Памятный спектакль

театральная маска. логотипПосле нескольких лет работы в Новосибирском театре оперы и балета Алексей Кривченя перешел в Большой театр.

Певец неохотно расставался с городом, где его любили и где по достоинству был оценен его пре­красный голос и выдающийся драматический талант.

Через некоторое время Кривченя, удостоенный почетного звания народного артиста Советского Сою­за, приехал в Новосибирск, но уже в качестве гаст­ролера.

Успешно прошли с его участием «Фауст», «Севильский цирюльник», «Князь Игорь», «Русалка» — артист неизменно был в отличной вокальной форме, его большой красивый бас звучал широко и могуче, а теплый прием новосибирцев поднимал настроение певца и превращал каждый спектакль в подлинный музыкальный праздник.

В один из дней был назначен «Борис Годунов» с Кривченей в партии царя Бориса.

Кончился первый акт. После сложной сцены ко­ронации, с царственным ее величием и лицемерным смирением, утомленный и возбужденный, певец вошел в артистическую. Сбросив парик и костюм, с трудом «демобилизуясь» из роли, он собирался уже отдохнуть, как вдруг отворилась дверь и в ком­нату явилось чуть ли не все руководство театра во главе с директором.

— К вам просьба, Алексей Филиппович, — не­решительно начал директор.

Кривченя вопросительно взглянул на него.

— Какая?

— Понимаете ли, — замялся директор, — у нас нет Варлаама… Артист, который должен петь эту партию, внезапно заболел…

— Ну что ж, — полушутя-полусерьезно отве­тил Кривченя, — извинимся перед публикой, пре­рвем спектакль, а в следующий раз допоем…

— Это невозможно!

— Уж не хотите ли вы, чтобы я спел Варлаама?

— Вы угадали…

— Да вы что?! Как можно предлагать артисту петь в один вечер в одной опере две такие партии? Что мог позволить себе Шаляпин, не могу разрешить себе я…

— Я понимаю… Но иного выхода просто нет. Кривченя посмотрел на директора, на ведущего режиссера, на заведующего труппой, на дирижера, помолчал, точно взвешивая свои силы, потом сказал:

— Быстрее парик и костюм! Времени в обрез…

А  через пятнадцать минут под сводами театра уже звучала во всю мощь знаменитая песня:

Как во городе было, во Казани,
Грозный царь пировал да веселился…

Так в одном спектакле пел Кривченя и траги­ческую партию Бориса Годунова и партию озорно­го пьяницы и пройдохи — Варлаама.

Спектакль прошел блестяще, певцу устроили овацию и вызывали множество раз.

— Но какой ценой достался мне этот успех?! — признался как-то Кривченя. — Сколько затратил я нервов, сил!.. Стоит вспомнить тот давний вечер —  мурашки по спине бегают! Честное слово!..

Источник: Ал. Лесс. Вторая стихия. М. 1969


Смотрите также:

Запись опубликована в рубрике Искусство, Советский человек, Театр с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

CAPTCHA image
*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>