Сказания русского народа. Месяцеслов. Май

Русский месяцеслов. Май

Май — пятый месяц года, третий месяц весны и девятый месяц по церковному календарю. С маемс связано множество русских обычаев, обрядов, традиций, поверий, примет, пословиц и поговорок, собранных в книге Ивана Петровича Сахарова — «Сказания русского народа».


18 апреля (1 мая). Посевы1.

художник Жуковский. Старая усадьба. Май

Станислав Юлианович Жуковский (1873—1944 ). Старая усадьба. Май (1910)

Рачительные поселяне засевают на этот день морковь и свеклу. Пред посевом они выходят утром к обетным студенцам для смачивания семян и в надежде на будущий урожай бросают медные деньги на дно студенца. Другие считают более приличным вымачивать семена речной водой в продолжение трех утренних зорей. В таком случае скрытность есть важное дело: иначе урожай будет худой. Завистливый глаз здесь много вредит.


19 апреля (2 мая). Новины

Поселянки на этот день, отткавши свои холсты, выходят с обетным концом в поле, раскланиваются на все стороны и, обращаясь на восток, говорят: «Вот тебе, матушка-весна, новая новинка!» После сего расстилают конец холстины по лугу, кладут на него пирог и уходят домой с надеждою, что матушка-весна оденется в новину и за хлеб-соль уродит в изобилии лен и конопли.


20 апреля (3 мая). Окликание родителей

По какому-то непонятному предчувствию наши поселяне догадываются, что их покойники в этот день скорбят о прежней своей жизни и желают повидаться с родными. Это предчувствие находит только на пожилых женщин и старух. Рано утром они выходят на могилы и с причитанием окликают родителей. Вот два причитания:

«Родненькие наши батюшки! Не над сажайте своего сердца ретивого, не рудите своего лица белого, не смежите очей горючей слезой. Али вам, родненьким, не стало хлеба-соли, не достало цветна платья? Али вам, родненьким, встосковалося по отцу с матерьей, по милым детушкам, по ласковым невестушкам? И вы, маши родненькие, встаньте, пробудитесь, поглядите на нас, на своих детушек, как мы горе мычем на сем белом свете. Без вас-то, наши родненькие, опустел мысок терем, заглох широк двор; без вас-то, родимые, не цветно цветут в широком поле цветы лазоревы, не красно растут дубы в дубровушках. Уж вы, наши родненькие, выгляньте на нас, сирот, из своих домков да потешьте словом ласковым».

«Родимые наши батюшки и матушки! Чем-то мы Вас, родимых, прогневали, что нет от вас ни привету, ни радости, ни тоя прилуки родительской? Уж ты, солнце, солнце ясное! Ты взойди, взойди с полуночи, ты освети светом радостным все могилушки, чтобы нашим покойничкам не во тьме сидеть, не с бедой горевать, не с тоской вековать. Уж ты, месяц, месяц ясный! Ты взойди, взойди со вечера, ты освети светом радостным все могилушки, чтобы нашим покойничкам не крушить во тьме своего сердца ретивого, не скорбеть во тьме по свету белому, не проливать во тьме горючих слез по милым детушкам. Уж ты, ветер, ветер буйный! Ты возвей, возвей со полуночи, ты принеси весть радостну нашим покойничкам, что по них ли все родные в тоске сокрушилися, что по них ли все детушки изныли во кручинушке, что по них ли все невестушки с гореваньица надсадилися».


23 апреля (6 мая). Наблюдения. — Обряды. — Угощенья — Сказание о Георгии Храбром

художник Жуковский. В мае

Станислав Юлианович Жуковский (1873—1944 ). В мае (1899)

Наблюдательные поселяне говорят: «Егорий с теплом, а Никола с кормом. — Сей рассаду до Егорья, будет щей вдоволь. — Коли на Егорьев день мороз, то и под кустом овес. — Коли на Егорьев день лист в полушку, на Ильин день клади хлеб в кладушку. — Пришел бы на Егорий мороз, а то будет просо и овес. — Коли весенний Егорий с кормом, то Никола осенний будет с мостом. — Выгоняй скот на Юрьеву росу. — Егорий с водой, а Никола с травой. — На Руси два Егорья, холодный да голодный, а везде Божья благодать. — Что у волка в зубах, то Егорий дал. — «Он сыт, как Юрьева гора», — говорят нерехонцы про богатого мужика. — «Святый Юрий коров запасает, а Никола коней», — говорят белорусы. — Егорий с полувозом, а Никола с целым возом. — В Чухломском и Холмогорском уездах говорят: «В поле стадо сгонять и Егорья окликать».

В день святого Георгия выгоняют скот на траву вербою, оставленной от Вербной недели. Рано утром служат молебны на студенцах, реках или лугах от всего мира и после благословения от священника провожают всею деревнею скотину в поле. Здесь угощают пастухов сытною мирскою яичницею, наделяют холстом и деньгами. На этом празднике пастухов веселятся все поселяне.

В Тульской губернии выходят на засеянные поля служить молебны с водоосвящением, окропляют нивы св. водой. После сего мужчины и женщины катаются по полям в надежде быть сильными и здоровыми, как Юрьева роса. В Курске на Юрьев день бывает ярмарка, где продают деревянные, глиняные коровки. В Муромском уезде бывали прежде крестные ходы вокруг пашен; а в других местах вокруг сел и всех полей. В Малоруссии 23 апреля бывает крестный ход на жито. Питчане, в память их предков, хлыновцев, одержавших победу над чудью и вотяками, на Юрьев день из села Иолкова приносили в Вятку образ св. Георгия вместе с железными стрелами.

На Юрьев день начинаются сельские гулянья. В Шенкурске и Вельском округе разыгрываются вечерние хороводы. В Солигаличе и Буе выходят поселяне ночью петь песни, которые всегда оканчиваются припевами о сохранении стад. Смоленские жители выходят в город освежаться на горах и гуляют до поздней три.

Между знахарками и колдуньями есть тайное предание, что ранняя юрьевская роса бывает чрезвычайно вредна для животных. Для этого самого они выходят на поле сбирать росу. Сбор росы производят напитыванием холстины в утренней росе. По их приметам, юрьевская роса сушит рогатый скот, у коров отнимает молоко, телят ослепляет. Стоит только этой холстиной покрыть рогатый скот, и тогда все беды польются на них рекой. Одно только может не вредить скотине, если поселяне выгоняют ее на Юрьев день вербой.

С Юрьева дня поселяне начинают производить все торговые сделки, назначают сроки. Работники, по старому обычаю, нанимаются: «с весеннего Юрья по Семен день или по Покров». Торговцы говорят: «Выставь к Юрьеву дню — доспею к Юрьеву дню». Для них этот день служит указанием события: «А это было до Юрьева дня — кажись, случилось на Юрьев день».

Наш народ сохранил древнее сказание о Георгии Храбром — искоренителе басурманства и поборнике светлой Руси. Приводим здесь это сказание:

Во святой земле, православной,
Нарожается желанное детище
У тоя ли премудрыя Софии;
И нарекает она по имени
Свое то детище Георгий,
По прозваньицу Храброй.
Возростает Георгий Храброй
Промеж трех родных сестер,
От добра дела не отходючи,
Святым словом огражаючи,
Миру крещеному угожаючи.
Как и стал он, Георгий Храброй,
Во матер возраст приходите,
Ум-разум сознавати,
И учал он во те поры,
Думу крепкую оповедати
Своей родимой матушке,
А и ей ли, премудрой Софии:
«Соизволь, родимая матушка,
Осударыня, премудрая София,
Ехать мне ко земле светло-Русской
Утверждать веры христианские».
И дает ему родимая матушка,
Она ли, осударыня премудрая София,
Свое благословение великое:
Ехать ко той земле светло-Русской,
Утверждать веры христианские.
Едет он, Георгий Храброй,
Ко той земле светло-Русской,
От востока до запада поезжаючи,
Святую веру утверждаючи,
Бесерменскую веру побеждаючи.
Наезжает он, Георгий Храброй,
На те леса, на темные,
На те леса, на дремучие;
Хочет он, Георгий, туто проехати,
Хочет он, Храброй, туто проторити:
Нельзя Георгию туто проехати,
Нельзя Храброму туто подумати.
И Георгий Храброй проглаголует:
«Ой вы, леса, леса темные!
Ой вы, леса, леса дремучие!
Зараститеся, леса темные,
По всей земле светло-Русской,
Раскиньтеся, леса дремучие,
По крутым горам, по высокиим,
По божьему все веленью,
По Георгиеву все молению,
По его слову, Георгиеву,
По его ли, Храброго, моленью!»
Зарастали леса темные
По святой земле светло-Русской,
Раскидалися леса дремучие
По крутым горам, по высокиим.
Наезжает он, Георгий Храброй,
На те горы, на высокие,
На те холмы на широкие;
Хочет он, Георгий, туто проехати,
Хочет он, Храброй, туто проторити;
Нельзя Георгию туто проехати,
Нельзя Храброму туто подумати
И Георгий Храброй проглаголует:
«Ой вы, горы, горы высокие!
Ой вы, холмы, холмы широкие!
Рассыптеся, горы высокие,
По всей земле светло-Русской,
Становитесь, холмы широкие,
По степям, полям зеленыим,
По божьему все велению,
По Георгиеву все молению!»
По его ли слову, Георгиеву,
По его ли, Храброго, молению,
Рассыпалися горы высокие
По всей земле светло-Русской,
Становилися холмы широкие
По степям, полям зеленыим.
Наезжает он, Георгий Храброй,
На те моря, на глубокие,
На те реки, на широкие;
Хочет он, Георгий, туто проехати,
Хочет он, Храброй, туто проторити:
Нельзя Георгию туто проехати,
Нельзя Храброму туто подумати.
И Георгий Храброй проглаголует:
«Ой вы, моря, моря глубокие!
Ой вы, реки, реки широкие!
Потеките, моря глубокие,
По всей земле светло-Русской,
Побегите, реки широкие,
От востока да и до запада,
По божьему все велению,
По Георгиеву все молению!»
По его ли слову, Георгиеву,
По его ли, Храброго, молению,
Протекали моря глубокие
По всей земле светло-Русской,
Пробегали реки широкие
От востока да и до запада.
Наезжает он, Георгий Храброй,
На тех зверей, на могучиих,
На тех зверей, на рогатыих;
Хочет он, Георгий, туто проехати,
Хочет он, Храброй, туто проторити:
Нельзя Георгию туто проехати,
Нельзя Храброму туто подумати.
И Георгий Храброй проглаголует:
«Ой вы, звери, звери могучие!
Ой вы, звери, звери рогатые!
Заселитеся, звери могучие,
По всей земле светло-Русской,
Плодитеся, звери рогатые,
По степям, полям без числа,
По божьему все велению,
По Георгиеву все молению!»
И он, Георгий Храброй, заповедует
Всем зверям могучиим,
Всем зверям рогатыим:
«А и есть про вас на съедомое —
Во полях трава муравчата,
А и есть про вас на пойлипо —
Во реках вода студеная».
По его ли слову, Георгиеву,
По его ли, Храброго, молению,
Заселялися звери могучие
По всей земле светло-Русской;
Плодились звери могучие
По степям, полям без числа;
Они пьют, едят повеленное,
Повеленное, заповеданное
От его, Георгия Храброго.
Наезжает он, Георгий Храброй,
На то стадо, на змииное,
На то стадо, на лютое;
Хочет он, Георгий, туто проехати
Хочет он, Храброй, туто проторити.
И стадо змииное возговорит
Ко тому ли Георгию Храброму:
«А ли ты, Георгий, не ведаешь,
А ли ты, Храброй, не знаешь:
Что та земля словом заказана,
Словом заказана, заповедана.
По той земле, заповеданной,
Пеш человек не прохаживал,
На коню никто не проезживал.
Уйми ты, Георгий, своего коня ретивого,
Воротися ты, Храброй, сам назад».
Вынимал Георгий саблю острую,
Нападал Храброй на стадо змииное.
Ровно три дня и три ночи
Рубит, колет стадо змииное;
А на третий день ко вечеру
Посек, порубил стадо лютое.
Наезжает он, Георгий Храброй,
На ту землю светло-Русскую,
На те поля, реки широкие,
На те высоки терема, златоверхие.
Хочет он, Георгий, туто проехати,
Хочет он, Храброй, туто проторити.
Как и тут ли ему, Георгию,
Выходят навстречу красны девицы,
Как и тут ли ему, Храброму, проглаголуют:
«А и тебя ли мы, Георгий, дожидаючись,
Тридцать три года не вступаючи
С высока терема, златоверхого,
А и тебя ли мы, Храброго, дожидаючись,
Держим на роду велик обет:
Отдать землю светло-Русскую,
Принять от тебя веру крещеную».
Примает он, Георгий Храброй,
Ту землю светло-Русскую
Под свой велик покров,
Утверждает веру крещеную
По всей земле светло-Русской.

Подобная легенда отыскана была Колляром и напечатана в собрании чермно-русских песен, в которой воспевается победа над змием и освобождение девицы. Немцы сохранили старинную рыцарскую песню о сражении Бернского Дидриха с драконом — Dieteriechs Drachenkampf.

В Кологривском уезде сохранилось Егорьевское окликанье:

Мы вокруг поля ходили,
Егория окликали,
Макарья величали.
Егорий ты наш Храбрый…
Ты спаси нашу скотинку
В поле и за полем,
В лесу и за лесом,
Под светлым под месяцем,
Под красным солнышком,
От волка от хищного,
От медведя лютого,
От зверя лукавого.


художник Юон. Майское утро. Соловьиное место. Лигачево

Константин Федорович Юон (1875—1958). Майское утро. Соловьиное место. Лигачево (1915)

Благоговение к св. Георгию Победоносцу принадлежит всем христианам; но славянский мир более всех ознаменовал себя. Сербы на Юрьев день купаются до восхождения солнца и выгоняют скотину в поле вербою. Они говорят: «Нет лета без Юрьева дни». Сербянки в своих песнях поют: «О праздник св. Георгия, приди и найди меня замужем»! Булгары на Юрьев день шкалают агнца без пролития крови на землю. Этою кровью они мажут у детей чело, ланиты и бороду. Барашка зажаривают при собрании всех домашних и родных неженатых мужчин. После совершения молитвы священником начинается пиршество. Вечером все косточки барашка зарывают в землю. Жарение барашка совершают сербы, боснийцы и герцеговинцы. В Галиции отправляют на Юрьев день праздник пастухов с конскими ристаниями и песнями.

В старину у наших отцов было предание, что в Лукоморье есть люди, которые 26 ноября умирают, а 23 апреля оживают. Пред смертью будто они сносили свои товары в одно место, где зимою соседи могли их брать за известную цену, без всякого обмана. С бессовестными покупателями они рассчитывались весною, при своем оживлении (Кар. Ист. Т.VII, с. 233). Это предание, известное еще Геродоту, вероятно, было занесено на Русь с востока.


25 апреля (8 мая). Приметы

Заботливые поселяне выходят утром в поле и смотрят: если птицы летят на конопляное поле, то ожидают хорошего урожая конопли. В таком случае они бросают по двору конопляное семя для домашних и залетных птиц.

В замосковных селениях бывало прежде, что поселяне на этот день отправлялись ловить тенетами чижей. В Туле, на оружейной стороне, продолжается этот обычай и доселе. Он часто изменялся временем и появлением самой весны; но старики всегда были неизменны ему, несмотря ни на какую погоду.


28 апреля (11 мая). Приметы

Больных, страждущих весенними лихорадками, в Тульской губернии начинали поить с этого дня березовым соком. Перед этим временем всегда их купали в дождевой воде, а другие вытирали сбереженным мартовским снегом. День ясный и теплый всегда предвещал больным здоровье. В туманные и холодные дни никто не прибегал к этому средству. Суеверные старушки и здесь находили себе дело: с обетными ладонками выходили на перекрестки и дожидались попутного, теплого ветра с юга. По их понятию, ветер южный приносил с собою здоровье и поселялся в обетную ладонку, которую после надева ли на больного. Уверенность в средстве и простая жизнь были лучшими целителями их болезней.


30 апреля (13 мая). Наблюдения

художник Борисов-Мусатов. Майские цветы

Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов (1870—1905). Майские цветы (1894)

В замосковных селениях в этот день замечали: если вечером взойдут звезды и подует с юга теплый ветер, то оставались с полною уверенностью, что лето будет грозное и теплое, плодородие изобильное. Старики всегда ручаются за эту примету.

В Туле было предание, что на этот день никогда не должно выезжать в дальний путь, не искупавшись наперед в воде из мартовского снега. Старушки уверяли, что с этого дня будто в чужих сторонах начинают бродить тощие, замореные, весенние болезни и что без мартовской воды будто заезжему нет от них спасения. По их понятиям, весенние болезни на зиму запираются в снежные горы, где сидят всю зиму до оттепелей. Когда солнце отогреет землю, растает снег, тогда весенние болезни разбегаются по белому свету и нападают на неосторожных. Один только мартовский снег будто спасает от их нападений.

Наши чадолюбивые старики с этого дня прекращали всякое сватовство. По их понятиям, наступающий май месяц очень невыгоден бывает для новобрачных. Всякое предложение о сватовстве считалось делом обидным и даже зазорным. Худая бы молва пронеслась о том семействе, когда прослышат соседи, что есть люди, помышляющие в это время о свадьбе. В старину строго держались этой приметы.

В селениях Рязанской губернии наблюдали в этот день восход солнца. Если оно восходило на чистом, ясном небе, то ожидали, что все лето будет ясное и ведреное.


Месяц май

Слово: май, или маий, — не русское; оно зашло к нашим отцам из Византии. Коренные славянские названия сего месяца были другие. Наши предки называли его: травен, травный; чехи и словаки: кветень или цветень; кроаты: розоцвет, розняк, велик травен, шебой или швибан; сербы: рожелони, майский; карниольцы: велик травен, венды: майник, пятник, желто-пушник, цветичнек; иллирийцы: швибан, швибаный. В старой русской жизни май считался третьим пролетним месяцем; а когда год считали наши отцы с сентября, он был тогда девятым. С 1700 года, по счету, он приходится уже пятым.


Замечания старых людей в мае месяце

В мае добрые люди не женятся. — Рад бы жениться, да май не велит. — Кто в мае женится, тот будет век маять-ся. — Захотел ты в мае добра. — Живи, веселись, да каково-то будет в мае. — Наш пономарь понадеялся на май, и без коровы стал. — Коли март сух, да мокор май, так будет каша и кара-вай. — Майская трава и голодного кормит. — Сей и холь яровое в мае, так будет зимой добро. — Понадеялся на май да на слади-мой ветерок, вот тебе и хлебец. — Даром, что соловей птица малая, а знает, когда май. — Захотел ты у мужика да в мае перепутья. — Аи, аи, осударь май, тепел да холоден.


1 мая (14 мая). Посевы. — Гулянья

художник Грабарь. Майский вечер

Игорь Эммануилович Грабарь (1871—1960). Майский вечер (1905)

Майское гулянье заведено жителями в позднее время; наши поселяне не знают и не ведают об нем. Этот западный праздник переселился в наши загородные рощи и раскатывается только в экипажах со всеми заморскими причудами. Русские любят гулять пешком, без всяких затей, в кругу своего семейства. Московское майское гулянье отправляется в Сокольницкой роще, где прежде наши цари потешались охотами звериною и соколиною. Простой народ сокольницкое гуля­нье называет немецкими станами. Есть предание, что здесь когда-то были поселены заезжие немцы и что этот праздник выдумали они на помин своей земле. В Петербурге первое майское гулянье отправляется в Екатерингофе и заведено с недавних времен. Наши старые, школьные майские праздники перешли к нам из Польши и Литвы. Тамошние maiowki, rekreacie maiowe поселились в прежней Киевской академии и оттуда распространились по духовным и светским училищам в XVIII столетии. В рекреационный день, т. е. первого мая, в Киеве выходили на гору Скавыку, при урочище Глубочица. Здесь ученики меньшего возраста забавлялись играми, студенты пели канты, разыгрывали комедии и произносили диалоги. Комедии для рекреационного дня сочиняли учителя поэзии, а диалоги писали учителя философии и риторики. Здесь был зародыш нашего театра.

Наши поселяне с первой майской росы выходят на посевы. Тогда они говорят: подымай сетево — лукошко с семенами. В старину они прихаживали в церковь, служивали молебны св. пророку Иеремии и потом выходили в посев. Вступая в поле, засевалыцики молятся на все три стороны, кроме северной, бросают на каждую сторону по горсти жита, с низкими поклонами, и потом уже засевают.

Наблюдательные старики, по своим замечаниям, уверяют: если этот день будет погож, то все время для хлебной уборки будет хорошее. При худой погоде говорят они: «Всю зиму будем маяться».

Воспоминая об этом дне, они обыкновенно говорят: «Посев-то был на Иеремию запрягальника». Опытные наши поселяне иначе не севали хлеб, как при теплой погоде, клали обе руки на землю и замечали, что если земля тепла, то уже нет никакой опасности для посева. По их замечаниям, холодная земля сама сказывается, что она в глубине еще не оттаяла и что будущий рост легко уничтожится в самом зародыше. Знатоки уверяют, что это замечание никогда не обманывало наблюдателей. Посев с первого мая не везде принят поселянами. В Вологодской губернии начинают его с Юрьева дня; в других местах, костромичи и владимирцы, за три дня до пророка Иеремии. Двухнедельный посев есть общий в целой России. Об нем говорят старики: «Сей неделю после Егорья, да другую сей после Иеремия».

О посеве овса и другого ярового хлеба поселяне сохранили свои наблюдения в поговорках: Раннее яровое сей, когда вода сольет, а позднее, когда цвет калины будет в кругу. — Ля-гушка квачет, овес скачет. — Когда на дороге грязь, тогда овес князь. — Овес сквозь лапоть прорастает. — Яровой хлеб сей с одышкой и поглядкой. — Рожь говорит: сей меня в золу, да в пору; а овес говорит: топчи меня в грязь, а я буду князь. — Сей овес хоть в воду, да в пору.


2 мая (15 мая). Приметы

Наши поселяне говорят, что с этого дня начинают петь соловьи. В Нерехте 2 мая называют соловьиный день. Тульские оружейники в старину отправлялись в этот день на соловьиную охоту в Носильские и Курские леса, с надеждою поймать белого соловья. Странствие их по лесам обыкновенно продолжалось по месяцу и оканчивалось путешествием в Москву для продажи наловленных птиц.


5 мая (18 мая). Рассадницы

В замосковных селениях в этот день начинают рассаживать по грядам рассаду. Предприимчивые старушки с вечера еще выносят на гряды горшок, кладут в него крапиву с корнем и ставят вверх дном на средовую гряду. При сажании рассады приговаривают: «Не будь голенаста, а будь пузаста; не будь пустая, а будь тугая; не будь красна, а будь вкусна; не будь стара, а будь молода; не будь мала, а будь нелика».


6 мая (19 мая). Горошники

С этого дня поселяне начинают сеять горох. Этот день слывет у них под именем Горошника; а в других местах говорят: «Приходи работать на белые горохи».

В Тульской губернии сеянье гороха сопровождалось особенным приговором: «Сею, сею бел горох; уродися, мой горох, и крупен, и бел, и сам тридесят, старым бабам на потеху, молодым ребятам на веселье».

Огородники в этот день замечают росу: если будет большая роса, то ожидают большого рода огурцам. Этот день известен у них под именем Росенника.


8 мая (21 мая). Посев

художник Венецианов. На пашне. Весна

Алексей Гаврилович Венецианов (1780—1847). На пашне. Весна (первая половина 1820-х годов)

В степных местах с этого дня начинаются ранние посевы пшеницы, а в Костромской губернии еще только оканчивают паханием под пшеницу. Зажиточные поселяне на этот день пекли обетные пироги и угощали ими бедных соседей и прохожих людей. Старики для встречи прохожего человека выхаживали на большие дороги и перекрестки. Худая примета западала на сердце старика, когда он возвращался назад с пирогом; с отчаянием встречали его все домочадцы. До обетного пирога никто не касался: его отдавали птицам на съедение. Замечательны и слова тоскующего старика над обетным пирогом: «Прогневил я господа создателя при старости лет; не послал мне доброго человека разделить хлеб трудовой; не в угоду Его святой милости было накормить мне горемычного, при истоме усладить мне старого старика в безвременьице. А и как-то будет мне на мир божий глядеть, на добрых людей смотреть! А и как-то мне будет за хлеб приниматься!» Так крепко блюлись заветные обычаи нашей родной старины.


9 мая (22 мая). Приметы

Наши наблюдательные поселяне сохранили свои приметы об этом дне в поговорках: «Никола осенний лошадь на двор загонит, а Никола весенний лошадь откормит. — Егорий с ношей, а Никола с возом. — Никола вешний с теплом. — До Николы крепись, а с Николы живи, не тужи. — Прошел бы Николин день, а то будет тепло. — Городи городьбу после Николина дня. — Не хвались на Юрьев день посевом, а хвались на Николин травой. — Велика милость мужику на Николин день, когда поле польет дождичком».

В замосковных селениях с этого дня выгоняют лошадей на ночнину. Для этого вечера из каждого семейства снаряжаются холостые ребята и всем селом провожают их до поля. Для этого дня пекутся пироги с гречневой кашей. Ребята всю ночь проводят в играх. В белорусских селениях бывает на этот день праздник конюхов. Конюхи с подарками и пирога­ми, после угощений, едут на ночлег с лошадьми и целую ночь проводят в гулянии.


10 мая (23 мая). Посев

В селениях Смоленской и белорусских губерниях сеят на этот день пшеницу. Тамошние поселяне говорят: «Кто сеет пшеницу на день св. Симона Зилота, у того родится пшеница аки золото».


11 мая (24 мая). Замечания

В селениях Костромской губернии «замечают, если этот день будет мокрый, то и все лето будет мокрое. В Тульской губернии, по замечаниям поселян, случившиеся в этот день туманы означают также сырое лето. Там же замечают: если солнце восходит в этот день на красном небе, то ожидают лета грозного и пожарного.


13 мая (26 мая). Комарницы

В Рязанской губернии в этот день, говорят поселяне, появляются комары вместе с теплым ветром. Этот день у них известен под именем комарницы. Наши поселяне думают, что комары пред осенью уносятся ветрами на теплые моря и весною опять приносятся на Русь, где всего урожается вдоволь на все души.

В Москве на этот день, в старину, было гулянье на Девичьем поле.


14 мая (27 мая). Прилет птиц

В Тульской и других смежных губерниях утверждают поселяне, что на этот день прилетают из-за теплых морей стрижи и касаточки, а с ними приносится тепло.

В селениях: Московской, Ярославской и Костромской губерний полагают, что с этого дня прекращаются северные ветры. Там говорят: «На день св. Исидора отойдут все сиверы» или: «Как пройдет Исидоров день, так пройдут и сиверы».


18 мая (31 мая). Приметы

По медленному развертыванию дубовых листов в Тульской губернии замечают о будущем урожае ярового хлеба. Там говорят: «Сей овес, когда дуб развернется в заячье ухо. — На дубу лист в пятак, быть яровому так. — Коли на день св. Федота на дубу макушка с опушкой, будешь мерить овес кадушкой. — Не сей пшеницу прежде дубового листа». По­селяне на этот день, увидевши совершенно развернутый дуб, предполагают, что земля принялась за свой род.


Примечания

1 здесь и далее все даты приводятся по старому стилю (юлианскому календарю). В скобках указывается дата по новому стилю (григорианскому календарю).


Смотрите также:

Запись опубликована в рубрике Древняя Русь, История, Народный календарь с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

CAPTCHA image
*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>