают починивать летнюю сбрую, ездовую и пахатную. С ранней зари, помолясь всей семьей, выходят в сараи и занимаются работой. Для починок варится в этот день семейная саломата8, дорогое и лакомое кушанье поселян. Тогда-то говорят поселяне: «Приехала саломата на двор, расчинай починки».

В селениях Владимирской губернии есть поверье, что в этот день лихой домовой, ночью, заезжает лошадей. В отвращение зла поселяне, по чьим-то советам, придумали привязывать на шею лошадям кнут и онучи9. Все это делается для того, будто домовой тогда не смеет дотронуться до лошади, воображая, что на ней сидит сам хозяин.


5 февраля (18 февраля). Поверье.— Трубы.

В селениях Нижегородской губернии есть поверье, что на этот день пробегает по селам заморенная коровья смерть. Поселяне наши чуму рогатого скота олицетворяли мифом и разными сказаниями. Коровья смерть является людям в виде старой, отвратительной женщины. Это не то, что старая ведьма с хвостом; у коровьей смерти есть своя примета: «руки с граблями». Она сама никогда в село не заходит, а всегда мужики завозят ее с собой. Зато уж как заберется куда эта дорогая гостья, то досыта натешится: переморит всех коров, изведет все племя до конца. Коровья смерть появляется более в конце или в начале осени. Наши поселяне твердо уверены, что одно только опахиванье, совершенное с таинственным обрядом, изгоняет коровью смерть. От этого обряда она скрывается по лесам и болотам до тех пор, пока скотина выйдет на солнце обогревать бока. Тогда она, чахлая и заморенная, бегает по селам и с горя скрывается в степи, если не успеет пробраться в хлевы. Робкие поселяне тогда запирают свои хлевы, а дальновидные и опытные убирают хлевы лаптями, обмоченными в деготь, с уверенностью, что такие лапти отгоняют от скота заморенную коровью смерть.

В зажиточных селениях, где печи построены с трубами, происходят в этот день большие хлопоты. С вечера закрывают трубы крепко-накрепко, замазывают глиною, на загнетках покуривают чертополохом; никто не спит ночью, от малого до большого. И все эти хлопоты для того, что будто в этот день вылетают из ада нечистые духи в виде птиц и заглядывают в трубы. Где оплошают, не примут предосторожностей, там уж наверно поселятся нечистые. Выживай тогда их, отыскивай знахарей. Сколько хлопот и забот с ними. Все лучше, как заранее примешь меры, и после живи, не тужи. Вот если уж куда заберется нечистый, так весь дом поднимет вверх дном. Все перебьет и переколотит; ничего не останется на месте. Хозяева беги вон, если хотят быть живыми. Достается и соседям, и прохожим. Такие беды бывали в старину и в городах. Спросите только, и вам, как по пальцам, расскажут, когда и где это было на самом деле.


6 февраля (19 февраля). Жуколы.

Жуколами поселяне Костромской губернии называют коров и телят, рождающихся в феврале месяце. Там есть поговорка: «на день святого Вукола — телятся жуколы».


11 февраля (24 февраля). Власьевские морозы.— Волос.— Опахивание.

Власьевские морозы в Костромской губернии считаются последними. Напротив того, в Тульской губернии эти же самые морозы называются в числе семи крутых утренников. От этого самого там говорят: «Власьевские утренники подошли, держи ухо востро!» Счет утренникам наблюдают там: «три до Власия, да три после Власия, а седьмой на день Власия». Во многих местах о последних власьевских морозах сохранилась народная поговорка: «Власий, сшиби рог с зимы».

Набожные наши поселяне в этот день служат молебны св. мученику Власию и молят его о покровительстве и защите домашнего скота, особливо коров. Во имя его прихожане устраивали в старину приделы и часовни. Прасолы10, торгующие скотом, в Зарайске и других городах, перед началом своего торга служат молебны св. Власию. В Вельском уезде Вологодской губернии, в Ракульском погосте находится древняя церковь, выстроенная в лесу, во имя св. Власия. Сюда съезжаются поселяне для молитвы св. угоднику. Поселянки приносят в храм коровье масло и кладут его пред образом святого угодника. Это масло называется в Вельском, Череповецком и Белозерском уездах: воложным. По окончании обедни приходский священник служит общий молебен, а потом, по усердию молебщиков, и частные. В Шенкурском уезде молебствие совершается в субботу перед св. Пятидесятницею. Тогда к церквам приводят коров для окропления св. водою. То же самое отправляют и во время скотского падежа.

В языческой жизни наших отцов было поклонение Волосу, или Велесу, истукану скотия бога, находившемуся в числе киевских божеств. Имя его известно нам еще по договорам русских с Царьградом. Так в договоре Святослава с греками сказано: «Да имеем клятву от бога, в его же веруем, в Перуна и Волоса, скотья бога». По стародавнему закону наших отцов видим, что верование в Волоса, распространенное от Киева до Новгорода и Ростова, позднее всех прекратилось. Св. Авраамий Ростовский сокрушил идола Велеса в Ростове уже в XII столетии. Между тем как в Киеве он прекращен был великим Владимиром: «Волоса, его же именоваху скотья бога, повеле в Почайну реку врещи» (Макарьевская великая Минея рукописная). Наши стародавние поэты, по словам певца Игорева слова, считались Велесовыми внуками. Имя Велеса сохранялось долго в народных памятниках. В Новгороде была Волосова улица. В Переяславле-Залесском, при царе Василии Иоанновиче Шуйском, находился Волосов камень (житие Иринарха Ростовского в рукописи). В южной России, по рассказам отца Сабинина, перед жнитвою старухи завивали бороду Волосу (Журн. мин. народ, проев. 1837, № 11). Собрав горсть колосьев, не вырывая жито из корня, они завивали их между собою и завязывали в узел. Борода Волосова жницами оставлялась неприкосновенною. Верование в Волоса существовало и между другими славянскими племенами. Имя его известно у иллирийских славян. В Богемии есть гора Велес; на Вардаре есть урочище11 Велес; в Кроации находятся места: Велешевец, Велешковец, Велетня. На латинском языке Велес означает тени усопших, приходящих к живым. И у нас на Руси есть созвучные сему слову места: Волотя, деревня близ Тулы, Волотово поле под Новгородом, Вольсница река. Много существует мнений о происхождении Волоса, но ни одно из них не выражает настоящего значения. Одни отыскивают его в скандинавской мифологии, в словах Vali-ass, Val-ass, и полагают, что этот Вал-асс, покровительствовавший земледелию и скотоводству, есть славянский Волос. Другие отыскивают его в языческом празднике мордвы: Вел-Оск, предполагая, что нынешняя мордва, как потомки ростовской мери, переселившейся за Оку, могла сохранить предание о Волосе. Оба эти мнения можно только считать удачными предположениями ученых людей, и никак не более. Третьи производили Волоса от ассирийского Ваала и приписывали ему значение: бога земных тварей. Само собою разумеется, что это мнение навсегда будет бесполезным для славянской мифологии. Страннее всего, что никто до сих пор не хотел отличать киевского Волоса от ростовского. В Киеве жили славяне и могли веровать Волосу по-своему. Около Ростова жили мери и могли веровать также по-своему.

Народный обряд опахивания принадлежит к остаткам древнего языческого верования наших отцов. Поселяне отправляют его для прекращения коровьей смерти. Пораженные ужасными бедствиями, они, после мирского совещания, решаются опахивать землю. Мужья, изъявив свое согласие, предоставляют этот обряд своим женам. Повещалка, женщина старая, опытная в подобных проделках, с раннего утра повещает по всем домам: пора, де, унять лихость коровью. Входя в избу, она сзывает к себе женщин и открывает им на совете задуманное предприятие. Согласие всегда бывает готово, а уверенность в обряде опахивания придает особенную решимость. В знак согласия женщины обмывают руки водой и утирают их ручником, который носит с собой повещалка. После сего обряда она строго приказывает всему мужскому полу, от мала до велика: «не выходить из избы ради беды великия». Ровно в полночь повещалка, в одной рубахе, выходит к околице и с диким воплем: «ай! ай!» бьет в сковороду. На этот вызов выходят все женщины с ухватами, кочергами, помелами, косами, серпами и дубинами. Мужчины запирают ворота, загоняют скот в хлева и привязывают собак. Повещалка, сбросив с себя рубаху, со всевозможным неистовством произносит клятвы на коровью смерть. В это время другие женщины подвозят соху, надевают на нее хомут и запрягают. С зажженными лучинами начинается троекратное шествие вокруг всего селения. Впереди всех идет с сохою повещалка и проводит борозду межеводную, за ней следуют несколько женщин на помелах, в одних рубашках, с распущенными волосами. Сзади их идет толпа, размахивая по воздуху кочергами, косами, серпами, ухватами и дубинами, с полною уверенностью уничтожить сими действиями носящуюся над селениями коровью смерть. Во время шествия они поют следующую песню:

От Океан-моря глубокого,
От лукоморья ли зеленого
Выходили дванадесять дев.
Шли путем, дорогой немалою,
Ко крутым горам, высокиим,
Ко трем старцам, стариим.
Молились, печаловались,
Просили в упрос
Дванадесять дев:
Ой вы, старцы старые!
Ставьте столы белодубовые,
Стелите скатерти браные,
Точите ножи булатные,
Зажигайте котлы кипучие,
Колите, рубите намертво
Всяк живот поднебесной.
И клали велик обет
Дванадесять дев:
Про живот, про смерть,
Про весь род человечь.
Во ту пору старцы старые
Ставят столы белодубовые,
Стелят скатерти браные,
Колят, рубят намертво
Всяк живот поднебесной.
На крутой горе, высокоей,
Кипят котлы кипучие.
Во тех котлах кипучиих
Горит огнем негасимыим
Всяк живот поднебесной.
Вокруг котлов кипучиих
Стоят старцы старые,
Поют старцы старые
Про живот, про смерть,
Про весь род человечь.
Кладут старцы старые
На живот обет велик,
Сулят старцы старые
Всему миру животы долгие;
Как на ту ли злую смерть
Кладут старцы старые
Проклятьице великое.
Сулят старцы старые
Вековечну жизнь
На весь род человечь.

С окончанием сего обряда все женщины расходятся по домам с полною уверенностью, что за обведенную черту вокруг селения не может пробраться коровья смерть. Горе тому животному, которое попадется в это время навстречу неистовым женщинам: его убивают без пощады, предполагая, что в образе его скрывалась коровья смерть.

В великорусских и малорусских селениях есть старые предания, что для истребления коровьей смерти обрекали на смерть женщину, заподозренную целым миром в злых умыслах. Женщин, обреченных на смерть в великорусских селениях, завязывали в мешок с кошкою и петухом и живых зарывали в землю. Напротив того, малоруссы таких женщин топили в озерах и реках. Оба предания едва ли могли когда-нибудь существовать на самом деле.


15 февраля (28 февраля). Окличка.— Семенное.— Зорнить пряжу.

В Тульской губернии есть предание, что в этот день овчары должны окликать звезды, для обильного плодородия овец. Заботливые хозяева заранее уговаривают овчаров на сей подвиг. Вечером, когда появятся звезды, выходят оба за околицы и кладут на все четыре стороны по три поклона. Овчар становится на руно и произносит следующие слова: «засветись, звезда ясная, по поднебесью на радость миру крещеному; загорись огнем негасимым на утеху православныим. Ты заглянь, звезда ясная, на двор к рабу такому-то. Ты освети, звезда ясная, огнем негасимым белояровых овец у раба такого-то. Как по поднебесью звездам несть числа, так бы у раба такого-то уродилось овец более того». После сего окликания хозяин приводит овчара к себе в избу, угощает его вином и наделяет подарками.

В селениях Рязанской и Тульской губерний был обычай исстари сбирать в амбарах разные семена, ныставлять их на три утренние зори на мороз и потом откладывать их к будущему посеву. Этот обычай, называемый ими семенное, производился с надеждою на обильный урожай.

Рукодельные женщины, оканчивая пряжу льна и конопель, отбирали первый моток, лучший из всей пряжи, и в этот день выставляли его на утреннюю зорю, с уверенностью, что вся пряжа будет бела, чиста и крепка. Этот обычай они называют: зорнить пряжу.


Примечания

1 здесь и далее все даты приводятся по старому стилю (юлианскому календарю). В скобках указывается дата по новому стилю (григорианскому календарю).
2 спорина — рост, прибыль.
3 кудесы — волшебство, колдовство, волхование.
4 загнетка — место в левой части русской печи, куда сгребаются горячие угли, а также площадка перед её устьем.
5 голик — веник из сухих и голых (без листьев) прутьев.
6 пестрая неделя — неделя перед Масленицей, предпоследняя перед Великим постом.
7 заговины — название последнего дня перед длительным постом, когда ещё можно употреблять скоромную пищу.
8 саламата — мучная каша или мучной кисель из ржаной, ячменной или пшеничной прожаренной муки, заваренной кипятком и распаренной в печи, иногда с добавлением жира, масла или сала.
9 онучи — матерчатые обмотки ступней и голеней, используемые в сочетании с лаптями или другой формой обуви.
10 прасол — оптовый скупщик скота, а также рыбы или мяса для их последующего засола и розничной продажи.
11 урочище — любая часть местности, отличная от окружающих; естественная граница, межа.


Смотрите также:

Запись опубликована в рубрике Древняя Русь, История, Народная песня, Народный календарь с метками , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

CAPTCHA image
*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>